Наследство колдуньи

Тема

Мирей Кальмель

Хроники ведьм

Предисловие

Подобно молнии, разрывающей тьму, вспыхнула книга «Хроники ведьм. Песнь колдуньи» — дебют писательницы Мирей Кальмель, мастерицы «приготовить» фэнтези погорячее по своему фирменному рецепту. Не успел читатель выйти из одного эмоционального шока, как талантливая француженка сразу же повергла его в следующий: вышел в свет роман «Хроники ведьм. Наследство колдуньи», который вы держите в руках.

Впрочем, это потрясение было ожидаемым. И желаемым всеми, кто по-хорошему «запал» на «Хроники ведьм».

Борьба между злом и добром разгорелась с невероятной силой. Дьявол принимает облик людей, люди проявляют мистическую самоотверженность, бессмертные становятся смертными… Черты классического исторического романа в нужный момент берут верх. Мирей Кальмель глубоко погружает заинтересованного читателя в пучину страстей средневековья.

Внезапно вы ощущаете холод крепостных стен на острове Родос… Вместе с героями книги присутствуете на аудиенции у Великого магистра могущественного рыцарского ордена госпитальеров, а после нелегкого путешествия по морю высаживаетесь на побережье Фракции. С отрядом воинов, на одеянии которых выделяются кресты, сопровождаете плененного принца, наследника султана Османской империи.

Это сплав невероятных приключений, который переносит героев романа из настоящего в прошлое, из мира людей на Великие Земли и волшебный остров Авалон.

А противостоять приходится не только смертоносной стали клинка, но и чудовищной силе злых фей и гарпий.

В этой безжалостной схватке на пути к цели — разгадке древнего пророчества — смертным героям помогает всепобеждающая сила любви, идеалы мужества и чести.

Вы держите в руках увлекательный мультижанровый роман. В нем и крутой замес фэнтези, и горячая любовная мелодрама, и стилистика приключенческого романа, и глубоководное плавание по историческим эпохам.

Свежеприготовленный продукт с творческой кухни Мирей Кальмель понравится и тем, кто любит литературный микс, и тем, кто предпочитает смаковать каждое блюдо в отдельности. Увлекательного вам путешествия!

Моей бабушке по материнской линии, которая жила в поселке Сорсо, на Сардинии

18/20[1]. И снова ваше сочинение, как по своей конструкции, так и по духу, очень напоминает незаконченный роман.

Прошу, переработайте его!

Жак Бессьер, преподаватель французского и латыни в коллеже Pablo Picasso de Martigues. Замечание к сочинению, написанному автором в четвертом классе коллежа.

Спасибо, дорогая Мирей, за ту моральную поддержку, которую даете мне Вы и Ваш роман. Каждый раз, когда ко мне приближается смерть, я думаю о ваших героинях. Не знаю, сколько времени я еще смогу бороться, но, когда придет мое время покинуть этот мир, я знаю, что рядом со мной будет не только Она, но и Вы.

Я уйду с улыбкой и любовью в сердце. Продолжайте писать…

Из последнего письма Кароль Гастальди, которую я про себя называю Мужественной.

От автора

Создавая вторую книгу, я думаю о них — о тех, кто не унывает, старается улыбаться вопреки всему и проявлять сочувствие, даже когда смерть уже стоит на пороге, о героических персонажах моей настоящей жизни.

Хочу, чтобы роман был достоин своих героев — исполненным веры и надежды, уверенности в том, что нам многое под силу изменить, побуждающим бороться и идти к цели.

Глава 1

«Подумать только, прошло целых пять месяцев! Мы все очень по тебе скучаем, моя малиновка! С приходом зимы жизнь здесь, в Сассенаже, течет медленнее обычного. Ты это знаешь лучше, чем кто бы то ни было, поэтому не удивишься, если я скажу, что мэтр Жанисс вспоминает тебя чуть ли не каждую минуту, и мне приходится бранить его, чтобы он не слишком раскисал. Но довольно об этом. Из твоего последнего письма я узнала, что ты занимаешь особое место в свите нашей юной госпожи, дочери барона. Для меня это приятная новость. Я знаю, что и твое сердце ждет новостей о Матье, но ни я, ни даже его отец до сих пор не знаем, где он скрывался после твоего отъезда. Он вернулся вскоре после Рождества, это самое главное, и, никому не сказав ни слова, занял свое место возле печей. Конечно, ему приходится нелегко, потому что управляться с лопатой левой рукой не так сподручно, но не о том сейчас речь. Словом, Матье усердно работает и помогает советами своему младшему брату. Втроем с отцом они трудятся не покладая рук. Я была бы рада сказать, что он думает о тебе, но не хочу тебя обманывать. Меня он, сказать по правде, сторонится, а когда мэтр Жанисс неуклюже намекнул пару раз на то, что между вами было, Матье сразу выбежал из кухни. Раньше он был таким веселым парнем, а теперь характер у него испортился, наверняка из-за этой скверной истории. Если он и улыбается, то только когда сам насмехается над своей немощностью. Его жизнерадостность исчезла вместе с тобой. Но не вздумай себя в этом винить. Все складывается так, как и должно быть, и мы с тобой обе знаем, что все рассудит только время. А пока поступай, как тебе велит твоя душа и разумение. Береги себя!»

Жерсанда написала письмо пятнадцатого февраля 1484 года. В замок Бати, находящийся в Руайане, оно попало двадцать пятого февраля.

Альгонда свернула послание матери и спрятала в сундук, в котором с момента своего приезда в замок хранила личные вещи, благо их было совсем немного. Их с Филиппиной де Сассенаж комнаты сообщались посредством резной деревянной двери и имели все возможные удобства, включая смежные со спальнями маленькие уборные, спланированные архитектором в специальных выступах в стене, под которыми находилась сточная канава. Юная госпожа засыпала Альгонду подарками — платьями из тончайших тканей, дорогими притираниями и прочими дамскими безделушками — под предлогом, что ее горничная должна выглядеть достойно всегда и всюду. Альгонда понимала, что все эти знаки особого расположения госпожи к своей служанке, избыточные и неуместные с точки зрения любого представителя дворянского сословия, преследовали только одну цель: поскорее заставить ее забыть Матье и тот факт, что они расстались по воле юной дочери барона. Ни разу в разговоре ни служанка, ни ее госпожа не вспомнили о расстроившейся свадьбе и о нападении ястреба. Обстоятельства изменились. Жизнь изменилась. Филиппина легко «перевернула страницу», чего нельзя было сказать о служанке.

Альгонда провела рукой по своему выступающему животу. В последнее время она заметно поправилась. За столом она заставляла себя есть как можно больше, а потом, уединившись, вызывала у себя рвоту, — чтобы никто не заподозрил неладное, пока ее чрево не извергнет из себя этот «плод». Ждать оставалось недолго: этой ночью на небе должна была появиться полная луна. Шесть месяцев назад по приказу Мелюзины Альгонда отдалась барону Жаку де Сассенажу, дабы защитить себя от яда волшебной змеи, отравлявшего ее кровь. Однако девушка понимала, что долго скрывать от своей госпожи правду она не сможет. До этих пор ей это удавалось. Единственное, чего Филиппина требовала от Альгонды — это постоянно находиться с ней рядом. Юная дочь барона даже задумала возвысить свою горничную. Когда она спросила у отца, как это сделать, тот расхохотался. Сидония же дала совет: «Если Альгонда так вам дорога, представляйте ее всем как даму благородного происхождения». С этого дня Альгонде пришлось играть роль дальней родственницы барона. Его придворным и гостям замка девушку представляли не иначе как Альгонду де Сассенаж.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке