Пятая колонна

Тема

Ричард Мэтсон

Пустынная поверхность этой планеты дала интересные образцы минералов и фауны, и Кирк был занят разбором контейнеров для телепортации на "Энтерпрайз", когда порыв ледяного ветра швырнул горсть песка ему в лицо. Рядом с ним Зулу, державший на поводке кроткое собакоподобное животное, поежился.

– Температура начинает падать, капитан.

– Ночью доходит до минус 250, – сказал Кирк, мигая, чтобы удалить песок из глаз. Он потянулся было, чтобы потрепать животное, но вынужден был резко обернуться на крик. Техник-геолог Фишер свалился со скамьи, на которой работал. Его комбинезон был запачкан липкой желтоватой рудой от плеч до самых ног.

– Повредил себе что-нибудь? – спросил Кирк.

– Руку порезал, сэр, – поморщился Фишер.

Порез был глубоким, просто ужасным.

– Отправляйся в лазарет, – приказал Кирк.

Фишер послушно снял с пояса коммуникатор. В отсеке телепортации "Энтерпрайза", Скотти, получив запрос на перемещение, сказал:

– Хорошо. Фокусируюсь на вас, – он повернулся к технику по телепортации Вильсону, стоявшему у консоли. – Разряд!

Но едва Фишер стал материализоваться из туманного сияния, над платформой на консоли вспыхнул предупреждающий красный свет.

– Включить синхронизацию! – поспешно приказал Скотти. Вильсон щелкнул тумблером. Красный свет погас.

Фишер, обретя плотность, сошел с платформы.

– Что произошло? – спросил Вильсон.

– Оступился, – ответил Фишер.

Вильсон присмотрелся к желтым пятнам на его комбинезоне. Несколько хлопьев упало на пол.

– На чем оступился? – поинтересовался Вильсон.

– Не знаю – что-то вроде мягкой руды.

Скотти потянулся за сканирующим устройством и провел им по комбинезону.

– Эта руда магнитна, – сказал он. – Смените вашу форму, Фишер.

– Есть, сэр.

Нахмурившись, Скотти осмотрел консоль.

– Эта штука разъедает металл. Мне это не нравится, – проворчал он Вильсону.

Голос Кирка отвлек ею внимание.

– Капитан Кирк готов к перемещению.

– Момент, капитан, – Скотти снова проверил консоль.

– Сейчас, кажется, порядок, – сказал он Вильсону. – Но будем действовать с удвоенной осторожностью. Сходи за синхронометром. – Вернувшись к микрофону, он сказал:

– Порядок, капитан. Фокусируюсь на вас. – И он активировал телепортатор.

К гулу аппаратов примешивался незнакомый воющий звук. Поспешно сняв настройку, Скотти решил сообщить Кирку о том, что отменяет перемещение. Но процесс уже начался. Инженер с беспокойством взглянул на приемную платформу. Там, окруженный мерцанием, стоял Кирк, непривычно бледный, с тревогой в глазах. Когда он сошел с платформы, ноги его чуть не подкосились. Скотти подбежал к нему.

– Что случилось, капитан? Дайте-ка я вам помогу.

– Немного кружится голова. Наверняка ничего серьезного. – Он огляделся. – Отсек не останется без присмотра, если вы меня проводите?

– Нет, сэр. Вильсон сейчас вернется, я его послал за инструментом.

Дверь за ними закрылась. Над платформой снова поднялось искристое марево, и в нем стала появляться какая-то фигура. Когда она обрела плотность, это была точная копия Кирка – кроме глаз. Это были глаза бешеного зверя, выпущенного из клетки.

Он осмотрелся по сторонам, напряженный, словно в ожидании нападения. Вильсон, открыв дверь, немедленно почувствовал это напряжением и спросил:

– Вы в порядке, капитан?

Ответом ему было гортанное рычание. Двойник снова окинул взглядом помещение в поисках выхода. Он облизал сухие губы и вдруг заметил дверь, которую Вильсон оставил открытой.

В коридоре Кирк сказал:

– Дальше я сам. Вы, Скотти, лучше возвращайтесь назад.

– Есть, сэр.

– Спасибо за помощь.

– Вы бы дали доктору Мак-Кою осмотреть себя, капитан.

– Хорошо, инженер. Пусть осмотрит мои двигатели.

Идти было недалеко. За углом он столкнулся с Мак-Коем.

– Думаю, нам необходим светофор на этом пере… – Мак-Кой осекся при взгляде на капитана. – Что с вами случилось?

– Не знаю, – ответил Кирк.

– У вас такой вид, будто вы врезались в стенку.

– Это ваш официальный диагноз?

– Да плевать на диагноз. Идите и ложитесь. Мне нужно осмотреть одного симулянта, а потом я вернусь и осмотрю вас.

– Если сможете меня найти, – сказал Кирк и двинулся по коридору. Мак-Кой проводил его удивленным взглядом.

Затем он поспешил в лазарет к ожидавшему его Фишеру.

Тот уже сменил испачканный комбинезон. Мак-Кой промыл раку на его руке.

– Похоже, придется немного отдохнуть, маленькие каникулы, а?

Фишер ухмыльнулся. Мак-Кой, осушая порез тампоном, оглянулся на звук открывшейся двери.

Дубль заговорил сразу же.

– Бренди, – сказал он.

Это требование и манеры копии Кирка были совершенно нехарактерны для оригинала. Но присутствие Фишера несколько смягчило удивление Мак-Коя. Он решил не обращать внимания на требование.

– Не спешите приступать к работе, – сказал он Фишеру. – Смачивайте повязку вот этим антисептиком, возьмете пузырек с собой.

– Да, сэр, – Фишер поднял перебинтованную руку. – Не так плохо, капитан.

Замечание повисло в воздухе. Мак-Кой обернулся к дублю и знаком позвал его войти в кабинет.

– Садитесь, Джим, – произнес он. – Думаю, нам лучше…

Он осекся. Двойник уже стоял у запертого шкафа со спиртным, вцепившись ногтями в его дверцы.

– Я сказал – бренди! – прошипел он.

Мак-Кой ошеломленно вытаращился на него. Дубль ощерился, не в силах открыть шкаф. Обеспокоенный Мак-Кой нервно попытался еще раз.

– Сядьте, Джим.

Дубль содрогнулся. Он опять издал яростное шипение.

– Дай мне выпить!

– Да что с… – начал было Мак-Кой. Он увидел, что нервно скрюченные пальцы готовы разбить стекло в дверце шкафа.

– Джим! – закричал Мак-Кой.

Двойник развернулся, сжав кулаки, Мак-Кой едва увернулся от удара. Он попытался взять себя в руки.

– Хорошо, я дам вам бренди. Сядьте! – но ему не удалось осуществить свое намерение. Как только дверца была отперта, он был отброшен в сторону, и двойник, сжимая бутылку в руках, бросился к двери.

– Выпейте это в своей каюте, Джим! Я зайду к вам через…

Дверь с грохотом захлопнулась.

Мак-Кой, подойдя к экрану внутренней связи, нажал кнопку. На экране возникло лицо Спока.

– Мистер Спок, не происходило ли чего-нибудь необычного на поверхности планеты?

Холодный голос ответил:

– Один небольшой инцидент, который наверняка не очень обременит ваши выдающиеся таланты целители.

Мак-Кой был слишком взволнован, чтобы попасть на этот крючок.

– Капитан имел к нему отношение?

– Нет.

– Так. С ним что-то не то. Он только что покинул мой кабинет, ворвавшись, как бешеный.

Этот бешеный, продвигаясь по коридору, почувствовал вдруг желание выпить в одиночестве. Ближней к нему оказалась дверь с табличкой "Старшина Дженис Рэнд". Двойник тронул ее, что-то прикидывая, и скользнул внутрь. Тут он откупорил бутылку, опрокинул ее и отхлебнул огромный глоток. Довольный рык вырвался у него. Бренди слишком приятно щекотал горло, чтобы удержаться от следующего глотка. Глаза полузакрыты в чувственном наслаждении, – теперь это было лицо настоящего Кирка, свободное от подавленности и напряжения. Самоконтроль и дисциплина читались на нем.

Кирк еще не вполне оправился от своего загадочного приступа. Оказавшись в своей каюте, он снял рубашку и стал массировать нывшие шею и мускулы плач. Когда в дверь постучали, он отозвался:

– Да?

– Спок, сэр.

– Входите, – Кирк нажал кнопку замка.

– Доктор Мак-Кой просил меня заглянуть к вам, сэр.

Надевая рубашку, Кирк спросил:

– Почему вас?

– Только доктору Мак-Кою известен ответ на этот вопрос, сэр.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке