Загадка миссис Дикинсон (сб.)

Тема

Картер Николас

Николас Картер

К знаменитому сыщику Нику Картеру пришли трое: полный пожилой мужчина, худой пожилой мужчина и молодой человек, которого нельзя было назвать ни худым, ни толстым. Полного мужчину звали Феррис, худого - Стил, а молодого человека - Ричард Стил, он был племянником мистера Стила. Разговор начал мистер Феррис. - Мы все люди занятые, поэтому будем немногословны, - сказал он. - Вы знаете меня, знаете мистера Стила. Мы представляем ювелирную контору "Феррис и Стил" Молодой мистер Стил - наш кассир. Вы также знаете Джорджа Дикинсона, не так ли? - Торговца разными безделушкам и редкостями? - спросил Ник. - Ему вообще незачем торговать. Денег-то у него - на дюжину богачей хватит. Видимо, занимается торговлей только из любви к ней. - Именно так. А миссис Дикинсон - ее вы знаете? - Нет. Слышал только об их свадьбе. Она, кажется, намного моложе супруга. - Ему под шестьдесят, а ей не дашь к двадцати пяти. И она настоящая красавица, честное слово. Представьте себе; черные искрящиеся глаза, смуглая кожа - чистая испанка? Более того, она истинная леди, и по рождению и по воспитанию. Могу похвалиться, что узнаю настоящую леди с первого взгляда. Впрочем, миссис Дикинсон и невозможно спутать с кухаркой. Итак, сэр, наше дело касается ее, и дело это печальное. Можете ли вы поверить, что это прелестное существо больно клептоманией и что она обворовывает нас уже несколько месяцев? - Могу ли я поверить? - переспросил Ник - Все зависит от фактов. - О, факты неопровержимые. Мистер Стил и я, мы сами видели, как она это делает. - Почему же вы позволяете себя обворовывать? - Может быть, мы ошибались, может быть, мы вели себя безрассудно, сказал Феррис, - но только из благих побуждений. Позвольте рассказать вам, что произошло. Это началось в июне, всего лишь через несколько месяцев после их свадьбы. Однажды она пришла к нам в магазин и представилась. В это время я был в магазине. Ее муж торгует с нами уже много лет. Когда нам удается достать что- нибудь особенное по его части, мы всегда даем ему знать об этом, и если сложить вместе суммы сделок, которые мы с ним заключили за последние десять лет, то получится шестизначная цифра. Разумеется, я был очень рад видеть миссис Дикинсон, мне было любопытно на нее посмотреть. Я показал ей наш магазин. Она спрашивала о ценах на различные предметы, но ничего не купила. На следующий день, однако, она вернулась и приобрела драгоценностей... минуточку - Ричард, на какую сумму? Молодой Стил достал книгу и посмотрел в нее. - Первый чек, - сказал он, - был на тысячу восемьсот пятьдесят долларов. - Значит, она заплатила вам чеком? - спросил Ник. - Да, - ответил Феррис, - она дала чек на имя своего мужа. - Чек был правильный? - Разумеется. Здесь и речи нет о простом подлоге, мистер Картер. Это клептомания - безумное влечение к воровству. А свои покупки она всегда делала как полагается. В первый раз, судя по всему, никакой кражи не было. Прежде чем у нас появился повод заподозрить неладное, она еще дважды посетила наш магазин и, покупая что-нибудь, всегда платила чеками на имя своего мужа. И даже тогда мы совсем не были уверены, что это сделала она. Верно, после ее ухода мы недосчитались одного солитера стоимостью две тысячи долларов, но у нас не было никакой уверенности, что именно она взяла его. В самом деле, мне такое даже в голову не приходило. Напротив, я подозревал другого человека и провел небольшое расследование, но оно дало отрицательные результаты. Через несколько недель, когда это расследование еще не было закончено, миссис Дикинсон пришла к нам в магазин в четвертый раз. Она сделала покупки на общую сумму шестьсот долларов и украла другой солитер стоимостью две тысячи восемьсот долларов - это был большой и красивый камень. На этот раз я следил за ней, и хотя я не видел, как она взяла драгоценный камень, в душе я был совершенно уверен, что именно она сделала это. Он был на месте, когда она подошла и стала осматривать поднос с драгоценными камнями, а когда она отошла, его уже там не было. В связи с этим, а также имея в виду предыдущие пропажи, я решил, что нужно что- то предпринимать. Я приказал нашему охраннику поговорить с ней, когда она будет выходить из магазина. Он сделал это самым деликатным образом. Он обратился к ней, сказав, что, пока она осматривала поднос с драгоценными камнями, один из них куда-то пропал и предположил, что камень застрял в складках ее платья. Она немедленно вернулась вместе с ним к прилавку, за которым стоял я, и устроила самую неприятную сцену, какую я когда-либо видел. - Тут мистер Стил-старший сухо и хрипло рассмеялся. - Ладно, - сказал Феррис, - я признаю, что я потерял голову. Она так спокойно держалась, так совершенно разыграла невинность. Короче, я отпустил ее. Я попросил у нее прощения за беспокойство и обвинил во всем нашего охранника. На самом же деле я просто не мог дать приказ арестовать и обыскать миссис Дикинсон. - Если бы она не была так хороша, - с хриплым смешком произнес мистер Стил, - мой партнер действовал бы куда решительнее. - А что я мог поделать? - резко возразил Феррис. - Арестовать ее означало бы чертовски разозлить Дикинсона и потерять его как партнера. И подумайте, в каком положении мы бы оказались в случае ошибки! Был бы ужасный скандал, а вы, разумеется, знаете, мистер Картер, как вредят такие скандалы нашим делам. Каждая ювелирная фирма в этом городе не раз позволяла обкрадывать себя безнаказанно - арестуете одну знатную даму, а это распугает множество клиенток из ее круга. Короче, она выкрутилась. И на меня не обиделась. Она, по-видимому, решила, что я очень прилично себя вел, даже улыбнулась мне... - И ее улыбка стоила двух тысяч восьмисот долларов? - спросил Ник. - Нет, что вы, нет, сэр, - сказал Феррис, покраснев. - Но я был рад хоть так выйти из положения. В ее манерах было что-то такое, что заставило меня не верить собственным глазам. Когда она ушла, я как дурак целый час искал этот солитер по всему магазину. И конечно же, не нашел, потому что он был у нее. Мы долго беседовали об этом с мистером Стадом, и не один раз. Разумеется, мы знали, что Джордж Дикинсон за все может заплатить, и заплатит, если мы убедим его в своей правоте. Я знал также, что, если у этой женщины мания, она будет воровать и дальше, она просто не может остановиться. А это мания, я уверен. Думаю, она берет драгоценности, не сознавая, что делает, и через минуту обо всем забывает. Только так я могу объяснить ее поведение, явное сознание невиновности во время беседы со мной. Она забыла о краже. И воображает себя невиновной. Итак, я был уверен, что она не перестанет воровать, если у нее действительно мания. Тогда мы с мистером Стилом разработали что-то вроде плана.

Мы решили подождать, пока она попытается стащить еще что-нибудь, и позаботиться о том, чтобы нашлось достаточное количество свидетелей, которые смогут доказать ее вину. Мы решили, что не будем ни арестовывать, ни как-либо беспокоить ее, а просто пойдем к мистеру Дикинсону и обо веем ему расскажем. Именно это мы сейчас и собираемся сделать, потому что дело зашло так далеко, что мы не можем больше ждать. Вчера во второй половине дня она снова побывала у нас в магазине. И стащила, ожерелье стоимостью сорок тысяч долларов. Ей-богу! Подумайте только, мистер Картер, мы позволили ей выкинуть такую штуку у нас вод носом! - Почему бы и нет, - сказал Ник. - По вашим же словам, это всего лишь сделка. - Сделка? - Да, вы же абсолютно уверены, что мистер Дикинсон за все заплатит. Я даже позволю себе предположить, что вы надеетесь неплохо заработать на этом. Возьмем, к примеру, ожерелье. Разве вы не продали бы его за тридцать тысяч? А солитеры? Разве вы не продали бы их по цене процентов на пятнадцать меньше той, которую вы мне назвали? Феррис и Стад хором возразили ему. - У них и в мыслях не было наживаться на горе мистера Дикинсона. Они сами столько же заплатили за эти драгоценности. - Предположим, они будут найдены, - сказал Ник, - что вы сделаете? Возьмете их обратно, не говоря ни слова? - Разумеется, разумеется, - сказал Феррис. - Я не сомневаюсь, что они найдутся в комнатах миссис Дикинсон. - Но я не думаю, что мистер Дикинсон вернет их. Он наверняка предпочтет заплатить за них приличную сумму. - Возможно, - сказал Ник, - но какова моя роль? - Мы просто хотим, чтобы вы были вашим советчиком - как детектив, который занимается этим делом. - В обязанности детектива входит узнавать то, чего не знают другие. А вы, господа, знаете все. Ювелиры не заметили легкого сарказма в голосе Ника. - Да, верно, - оказал Стил, - мы знаем все, но тем не менее нам нужен ваш совет. Мы хотим, чтобы вы пошли с нами в контору Дикинсона и поговорили с ним. - Разве не будет намного лучше всем нам, если я незаметно верну вам драгоценности? Потом, в будущем, вы сможете оградить себя от попыток миссис Дикинсон обокрасть вас. И никакого скандала. Но фирму "Феррис и Стил" это не устраивало. Им нужно было срочно побеседовать с мистером Дикинсоном. - Ну, тогда позвольте вам сказать, что вам действительно нужно, - в конце концов сказал Ник. - Вам нужны деньги. Вам позарез нужны наличные, и вы решили, что проще всего получить их с Дикинсона. Феррис и Стил переглянулись, как будто стали свидетелями величайшей проницательности. - Более того, - продолжал Ник, - вы хотите, чтобы я присутствовал при вашей беседе, и если что-нибудь будет не так, вы свалите всю вину на меня, и ваши деловые отношения с мистером Дикинсоном будут спасены. Его собеседники дружно возразили, что вовсе не думали об этом. Они просто хотели, чтобы при их беседе присутствовал человек, который может дать толковый совет. - Хорошо, - сказал Ник, - я пойду с вами, хотя вы меня не переубедили. Что же касается советов, то об этом и речи быть не может. Вы оба, прошу прошения, упрямы, как два мула. Что бы я ни сказал, вы все равно меня не послушаете. Однако это дело меня заинтересовало, и я пойду с вами.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке