Драконье золото

Тема

Новинки и продолжение на сайте библиотеки

========== Пролог ==========

Или знакомство с героями

В этом тяжёлом, тягучем, до невозможности прогретом возле горячего камина воздухе дым от трубки рассеивался очень медленно. Усы и окладистая черная борода короля поблескивали от капель пота, стекающих по лицу, но мужчина не замечал жара, полностью погруженный в свои раздумья. Скрипнула дверь, в проеме показалась взъерошенная голова молодой помощницы повитухи, которая, слепо щурясь, пыталась выхватить взглядом фигуру правителя в полутемной комнате.

— Ваше Величество, девочка! — торжественно и как-то особо громко в доселе тихой комнате объявила помощница, улыбаясь во весь рот.

Король нахмурился, вынул трубку изо рта, сделал несколько неуверенных шагов вперед, а затем, срываясь на неподобающий для королевской особы бег, поспешил в покои супруги. Оказавшись в хорошо освещенной комнате, мужчина увидел королеву с искаженным от боли лицом. На ее побледневших губах застыл беззвучный крик, руки крепко сжимали предложенное повитухой и лекарем покрывало. Сорочка вымокла от пота и прилипала к телу, обрисовывая все еще стоявший живот роженицы. В углу испуганная служанка, — совсем еще девчушка, — держала на руках маленький кричащий сверток, в котором угадывался младенец. Первенцем короля Филандера стала девочка. Но сейчас мужчину привлекал больше не его ребенок, с которым было все в порядке, а мучившаяся в схватках жена.

— Будет второй, Ваше Величество, — учтиво склонив голову, обратился к королю лекарь. Повитуха согласно закивала и косо поглядела на Филандера. Этот взгляд красноречивее всех слов говорил о том, что мужчине нужно выйти из комнаты. Король понимающе кивнул, слабо улыбнулся жене и вышел, прикрыв за собой дверь. Стражи в этом коридоре не было, и Филандер еще немного постоял у двери, содрогаясь каждый раз от звучавших криков своей жены.

Ему повезло больше, чем многим другим коронованным особам. Филандер влюбился в дочь графа, и ему было позволено взять ее в жены. Девушка полностью оправдывала свое имя — Алгая, что значило «блестящая». Она будто светилась изнутри, одетая в изысканное бальное платье, подчеркивающее ее простую красоту. Без одежды Алгая выглядела еще лучше, и через год после их свадьбы королева обрадовала супруга известием о своей беременности. Единственное, что печалило Филандера, скорая смерть отца, так и не успевшего посмотреть на внуков. Старый король был тяжело болен уже на момент свадьбы сына, и все лекари как один пророчили ему скорую смерть. Он тоже полюбил свою невестку, приняв ее как родную дочь, и был очень рад, что сын его обрел свое счастье. Однако как король он не достиг больших высот, и их королевство не славилось особой мощью, только своими прекрасными лугами, на которых паслись овцы. Так Филандеру досталось небольшое царствие с налаженной торговлей шерстью соседям. Войско было откровенно маленьким и не особо умелым, и хотя из казны поступало достаточно золота на его содержание, никто не стремился стать рекрутом.

Дверь распахнулась, и в коридоре показалась служанка с новорожденной принцессой на руках. Она спешила передать ребенка кормилице и приступить к поиску еще одной, которой достанется следующий отпрыск короля. Филандер тяжелой поступью прошел в соседнюю от покоев комнату и остался там, вновь раскуривая трубку. Король переживал за свою супругу даже больше, чем за детей, боясь сойти с ума от горя, если с Алгаей что-нибудь произойдет во время родов. Он хотел отогнать от себя хмурые мысли, вспоминая кого-нибудь из сегодняшних крестьян, пришедших поведать о своих бедах. Впереди была еще неделя аудиенций с королем, но простой люд забил тронный зал плотнее, чем при отце, и все жаловался и жаловался. Действительно, этот год выдался неурожайным, но даже в королевских подвалах было недостаточно зерна и овощей, чтобы наполнить пару мешков каждому крестьянину. Филандер всерьез подумывал о размере выдачи помощи, все больше склоняясь к мешочкам такого рода, в которых носили хлеб путники. Часть полей должно было покрыть это количество, а остальное было делом крестьян, пусть они сами завяжут пояса туже и перетерпят последний месяц зимы. Она выдалась теплой, но снежной, что сулило выходом всех рек из берегов и последующем подтоплении поселений, но жители деревень сами знали, как укротить разбушевавшуюся стихию. Другой проблемой могли стать драконы, время от времени залетавшие на территорию государства, привлеченные горным массивом по соседству с вечно воющим королевством. Пока летающие ящерицы не проявляли агрессии, практически сразу снимаясь со скал и удаляясь за горизонт, но нельзя было быть совершенно уверенным в том, что они не решат разгромить стада, от которых зависело благополучие подопечных короля.

Филандер достаточно глубоко погрузился в свои раздумья, чтобы вздрогнуть при появлении лекаря. Тот выглядел усталым, и королю стало не по себе.

— Вы стали отцом дважды, примите мои поздравления, — лекарь учтиво поклонился. — Оба ребенка абсолютно здоровы и сейчас со своими кормилицами. Ваша супруга отдыхает в своих покоях.

Филандер рассеяно кивнул и поспешил к Алгае. Она все так же лежала в своей кровати, укутанная одеялами и переодетая в сухую ночную рубаху. Бледная и изможденная королева улыбнулась супругу и протянула к нему руку. Филандер поспешно сел на край ложа и сжал ладонь любимой в своей, вглядываясь в поблескивающие в свете свечей зеленые глаза.

— Второй - мальчик, — чуть хриплым голосом тихо сказала Алгая, улыбаясь. Мужчина коснулся ее ладони губами в жесте благодарности.

— Настоящий подарок тебе, любовь моя, — устало прикрывая глаза, шепнула королева. — Назовем его Доросом, устроим в честь принца шумный праздник. А девочку - Фроной, в честь твоей матери. Прекрасного ей сына удалось вырастить.

На этих словах королева провалилось в сон, все еще сжимая руку супруга. Король поднялся с кровати и нагнулся к спящей жене, целуя ее в лоб.

— Ты мой единственный подарок, прекрасная Алгая. Отдыхай.

Десяток пажей бегали по саду, сталкиваясь друг с другом, оглушая всю округу отборной руганью, на которую были способны мальчуганы четырнадцати лет. Их светлые костюмы были выпачканы в грязи и траве, но сейчас это их нисколько не заботило — пажи потеряли детей короля. Старшая — принцесса Фрона — полностью оправдывала свое имя, ведь с самого того момента, как девочка пошла и начала говорить, никто не был ей указом. Мальчик же, принц Дорос, был спокоен и очень мил, никогда не перечил отцу и матери, сносно справляясь с обязанностями коронованной особы уже в детстве. Король и королева уделяли огромное внимание воспитанию сына, но топили в нежности дочь, поэтому Фрона отличалась избалованностью и самовольностью, а Доросу нравилось потакать капризам любимой сестры.

Вот и сейчас двойняшки сидели на ветке самого высокого дерева в саду, свесив ноги вниз и помахивая ими. В кармане маленьких бридж Дороса лежали небольшие яблоки, в складках пышного платьица принцессы была спрятана маленькая буханка хлеба, вымоленная у дородной кухарки. Против мольбы в больших зеленых глазах Фроны не было приема ни у одной из служанок, а если рядом крутился Дорос, такой же светловолосый и чуть кудрявый, вторя изумруду глаз сестры, то просьбы выполнялись с молниеносной скоростью. Кормилицы шутили, мол два волчонка в шкурах ягнят, но королевские дети пока еще ни разу не перегнули палку и не устроили дебош. Хотя какие их годы — на двоих им было десять лет.

— Может, выйдем? — выуживая из кармана яблоко для сестры, посмотрел вниз Дорос.

— Вот еще, — весело фыркнула девочка и с удовольствием откусила сочную мякоть.

Один из пажей, нюня Ганс, уже шмыгал носом и стенал, что их всех повесят, вначале обесчестив. Остальные по разу отвесили подзатыльник или тычок в бок, но даже детский взгляд улавливал ту перемену, присущую смене настроения пажей. Младшие слуги были напуганы, ведь раньше принц и принцесса находились быстрее. Фрона фыркнула и толкнула брата, привлекая внимание к кудрявому новенькому пажу, который опустился на четвереньки и заглядывал под каждый куст. Но девочка не рассчитала силы, и принц свалился с ветки на землю, мужественно сохранив молчание. Хрустнули кусты излюбленного шиповника королевы, и пажи бросились к дереву. Ганс, все так же причитая, бегло осматривал уже поднявшегося на ноги Дороса на наличие ссадин и переломов. Мальчик только вяло отмахивался, хмуро косясь на хохотавшую над головой сестру. Пажи провели еще долгое время под деревом, моля принцессу слезть.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке