The Hunger Games

Тема

========== Глава 1 ==========

Ночь. Тишина. Казалось бы, все идеально. Мир и покой, но на самом деле этой ночью никто не спит. В каждом доме царит страх и боль. Такое бывает раз в году, в одну и ту же ночь. В ночь перед Жатвой. Всех вероятных трибутов поедает страх. Ведь завтра им могут подписать смертный приговор. Я не исключение. Судьба любит меня, наверное, ибо позволила прожить до 16 лет. Но именно сейчас я чувствую, что больше не проживу. Как будто мой внутренний голос кричит мне – завтра ты услышишь свое имя.

Я сглотнул и подвинулся всем телом ближе к стене. Я не мог лежать на кровати, не мог уснуть. Я сидел на полу, прямо напротив окна, и смотрел на звезды. Они были такими красивыми, загадочными. А что, если я вижу их в последний раз?

Я не понаслышке знаю о Голодных Играх. Именно благодаря этой «прекрасной» традиции я потерял мать. Ей было 17, когда она родила меня. Многие ненавидели ее за раннюю беременность, презирали. Именно поэтому ее имя оказалось там рекордное количество раз – 148. Некоторые подходили и бросали несколько бумажек с ее именем. У мамы почти не было шансов. Все и до сих пор говорят – шлюха заслужила такую смерть. Все потому, что она не хотела называть имени отца. Чтобы и его не постигла такая участь. Она пыталась спасти его. И ей это удалось.

Папа часто рассказывал мне эту историю. Как внутри у него все перевернулось тысячу раз, когда он услышал имя – Аманда Эйнсворт. Как будто весь мир ушел из-под ног. Осталась только.. пустота. Трибуты из 12 дистрикта почти никогда не побеждали. Он не смотрел игры. Не мог. И я его понимаю. Когда все узнали, чей я сын, отца очень презирали. «Ты должен был умереть вместе с Амандой» - он слышит и до сих пор. Для меня эта фраза – удар в сердце. Этот человек – единственный, кто меня любит. Он дал мне жизнь, вырастил меня. Когда я терпел унижения – не давал мне пасть духом. Когда я страдал – помогал от боли уйти, дарил радость и счастье. Я мог бы умереть за этого человека. И оскорбления в его сторону еще хуже, чем в мою.

Многие жалуются, что голод – худшая проблема нашего дистрикта. Они ошибаются. Худшая проблема – люди. Они жалуются на бедность, выплескивая свою ненависть на других. Мне не нужно быть на играх, чтобы почувствовать их атмосферу. Она в воздухе постоянно. Каждый день, тебе кто-то желает смерти. Каждый день, ты засыпаешь с мыслью, что можешь не проснуться. И каждое утро просыпаешься, молясь только о том, чтобы дожить до вечера. Никто в открытую тебя не тронет, но позволить умереть с голоду, случайно толкнуть на острый камень, бросить в лесу – такое случалось не раз.

Я просматриваю свою жизнь сейчас, как фильм. В замедленной съемке особые моменты. И я понимаю, что среди них почти не было счастливых. Как меня впервые избили в детстве. Как сломали руку. Как я чуть не умер с голоду. Как заболел отец.

Все внутри сжалось. Я забыл, как дышать. Только бы не заплакать. Нет, никаких слез! Я прикусил губу. Гарри Эдвард Стайлс, ты ни в коем случае не должен быть слабым.

Я пережил многое, и впереди не меньше. Ничто не должно меня сломить. Я помню, как пообещал себе это еще маленьким. В тот момент, когда впервые услышал обиды. Тогда я проплакал несколько дней. Сложно было понять, почему тебя все ненавидят, даже не зная. Почему ненавидят твоих родителей только за то, что они полюбили друг друга. Почему люди ненавидят?

Я задавал себе много вопросов, но никогда не находил на них ответов. Я не сдамся. Так странно, обещать что-то. Особенно самому себе. Ты слышишь свой голос, хриплый и слабый. То, как через слезы проговариваешь слова клятвы. И то, как ты ломаешься, когда не сдерживаешь ее. Каждый раз. Хотел бы я, чтобы это изменилось. Но я не в силах изменить разум человека. Даже свой собственный. Чувствую себя пленником собственных мыслей. Меня окутала их паутина, а я не могу выбраться. Никак не могу.

В дверь постучались. Не дождавшись моего ответа, кто-то вошел в комнату. В одну секунду я подпрыгнул от испуга, но узнав знакомый силует, успокоился.

- Почему ты тут сидишь, Гарри?

Я был справа от моей кровати, и все так же неподвижно смотрел в окно.

- Я думаю.

В абсолютной тишине послышался усталый вздох. Папа пошел ко мне. Он сел рядом и взял меня за руку.

- Все будет хорошо, слышишь? Завтра такой же день, как и все другие. Тебе придется пройти сквозь страх, ненависть, презрение, как и в любой другой день. Да, это все удвоится, а может и утроится, но ты же сильный! Я не видел еще такого же морально стойкого и доброго человека, как ты, сынок.

Теперь я уже не сдерживал себя. Слезы сами начали катится по щекам.

- Я боюсь, пап. А вдруг я уйду, и больше не вернусь? Как ты будешь жить, если потеряешь меня? Я не могу тебя бросить, не могу.

Он убрал кудряшки с моего лба, и вытер слезы.

- Все будет хорошо. Ты не услышишь свое имя. Будет кто-то другой. Парней много. Тем более, ты уже столько лет не попадал на игры, сейчас все будет так же. А если и попадешь, ты выиграешь. Я знаю, что ты сможешь.

Я забрал свою руку из его, и обнял руками свои колени. Как маленький ребенок, я закрылся в себе. В меня верят. Худшее чувство не то, что ты возможно умрешь, а то, что не оправдаешь надежд близких. То, что ты их подведешь. То, что ты их бросишь.

- Я ничего не умею. Разве камушки бросать.

Сквозь слезы и панику, я выговорил эти слова. Я и вправду ничего не умею. Я не могу стрелять из лука, не владею мечом, не отличаюсь особой скоростью или силой. Единственное, что может помочь мне – моя меткость. Но этим никому не навредишь.

- Ты умный, Гарри. Умнее всех других. Ты с детства в лесах, еще когда маленьким убегал от людей. Ты знаешь применение всем травам, как искать себе еду и воду. Ты сможешь спрятаться и выжить. Я в тебя верю. Как бы не распорядилась судьба, я всегда с тобой, а сейчас поспи. Завтра будет долгий день.

Он ушел, оставив меня одного. Я не мог уснуть. Не сейчас. В этот момент я чувствовал свою ущербность, как никогда ранее. Я не смогу. Жаль, что я не могу не придти. Жаль, что не могу спрятаться где-то, от всего мира. Там, где нет ненависти. Там, где нет боли. Там, где нет потерь. Все те же детские, наивные мечты. Все те же переживания. Но чем старше ты становишься, тем отчетливее понимаешь – им не суждено сбыться.

Я еще раз посмотрел на небо. Оно было темным, и лишь маленькие звездочки светили ярко. Луны не было видно, по крайней мере из моего окна. Сейчас я почувствовал себя одной из миллиона звездочек. Одинокой в большом небе. Мой свет – не яркий, как у остальных. Он спокойный, даже тусклый. Я яркий настолько, чтобы остаться незамеченным. Я буду гореть так, пока не угасну насовсем, не оставив и следа.

Стало очень холодно. Я поднялся с пола, и залез в кровать. Я все еще был парализован страхом. Больше, чем даже в первый раз. Тогда меня трусило весь день. До того момента, пока я не услышал, что трибут – не я. Но этот день запомнился мне еще одним моментом. Когда какой-то человек подошел к моему отцу и сказал:

- На этот раз твоему сыну повезло, Роб. Но больше так не будет. Именно он достоин умереть там.

Тогда мне было так больно. Это было худшее, что я слышал на тот момент. И я не мог понять. Я даже не знаю этого человека, так почему он говорит такие вещи?

Моя жизнь – ночной кошмар, от которого невозможно проснуться. А что если смерть , может стать тем самым спокойствием? Когда смотришь на все под другим углом, даже самые ужасные вещи кажутся не такими плохими. Но когда кто-то чувствует боль, решение однозначно плохое.

Я запутался. Запутался во всем. В мыслях, в эмоциях, в моей жизни. Или, если точнее, в моем существовании. Папа прав, стоит заснуть. Утром любой ночной кошмар кажется не таким страшным. Свет побеждает тьму. Я жду света, того лучика, который бы разрушил темноту моей жизни. Жду свою яркую звезду.

Завтрашний день изменит жизнь многих людей. Он принесет облегчение, счастье, боль и страдания. Каждому свое.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора

Похожие книги