Я — хищная. Ваниль и карамель

Тема

Пролог

«Один умирал, настигнутый пулей,

Другой — стрелял из ружья,

Но все мы пили из одного ручья»

Зоя Ященко и Белая гвардия

Пролог

Пламя костра извивалось лентами, а она танцевала.

Помнится, еще давно, когда только узнал Полину, я думал о том, все ли девушки сольвейги такие притягательные. Не все. Но эта рыжая яркая, бесспорно. И любит внимание. Танцует, а сама глядит исподлобья — смотрят ли. Оценивают ли.

Смотрю. И оцениваю. Улыбаюсь.

А сам думаю: зачем я здесь? Барт добр, но все же чувствуется, что я не один из них. Они сторонятся, пугаются чужаков. Хотя тот, другой — Даниил — тут как свой. Я — нет. Но вождь сольвейгов щедро делится знаниями. А я беру — если дают, почему бы не взять.

К тому же она здесь… Смеется неподалеку, я изредка улавливаю отголоски ее смеха. С сольвейгами ей легко, даже грусть из глаз испарилась. А ведь вчера она еще была, и вызывала во мне злость.

У сольвейгов уютно. Тепло.

Впрочем, недостатков тоже хватает. Жизнь в полевых условиях имеет, конечно, свою прелесть, но цивилизация — наше все. И я понимаю Полину, что не осталась.

Хотя она не осталась не потому…

Прошлая ночь все изменила. Не только для меня — уверен, для нее тоже. И я уже не рад обещанию, данному Барту. Впрочем, обещания я не раз нарушал. Заменял другими обещаниями. Умение адаптироваться у меня в крови.

А вот новые способности принесут Полине проблемы, однозначно. Не стоило Барту их открывать… Так было бы проще для меня, бесспорно. А для нее? Она же не сдается. Наделает глупостей, как пить дать.

Ну и пусть. Это уже не раздражает, даже наоборот. Охотники не будут против, особенно если Гектор останется доволен. Охотники ему в рот заглядывают.

А ведь Полина придет и бросит это ему в лицо. Ему и Стейнмоду. Жаль, меня там не будет, люблю такие зрелища.

— Красотка! — восторженный голос выдернул в реальность, и я повернул голову. Раскраснелась. Волосы растрепались, но ей даже идет. И глаза горят, и в них отблески пламени пляшут.

— Что?

— Люсия — красотка, говорю.

— Ну, это да. Несомненно.

— Почему тебя пустили? Сюда, к сольвейгам?

Смотрит подозрительно. Не верит. Правильно, ведь вождь сольвейгов не многим лучше меня. И бесспорно я рад, что она не осталась с ними.

— Тебе не приходило в голову, что мне можно доверять? — произнес я шутливо, но ответа все же ждал. Вчерашняя ночь кое-что изменила, но ближе нас не сделала. Для близости нужно время, и я надеялся, оно у нас есть.

Она пожала плечами и внезапно стала серьезной.

— Я доверяла…

Полина умеет колоться больно. Даже не замечает, как выпускает жало. Для самозащиты. Но я заслужил, поэтому не стал спорить. Просто сказал:

— Не надо о прошлом. Я о нем сожалею.

Положил руку ей на плечо, думал, сбросит. Не сбросила. Смотрела, как танцует рыжая и молчала.

Для меня рыжей не существовало. Никого из них — живущих по собственным законам полухищных, полуясновидцев. Только она. Моя рука на ее плече, которую она не старалась убрать. Ну и наверное, Барт, наблюдающий за нами, прикрытый дымом и искрами от костра. Иногда дым рассеивался, и я видел его взгляд. Немного насмешливый, немного грустный. Исполненный вселенской печали, и за него хотелось сольвейга придушить.

Я не верю в предназначение! Не верю, что ей суждено умереть, а если не умереть, то потерять что-то важное. Это несправедливо. А она, как никто заслуживает справедливости. Счастья.

Даже если не со мной. Хотя если со мной, то всяко лучше. Я не альтруист, а добиваться женщины — нормально для мужчины.

И все же бесит, ведь Барт не признается, что ее ждет. Что придется отнять, чтобы сохранить ей жизнь? Чем пожертвовать? И что вообще может быть хуже драугра?

Охотники? С ними Полина и сама справляется неплохо. Ясновидцы? Так нашелся способ борьбы. Эрик? Что если он потеряет контроль и причинит ей вред? В этом есть резон, в прошлом он не особо отличался сдержанностью. В прошлом, но теперь…

Нужно рассмотреть все варианты. Думай, ты же умеешь, Влад!

Но мысли плавились в том самом костре, а его отголоски танцевали первобытный танец в карих глазах Барта. И показалось, все, что я могу представить — ничто по сравнению с тем, что грядет.

Полина вновь улыбалась, не подозревая о моих тревогах. А зеленое платье Люсии извивалось на прохладном сентябрьском ветру.

Глава 1. Ясновидец

Дэн приехал рано. Вернее, сначала позвонил и разбудил меня, а потом уже приехал. Сказал, это очень важно и не телефонный разговор.

Я встретила его в саду. Я любила сад скади, вернее, не сад даже, а пролесок — он начинался за домом небольшой лужайкой с редко разбросанными на ней ивами. Лужайка смыкалась дубами — настолько мощными, что казалось, им лет по сто. По словам Томы, они осыпались по осени рыжей листвой и швырялись желудями. Вглубь пролеска вела тропа — широкая, мощенная камнем. А по обе стороны дремали скамейки.

На одной из них и ждал меня Дэн. Когда я подошла, он встал и поклонился.

— Привет, правительница скади, — шутливо поприветствовал меня. — Ты уже привыкла к новым обязанностям?

— Я их делегировала, — улыбнулась я. — Истинному вождю.

— Алан так быстро повзрослел?

— Лучше. Его отец вернулся из кана.

— Ого, — присвистнул Дэн. — То-то я смотрю, ты вся светишься! И где же он? Хотелось бы познакомиться со знаменитым Эриком, побывавшем в кане и изощренно убивающем охотников. — Он увидел мой недовольный взгляд и выставил вперед ладони в примирительном жесте: — Я лишь повторяю, что о нем говорят.

— Познакомишься, если задержишься ненадолго. Эрик во Владивостоке по делам.

— У меня есть новости для тебя, — внезапно посерьезнев, сказал Дэн и усадил меня на лавочку. — От Барта.

— Что-то случилось? — насторожилась я. — С ним или с Люсией?

— С ними все окей, а вот с тобой… Гектор нашелся и он в Липецке. Поселился тут со своим кланом, собирает ясновидцев со всего города под свое теплое крылышко. — Дэн поморщился. — Не очень хорошее соседство, Полина.

— Ника! — вырвалось у меня. Глеб же говорил совсем недавно, что она нашла себе покровителя. Теперь понятно, какого. Опасные связи, особенно для Глеба.

— Чего? — не понял Дэн.

— Ничего. Это я так, о своем. Чего хочет этот Гектор? Зачем приехал?

— Барт не знает точно. Тебе ли не понимать, насколько туманными бывают видения. Но он видел опасность для тебя. Не стоит дразнить судьбу и встречаться с озлобленным ясновидцем. И еще… — Дэн огляделся, словно Гектор или его помощники могли подслушивать в кустах. Они не могли — дом скади отлично защищен. — Передай своим, чтобы не питались в черте Липецка. Даже за деньги. Даже если сам смотритель позволит. Гектор не потерпит такого в своем городе.

В своем городе? Серьезно? С каких пор он стал его? Пусть валит в свою Москву, а этот город — наш!

Но вслух я сказала:

— Передам.

— И это… нехорошо сейчас быть одной. Видения не придут вне племени, а они иногда могут предупредить об опасности. Это совет лично от меня. Как от одиночки. Да и Гектор в Липецке — угроза не только для тебя, а для всех хищных, что здесь проживают. Пророчица хищных городу не помешала бы.

— Предлагаешь мне посвятиться?

— А твой мужчина против? — Он изогнул темную бровь.

— Нет, наоборот… Это я все еще сомневаюсь.

— Лучше бы тебе решиться все же. Убийца, нанявший человека, никуда не делся, уверен. А быть под крылом такого сильного вождя, как Эрик Стейнмод, все же лучше, чем одной.

— Какой замечательный совет!

Эрик появился, как всегда неожиданно, со спины. Присел сзади, обнял меня и протянул руку Дэну.

— Эрик.

— Даниил, — ничуть не смутился Дэн.

— Тот самый, кто спас эту юную леди?

— На самом деле я опоздал… немного. Если бы не заболтался кое с кем, она бы и испугаться не успела.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке