Даже в Гренландии

Тема

---------------------------------------------

Барри Хэнна

Рассказ

Перевод:Сергей Юрьенен

Язык оригинала: английский

Я сидел на радаре. Собственно, не делал ничего.

Мы поднялись на высоту 23 километра, полуденного кайфа для. Кажись, были еще в

Мексике на пути в Мирамар и, между прочим, на истребителе F-14. Хотя все неважно после того, как увидел выгиб земли. Тогда все прочее на некоторое время теряет смысл. У нас уже было три заката. Думаю, можно было сказать, что прожит день не зря.

Как вдруг…

– Джон, – сказал я, – самолет горит.

– Знаю, – сказал он.

Джон был отрывист и сердит поэтому.

– Какие-нибудь мысли напоследок? – сказал я.

– Угу, парочку прокрутил. Но как-то не вдохновили. Не отражают момента. Херовая проза, – сказал Джон.

– Ты имел преимущество. Знал ведь, – сказал я.

– Угу, – сказал он, – собирался тебя обскакать. Запудрить мозги. Тогда все, что бы ты ни сказал, оказалось бы недостаточно хорошо. Я выдал бы нечто гениальное, а все, что сказал бы ты, оказалось бы недостаточно хорошо.

– Но, – сказал я, – не вышло. Или?

Он сказал:

– Не-ка. Не озарило ничем.

Крылья стали красными. Думаю, можно назвать их красными. Тень зарева на темно-синем мистического фламинго, очень космический, словно живая кровь. Самолет истекал кровью?

– Хорошо провел время в Перу? – сказал я.

– Не особенно, – ответил Джон. – Должен сказать тебе вот что. Уже давно я не проводил времени хорошо. Что-то возникло между мной и "хорошим временем" с тех пор, как мне стукнуло двадцать восемь или вроде того. Многое повидал, но ты знаешь: ничего неувидел. Будто все уже было увидено кем-то. Свежести не было. Стерли чьи-то глаза.

– Даже в Мериде? – сказал я.

– Даже, – сказал Джон.

– Даже в Тибете, где ты встретил жену? Красавицу американку, забравшуюся туда чисто случайно? – сказал я.

– Даже, – сказал Джон.

– Даже в Гренландии? – сказал я.

Джон сказал:

– Да. Даже в Гренландии. Есть новизна, но не свежесть. Следы на снегу.

– Может быть, – сказал я, – ты думаешь про Миссисипи, когда идет снег, когда ты пацан. И ты первый встаешь, и никого на снегу не было, никаких там следов.

– Заткнись, – сказал Джон.

– Слушай, мы что будем драться здесь в момент смерти? Смешаем это с горящим самолетом?

– Заткнись! Заткнись! – сказал Джон. Прокричал Джон.

– В чем дело? – спросил я.

Он не суетился с джойстиком или контрольными. Может, мы и горели, но оставались на уровне. Держались на 15-ти тысячах. Землю отнюдь не искали.

– Так что, Джон? – сказал я.

Джон сказал:

– Сукин ты сын, это быломое- этот снег в Миссисипи. А сейчас все смешалось с говном.

Бумага из его планшета летала по всей кабине, и я видел, как яростно он размахивал карандашом.

– Это быломое, это быломое, ты, гнилой хуесос! – Листки бумаги присосались к радару. – Понимаешь, о чем я?

Странички свисали сверху, а за ними видно было большую луну.

– Катапультируйся! Спасай свою жопу! – сказал Джон.

Но я сказал:

– А ты, Джон?

Джон сказал:

– Остаюсь. Только отдай мне, отдай мнемое.

– Но ты не сможешь, – сказал я.

Но он смог.

Мы с Селестой выходим на выжженность среди блондинистого песка под одной из этих черных романтических и никому не нужных гор милях в пяти от базы Мирамар.

Я теперь капитан-лейтенант запаса. Но если откровенно, меня все еще слегка колотит, даже когда я перегоняю "Скайхок" в Малибу и обратно.

Селеста и я, мы сидим на песке и молча глядим на выжженность. Весь металл уже убран.

Я не знаю, о чем Селеста говорит или что она думает, настолько я ушел в себя – полный паралич.

Передо мною долбанный триумф этого Джона.

Его шедевр.

Пер. с английскогоС.Юрьенена.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке