Чего хотят демоны (59 стр.)

Тема

Его оппонент, молодой итальянец, одетый в синее, ошалев от не только размахивающего длинным кинжалом, но и заговорившего кота, в страхе отступил и бросился в церковь. Зуб даю — отмаливать грехи, за которые дьявол пришёл к нему в образе воинственного домашнего мурлыки. Это бегство послужило сигналом для остальных, драка закончилась так же неожиданно быстро, как и началась.

Да Винчи мы нашли быстро. Алекс выяснил, где его дом и как туда пройти, ещё в процессе потасовки у своих спарринг-партнеров.

— Что-то мы не вовремя, час ночи. Может, он спит уже?

Но свет в окне горел.

— Трудится, — удовлетворённо заметил Пусик, — как все гении по ночам, когда окружающие не достают.

Входная дверь была незаперта, и мы поднялись по лестнице на второй этаж, где он снимал квартиру. Ни один слуга нам по пути не встретился и не попытался нас тормознуть. Командор постучал в дверь, я перестала дышать от волнения.

— Открыто!

Великий мастер стоял перед мольбертом, сбоку от него был заваленный всяким хламом рабочий стол, левой рукой он водил кистью по холсту, а правой споро собирал макет чего-то смахивающего на дельтаплан с пропеллером.

— Буона сера! Мы к вам, маэстро, и вот по какому делу…

Долго объяснять ему, что мы из будущего, не пришлось, он уже давно для себя вывел математическое доказательство возможности перемещения во времени, как он сразу же нам и сказал. И что поверил бы нам, даже если бы мы не показали ему переходник, который продемонстрировали в доказательство, что не врём, а по одному нашему признанию. Ибо такого «вранья» даже от сумасшедшего современника не услышишь, ведь это равносильно признанию в пособничестве дьяволу. А значит, мы не врём. Железная логика.

— Вам надо вернуть первоначальный вариант бестиария, а не тот, что вы написали или напишете под влиянием беседы с этим молодым господином, моим мужем. Забудьте всё, что он вам наговорил. Это всё неправда!

Алекс в ответ на обращённый к нему вопросительный взгляд учёного, виновато кивнул.

— Извините, спьяну нёс полную чепуху, — покаялся он, решив не вдаваться в подробности о своём происхождении и невозможности вовремя получить полноценное образование.

— Я действительно начал писать бестиарий для герцога Людовика Сфорца. На самом деле у меня уже шесть тысяч листов заметок на всякие разные темы. Никак не найду времени сесть и хотя бы часть из них подготовить к изданию…

— Значит, в будущем, — я уж не стала говорить «после вашей смерти», чтобы не напоминать о неприятном, — кто-то издаст их за вас и загребёт себе денежки.

— Сие было бы прискорбно. Золото мне и самому нужно. Я тут как раз разработал новую модель летательной машины и буду опять просить в письме моего покровителя герцога Сфорца прислать деньги на его постройку, на мост же он мне выделил средства. Правда, с тех пор не дал ни гроша.

— Прискорбно, но вы не забудьте нашей просьбы.

Седой художник рассмеялся:

— Да, но я речь о деньгах завёл не просто так…

Кот начал падать в обморок, решив, что он с нас тянет дивиденды. Но да Винчи с застенчивой улыбкой, которая явно сводила с ума девчонок лет двадцать назад, а меня и сейчас загипнотизировала, продолжил:

— Конечно же я не столь наивен и знаю, что журавли по ночам не держат в лапе камень, чтобы, если заснут на страже своего короля, камень упал и раздался такой шум, что они вновь проснулись бы и заодно перебудили всё болото. И короля у них конечно же нет, в этом они умнее нас. И яд василиска не поднимается по копью и не повергает в прах поразившего его всадника вместе с лошадью. А только лишь убивает взглядом, а когда ему некого убивать, пристально смотрит на растения, отчего они увядают.

Мы трое переглянулись, но решили промолчать. У всех у нас свои недостатки и странности, чего цепляться к мелочам.

— Но кого это волнует? Народу подавай удивительных чудес, как и моему сиятельному покровителю. И чем фантастичнее, тем лучше. А на издание такой книжки он мне выделит средства, которые я потихоньку потрачу на мою летательную машину или на миномётное устройство. Одно из двух. И если вы, друзья, найдёте время, чтобы рассказать мне ещё десяток таких историй, я буду век вам благодарен.

— А картину подарите? — поторговалась я. Так, чисто на всякий случай…

— Они мне трудно даются, могу лишь немного уступить в цене. Но вот бутылку кьянти в подарок — пожалуйста! Ну так как? Что-нибудь интересное из вашего будущего? Кстати, институт папства себя уже изжил?

— Увы, по нашим сведениям, останется до скончания веков.

— Я так и думал.

Короче, ничего менять он не собирался и оставил все бредни моего мужа как есть, потому что за лёгкую литературу всегда платят лучше, чем за серьёзную. Что, кстати, верно, по себе знаю, потому и пишу…

Мы начали прощаться, понимая, что пора уходить, час поздний, и так оторвали гения от работы, но бесцеремонный кот остался ещё на две минуты, он закрыл за собой дверь и о чем-то стал шушукаться с хозяином. Я приникла ухом к замочной скважине. Стальной Коготь обещал заглянуть на днях и выдать «чудеснейшую» информацию о пылесосах, машинках для удаления волос из носа и кедах на каблуке! Но только чтобы его имя было упомянуто в сносках. Так сказать, оттиснуто золотой вязью.

— Сам говорящий кот с двумя высшими образованиями и званием профессора с таинственным именем агент 013 займёт почётное место в моём бессмертном бестиарии, — довольно потирая руки, бормотал мэтр, когда наш серый напарник с видом триумфатора выходил к нам. — И что главное — в отличие от слона он существует!

Кажется, по возвращении в книге об обычных и мифических животных мы сможем найти статью о нашем великоучёном напарнике, и, кто знает, может, даже с портретом кисти самого великого Леонардо! Профессор, конечно, окончательно зазнается, но, с другой стороны, у меня будет повод чаще щёлкать его по носу…

Послесловие

А знаете, тенденция, однако. Или традиция — кому как больше нравится. Зима — это Новый год, весна — пора любви, лето — долгожданный отпуск, осень — новый сборник рассказов славянских писателей-фантастов, друзей Андрея Белянина. Этот третий, между прочим. Лица всё знакомые, но среди них есть и те, кто дебютирует в этой компании единомышленников, и те, чьё творчество российские читатели открыли для себя благодаря хорошему вкусу и неугомонности Андрея. Польша, Болгария, Чехия, конечно, Россия — думаете, легко поднимать в одиночку литературное единство наших славянских народов? Труд Андрей проделал колоссальный, но ни останавливаться на достигнутом, ни почивать на лаврах не собирается. А собирается, ведомый зовом родственной крови, снова в путь — пока на Балканы, ну а там видно будет…

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке