Концепция 'возможных миров' в свете эстетического идеала писателей-фантастов А и Б Стругацких

Тема

КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

БАРДАСОВА ЭЛЕОНОРА ВЯЧЕСЛАВОВНА

КОНЦЕПЦИЯ "ВОЗМОЖНЫХ МИРОВ" В СВЕТЕ ЭСТЕТИЧЕСКОГО ИДЕАЛА

ПИСАТЕЛЕЙ-ФАНТАСТОВ А. И Б. СТРУГАЦКИХ

10.01.01. - Русская литература

Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Нигматуллина Ю. Г.

КАЗАНЬ-1995

ВВЕДЕНИЕ

В переломные моменты исторического развития человечества возникает потребность в четких нравственных, духовных и идейных ориентирах. Именно тогда, когда прежние идеалы оказываются развенчанными или морально устаревшими, тормозящими поступательное движение общества, возникает опасность полной идейной дезориентации, потери человеком нравственного "стержня", и, как страшное и необратимое следствие этого, сокрушительный распад личности. В такие периоды литература, как особый феномен, тесно связанный с законами окружающей действительности, стремится препятствовать отторжению человеческой индивидуальности от исторического процесса. С помощью определенных форм выражения, например, фантастики, литература, обладая огромным оценочным потенциалом, помогает человеку выработать личное отношение к глубинным проблемам бытия, прежде всего, через эстетический идеал. Эстетический идеал писателя служит интегратором потенциального смысла художественного произведения, в котором представление о прекрасном воплощается в эмоционально-образной форме. АКТУАЛЬНОСТЬ нашего исследования связана именно с этой отправной мыслью и обусловлена точкой зрения о эстетическом идеале как самом чутком художественном инструменте познания смысла человеческого предназначения. А форма фантастического1 произведения позволяет усилить эффект "постижения истины" с помощью воссоздания многочисленных вариантов развития моделей действительности.Фантастика продолжает оставаться малоисследованной областью литературы и культуры. Несмотря на выявленные в последние десятилетия некоторые важные функции фантастических произведений (например, прогностическую, воспитательную, оценочную и др.), все еще не до конца понятен механизм психологической притягательности фантастики в общественном сознании, пути воздействия содержания и формы ее на личность. Кроме того, не найдено еще и достойное место фантастики в современном искусстве.Вместе с тем, современная эпоха с ее активными методами анализа и систематизации фактов накопила к настоящему времени внушительный комплекс знаний о фантастической литературе. В частности, сформировались критика и литературоведение фантастики, получившие в последнее время название фантастоведения (64;6) как комплексной науки, исследующей историю и теорию этого явления в их неразрывном единстве.Фантастике посвящено значительное количество работ критиков, публицистов, писателей-фантастов, исследователей. В острых дискуссиях ученые пытаются выявить сущность фантастики, ее функции, спорят о том, жанр ли это или особый род искусства, дают различные классификации, намечают перспективы развития фантастической литературы (44), (54), (74), (78) и др. Новая волна интереса к фантастике возникла в критике в середине 1980-х годов, когда социально-политические изменения в нашем обществе создали благоприятные условия для публикации большого числа фантастических произведений, в том числе и написанных в социально-критической манере2. Обзор критических и научных работ, посвященных выявлению сути фантастики и ее эволюции, будет представлен в данном случае в первом параграфа первой главы, непосредственно в процессе формирования собственной точки зрения.ЦЕЛЬЮ данного исследования является определение специфики и эволюции фантастики в произведениях А. и Б. Стругацких в период к. 1950-н.1990-х годов.Цель исследования обусловила постановку и решение следующих ЗАДАЧ: 1) выявить критерии исследования фантастических произведений А. и Б. Стругацких; 2) воссоздать ретроспективную модель творчества братьев Стругацких в историко-литературном контексте современной отечественной фантастики; З) дать типологию фантастических произведений братьев Стругацких на основе взаимодействия концепции "возможных миров" и эстетического идеала писателей; 4) показать особое место писателей-фантастов А. и Б. Стругацких, их вклад в формирование и развитие российской фантастической литературы в 1960-1980-е годы.Предлагаемая работа представляет собой форму монографического исследования, поэтому все задачи будут решаться на основе художественного анализа произведений братьев Стругацких различных творческих этапов: "Стажеры" (й962), "Попытка к бегству" (1962), "Трудно быть богом" (1963), "Улитка на склоне" (1965), "Гадкие лебеди" (1966), "Второе нашествие марсиан" (1966), "Сказка о тройке" (1967), "Пикник на обочине" (1971), "За миллиард лет до конца света" (1974), "Волны гасят ветер" (1982), "Хромая судьба" (1982), "Град обреченный" (1972, 1975, 1987), "Отягощенные злом" (1988), "Жиды города Питера...", или Невеселые беседы при свечах"(1990).Творчество писателей-фантастов А. и Б. Стругацких привлекло нас по нескольким причинам. Эти авторы - признанные мастера отечественной фантастики, их книги изданы на многих языках народов России и за рубежом. Братья Стругацкие - первые лауреаты премии "АЭЛИТА" в нашей стране (1981 год, повесть "Жук в муравейнике").Чтобы глубже понять творчество А. и Б. Стругацких, следует определить их место, как писателей, в общем процессе становления и развития современной российской фантастики. В последнее время исследователи (В. Бугров, А. Осипов, Т. Чернышева и др.) выделяют несколько поколений писателей-фантастов у нас в стране. Довоенная советская фантастика (первое поколение) дала миру произведения А. Беляева. В послевоенные годы (второе поколение) над литературными горизонтами поднялась новая звезда первой величины - И. Ефремов, бесспорный классик отечественной фантастики. Именно в его творчестве были отточены, продемонстрированы и утверждены новые принципы фантастики как литературы по преимуществу социальной, философской литературы больших идей. На этих принципах воспиталось поколение фантастов 1960-х годов. Ныне произведения этих писателей (А. Громовой, В. Журавлевой, О. Ларионовой, К. Булычева, И. Варшавского, Г. Гора, В. Михайлова, А. Шалимова и др.) известны за пределами Отечества. К этому, третьему, поколению фантастов принадлежат и братья Стругацкие.Последнее (четвертое) поколение - это уже несколько десятков имен писателей, чьи произведения "ворвались" обновленным "потоком" в российскую фантастику в конце 1980-x-l990-х годах. "Четвертая волна" взяла на вооружение многие приемы своих предшественников, прежде всего братьев Стругацких, освоила все без исключения разновидности фантастики. Это и фантастика социальная, философская (повести В. Рыбакова, А. Зинчука, А. Лазарчука), современная сказка (Б. Романовский), историческая фантастика (С. Логинов), притчевая фантастика (Н. Некитайская, А. Измайлов). Бледнее всего на современном этапе (1990-е годы) представлена разновидность научной фантастики (самой известной во все предшествующие периоды). Именно научная фантастика в ее классическом, "чистом" варианте отошла на периферию творческих интересов четвертого поколения фантастов в России. Характерными же чертами "молодой" фантастики можно назвать ее повышенную психологичность; пристальный интерес авторов к своему герою как личности особой и неповторимой; усложнение стиля формы произведений. Кроме того, в произведениях писателей "четвертой волны" заметно порой нарочитое стремление уйти от построения приключенческого сюжета во избежание хрестоматийных штампов.Творчество А. и Б. Стругацких отражает традиционные черты, характерные для лучшей части отечественной фантастики третьего поколения: тяготение к решению сложных социально-философские проблем, стремление к изучению психологии человека в особых обстоятельствах, сопряжение научно-фантастической концепции с насущными проблемами действительности. Одновременно, у критиков и исследователей (31), (35), (69) и др. сложилось мнение об их произведениях как особом мире, где всегда присутствует новизна подхода к каждой проблеме, непредсказуемость в решениях. Исследователь Генис А. выделяет А. и Б. Стругацких как одних из очень немногих авторов, переживших кризис советской литературы в 1960-e-1970-е годы, отмечая их лучшую книгу - фантастическую повесть "Улитка на склоне" написанную еще в 1965 году (53;194).Такие яркие индивидуальные черты произведений братьев Стругацких как способность социального предвидения, тесная взаимосвязь нравственных и философских ориентиров, критический социальный пафос, четко выраженная оценочная позиция проявились в их творчестве довольно многообразно. В художественной эволюции авторов можно отметить изменение формы материала и стиля, жанровой доминанты (которую сами писатели определяли как переход от научной фантастики к фантастике "реалистической") в сочетании с различными жанрами (роман, повесть, сценарий, пьеса). Подобная разноплановость произведений братьев Стругацких важна для изучения эволюции эстетического идеала в двух аспектах: его воплощения на уровне авторского своеобразия, а также на типологическом уровне, отражающем особенности современной отечественной фантастики в целом. Как мы уже отмечали, главным для нас является определение индивидуального своеобразия эстетического идеала писателей, хотя дальнейшая перспектива предполагает обращение к общим тенденциям изменения и развития эстетической категории идеала в отечественной фантастике.Говоря об отношении критиков и исследователей к произведениям братьев Стругацких, необходимо остановиться на некоторых моментах. На протяжении тридцати лет выходят критические статьи, аннотации и рецензии на книги А. и Б. Стругацких, авторы которых обращают внимание на гуманизм их фантастики, психологизм в изображении человека (35), (67), на умение использовать сатиру для решения "вполне земных забот" (79;4), на особые элементы их творчества: побуждение к удивлению, тайну, игру (69).Исследователи соотносят индивидуальные особенности произведений А. и Б. Стругацких с общими принципами, формирующими круг фантастической литературы. Ведь именно с появлением в отечественной фантастике лучших произведений братьев Стругацких стало возможно всерьез, не прибегая к методологическим натяжкам, говорить о поэтике, о художественных образах, о первичности нравственной проблематики, о своеобразии конфликта, вытекающего из особенностей самой фантастической литературы, оценить, наконец, в полной мере возможности фантастики.Фантастовед А. Бритиков, автор монографии "Русский советский научно-фантастический роман", написанной еще в 1970 году, установил, что братья Стругацкие (наряду с А. Громовой) являются авторами принципа "фантастики как приема", которая была выдвинута в связи с обращением к социальным и психологическим темам (42;18). Хотя этот факт возникновения новой манеры письма А. Бритиков почитал отрицательным явлением, нарушающим "чистоту" жанра, признание молодых авторов родоначальниками социально-психологического направления объективно говорило о неординарности их таланта.Приблизительно в едином ключе освещается творчество братьев Стругацких в некоторых монографиях 1970-х годов. Это работы писателя-фантаста Г. Гуревича, исследователей А. Урбана, Н. Черной (54), (73), (75). Эти авторы под тем или иным углом зрения выделяют главную тенденцию в развитии их творчества: от техники к человеку (именно так называется одна из глав в работе А.Урбана).В конце 1970-х годов количество исследований о фантастике резко уменьшается. Второе дыхание у критической мысли появляется во второй половине 1980-х годов. Отправной точкой, на наш взгляд, послужила монография Т. Чернышевой "Природа фантастики" (76), в которой братьям Стругацким отведено значительное место в связи с рассмотрением эволюции современной утопии. Т. Чернышева говорит о том, что эволюция творчества А. и Б. Стругацких в миниатюре повторяет общую тенденцию развития утопической литературы. Тенденция эта заключается в стремлении показывать будущее не описательно, а проявить его через знакомые читателю формы жизни, уйти от умозрительности (76;305).Особое место творчество братьев Стругацких занимает в работах литературоведа Е. Неелова (61), (62), в основе теоретической концепции которых лежит идея о генетическом родстве волшебной сказки и научной фантастики. На примере некоторых произведений А. и Б. Стругацких ("Улитка на склоне", "Понедельник начинается в субботу" и др.) Е. Неелов дает анализ образной системы фантастики, выделяет определенные принципы поэтики фантастики, связанные с волшебно-сказочными корнями: противопоставление и жесткая фиксированность точек зрения "снаружи" и "изнутри", наличие специальных волшебных предметов (элементов, в которых концентрированно выражается: "чудесная" атмосфера произведения), не разрушение, а создание фантастикой логики чудесного мира (61;50).В монографии "Вселенная за пределом догмы", напечатанной в 1985 году в Лондоне, Л. Геллер пытается "нащупать связи между миром научной фантастики и миром литературы "главного потока", проследить за изменением этих связей" (52;6). Написанная живым, образным языком, монография дает целостное представление о развитии и структуре научной фантастики в советский период. На основе историко-литературного анализа различных периодов существования научной фантастики автор делает выводы о признаках фантастики "новой волны", к которой относит братьев Стругацких, О. Ларионову, А. Савченко, А. Громову, Г. Гора и других писателей 1960-х годов. Л. Геллер указывает на замену производственного континуума психологическим и рефлексийным временем и пространством; на появление драматических и даже трагических коллизий; на постановку реальной (философской, социальной, политической, этической) проблемы в качестве доминанты сюжета" Автор отмечает тенденцию преобладания в фантастике "литературы предупреждения", т.е. антиутопической формы создания новых моделей реальности. И, наконец, автор отмечает обращение к юмору в фантастике, как важному средству литературного воздействия, переход юмора в сатиру, пользующуюся приемами отстранения, абсурда и гротеска (52;256).Отдельную главу Л. Геллер посвящает исследованию творчества А. и Б. Стругацких. Выявляет главную объектную тему их произведений: "судьбы человеческого общества, смысл общественного развития" (52;263). Опираясь на объектную тему, автор дает анализ некоторых произведений братьев Стругацких ("Второе нашествие марсиан", "Возвращение", "Трудно быть богом" и др.) Л. Геллер делает акцент на социальном аспекте их творчества, выделяя характерную черту - объединение произведений в циклы.Изложенные выше положения будут учтены в процессе исследования, где мы постараемся дополнить сложившееся мнение о произведениях А. и Б. Стругацких некоторыми моментами, дающими представление о творчестве этих писателей в несколько ином плане.Как уже было сказано, ОБЪЕКТОМ исследования в представленной работе выступают фантастические произведения А. и Б. Стругацких. ПРЕДМЕТОМ же исследования является динамика фантастических произведений братьев Стругацких в двух аспектах: эстетическом (через функционирование эстетического идеала) и логико-семантическом (через анализ "возможных" и "действительных" миров). Выделение этих координат обусловлено следующим положением. Мы думаем, что специфику и эволюцию фантастических произведений братьев Стругацких, особенности их поэтики необходимо рассматривать как особую систему, включающую "постоянные" и "переменные" компоненты. В качестве "постоянного" компонента мы выдвигаем понятие "возможных миров", в качестве "переменного" компонента выступает категория эстетического идеала как системообразующий признак.В качестве теоретической основы исследования данных компонентов нами используется концепция "возможных миров" в том содержании, в каком она раскрывается в работах финского логика и философа Я. Хинтикки (15). Мы попытаемся применить концепцию "возможных миров" к определению специфики фантастики в произведениях А. и Б. Стругацких. В эстетическом плане теоретической основой данной работы является концепция Н. А. Ястребовой о структурных принципах эстетического идеала (29) и концепция Ю. Г. Нигматуллиной о структурных принципах эстетического идеала как системообразующего фактора художественного произведения (25).Необходимо отметить, что живой интерес к проблемам, связанным с изучением эстетического идеала в искусстве был ощутим в нашем литературоведении в конце 1960-х годов. Классическими стали известные работы А. Велика "Эстетика и современность", Н. Гея и В. Пискунова "Эстетический идеал советской литературы", О. Лармина "Эстетический идеал и современность", В. Муриана "Эстетический идеал". В этих трудах делалась попытка соотнести специфику эстетического идеала с проблемами современной советской литературы (что явствует из самих названий указанных работ), а также решить актуальные вопросы об эстетической природе идеала путем изучения его конкретных "проявлений" в искусстве: художественного образа и художественного мира, идеального героя, категории прекрасного и др.В середине 1970-х-начале 1980-х годов возникает новая волна исследований, посвященных изучению сферы действия эстетического идеала3. Среди них выделяется работа Н. И. Крюковского "Кибернетика и законы красоты" (1977), где автор считает основой системы эстетических категорий четыре состояния диалектического противоречия (движение к единству, само это единство, движение к противопоставленности и противопоставленность) (20; 207). Диалектику эстетического процесса исследует и А. Канарский (18), соотнося с ней специфические границы различных видов искусства. В. Крутоус в монографии "Категория прекрасного и эстетический идеал" пытается выявить методологические принципы, которые могут быть положены в основу теории эстетического идеала (19). Автор делает вывод о том, что именно категория прекрасного как центральная эстетическая ценность составляет стержень эстетического идеала (19;110).Монографии Н. А. Ястребовой "Формирование эстетического идеала и искусство" (1976) и Ю. Г. Нигматуллиной "Национальное своеобразие эстетического идеала (1970), ставшие для нас опорными при понимании сущности эстетического идеала, представляют особый интерес в аспекте данного исследования" Во-первых, работы этих авторов подводят итог определенному этапу теоретических размышлений о специфических чертах эстетического идеала. Во-вторых, авторы указанных монографий рассматривают категорию эстетического идеала с различных ракурсов. Н. А. Ястребова - с позиции раскрытия содержания основной функции эстетического идеала (функции гармонизации , а Ю. Г. Нигматуллина - с точки зрения структурной организации эстетического идеала. Разноплановость данных подходов отнюдь не исключают друг друга, а, напротив, позволяет представить пространство эстетического идеала как систему, обладающую "внутренними" и "внешними" признаками. В качестве "внешнего" выступает идея Н. А. Ястребовой об эстетическом идеале как отразителе актуальной проблемной социально-психологической ситуации действительности. "Внутренний" (концепция Ю. Г. Нигматуллиной) показывает механизм взаимодействия уровней структуры художественного произведения с тремя принципами эстетического идеала - социальным, просветительским и антропологическим.НОВИЗНА данного исследования заключается в нескольких моментах. Во-первых, впервые в отношении фантастики братьев Стругацких применяется концепция "возможных миров"4 и на ее основе выделяется классификация фантастических произведений писателей. Во-вторых, творчество А. и Б. Стругацких впервые рассматривается с точки зрения идейно-художественных функций эстетического идеала. В-третьих, в работе дан системно-структурный анализ большинства значительных произведений братьев Стругацких. Кроме того, в результате исследования возникает наиболее полное представление об эволюции фантастики А. и Б. Стругацких благодаря включению в ретроспективный обзор произведений конца 1980-х - начала 1990-х годов, АСПЕКТ предлагаемой работы - историко-теоретический, МЕТОДЫ исследования системно-структурный, системно-функциональный, а также историко-типологический (изучение фантастики А. и Б. Стругацких в контексте современной отечественной фантастической литературы).МЕТОДИКА данной работы предполагает применение системного анализа произведений, в основе которого лежит поиск смысловых узлов (фокусов) на разных структурных уровнях (7); сравнительно-типологического анализа; метода ретроспективного анализа творчества писателей. Подробно применение этих методик дается в соответствующих главах работы.Изучение фантастических произведений братьев Стругацких ведется поэтапно, в нескольких планах: в плане взаимодействия с концепцией "возможных миров", в плане отражения логики притчи и в плане функционирования эстетического идеала (первая глава). Во второй главе все аспекты рассматриваются на примере одного произведения (повесть "Хромая судьба"), выступающего в качестве отправной точки для дальнейшего исследования. В заключительной главе проводится ретроспективный анализ творчества А. и Б. Стругацких в историко-литературном контексте 1960-1990-х годов (в плане взаимодействия двух координат - концепции "возможных миров" и эстетического идеала писателей).ПРАКТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ работы заключается в том, что наблюдения и выводы, полученные в ходе исследования, могут быть использованы в лекционных курсах и практических занятиях по русской литературе двадцатого века, а также в спецкурсах и спецсеминарах по теоретическим проблемам современной русской литературы. СТРУКТУРА ДИССЕРТАЦИИ определена целью и задачами исследования. Она включает в себя введение, три главы, заключение и список использованной литературы и источников.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке