Дьявольская кровь-4

Тема

Роберт Лоуренс Стайн

1

Эван Росс думал о Дьявольской крови. Он часто думал о Дьявольской крови.

Ах, лучше бы ему вообще не знать о ней. Ведь на свете нет ничего страшнее, чем эта липкая вязкая гадость.

Уж кому-кому, а Эвану было известно, что как только откроешь банку с Дьявольской кровью — тебе конец. Ты обречен. Дьявольская кровь губит все на своем пути.

А если эта зеленая гадость попадет в тебя, — берегись! Капля Дьявольской крови превратила Кадцлса, хомячка из школьного уголка, в рычащего монстра размером с гориллу!

А когда сам Эван случайно проглотил крошечную каплю этой крови, он стал ростом с дом. Это был, прямо скажем, не самый счастливый день в его жизни. Этот день он тщетно пытается забыть.

Вот почему Эван думал о Дьявольской крови.

К тому же новый зеленый свитер напоминал ему о ней. Уж как просил он маму не вязать ему свитер из зеленой шерсти. Но она уже начала вязать и было поздно менять цвет.

— Он тебе пойдет, — уговаривала его мама. — Зеленое подчеркивает твои глаза.

— Очень мне надо их подчеркивать, — злился Эван.

Ему хотелось плакать. Шерсть была зеленее Зеленого Великана.

— Надень его, когда пойдешь к Кермиту, — сказала мама.

— Зачем, — запротестовал Эван. — Сунь его в рюкзак.

— Надень, надень. Сейчас зима, — не унималась она. — Даже здесь в Атланте холодает.

— Не хочу я жить у Кермита, — канючил Эван, натягивая колючий свитер. Когда вы с папой вернетесь с Запада?

— Дней через девять-десять, — ответила мама.

— Да я отдам концы! — воскликнул Эван, сражаясь с еще не растянутыми рукавами. — Ты забыла, как готовит тетя Ди? Она свой острый соус льет во все. Даже в шоколадное пирожное с орехами!

— Не выдумывай, Эван, твоя тетя не кладет острый соус в пирожное, — серьезно возразила миссис Росс. — Она, правда, любит все острое, но…

— Я взорвусь, — не сдавался Эван. — А еще это маленькое очкастое чудовище, Кермит…

— Не смей называть своего двоюродного брата очкастым чудовищем, — возмутилась миссис Росс.

— А ты скажешь, что это не так? — ехидно спросил Эван.

— Не выдумывай, — мама одернула на Эва-не свитер и залюбовалась своей работой. — Сидит как влитой. А какой оттенок!

— Я в нем как спелый арбуз, — фыркнул Эван.

— И не забудь, тетя Ди платит тебе за сидение с Кермитом, — напомнила мама, сунув ему в руку рюкзак. — Ты же хотел этим летом ехать в скаутский лагерь? Для этого надо заработать деньги, так ведь?

— Ладно, ладно, мам, — бросил Эван, целуя мать на прощание.

— Мы с папой позвоним, когда доберемся до Таксона. Не спускай глаз с Кермита. И постарайся не быть в тягость тете Ди.

— Я куска не съем до вашего возвращения, — бросил Эван. — И превращусь в щепку.

Мама рассмеялась.

Надев рюкзак и взяв в руку сумку, он пошел к двери. Проходя мимо зеркала в прихожей, он взглянул на себя.

— Вылитьш маринованный огурец, пробурчал он себе под нос.

— Эван, чего ты там бурчишь? — окликнула его мать.

— Спасибо за клевый свитер! — Крикнул Эван и вышел из дома.

Он шагал по заднему двору, направляясь к дому Кермита в конце квартала. Хорошо бы припрятать этот свитер где-нибудь. А еще лучше подарить его брату на Рождество. Но Кермит малявка, он утонет в нем.

Был солнечный зимний денек. Свитер так и переливался под лучами солнца. Он и правда напоминал Эвану Дьявольскую кровь.

Перед глазами у него всплыла слизистая зеленая пакость. Она вспучивалась и росла как живая, заливая дома, мимо которых он шел.

Мог ли Эван представить себе, идя к Кемриту, что впереди его поджидает новое приключение и опять с Дьявольской кровью.

2

Эван уже подходил к заднему дворику дома, где живет его тетя, как чья-то тень упала на него.

Он поднял глаза.

Это был Конан Барбер, сосед Кермита. Он возвышался над Эваном и нагло загораживал ему дорогу. В школе этого громилу все звали не Конаном Барбером, а Конаном-Варваром. Второго такого задиры во всей Атланте не найти.

Конан наступил пяткой своих огромных кроссовок на ботинок Эвана и навалился на него всей тяжестью.

Эван взвыл от боли:

— Конан!!!

— Что? — пробасил Конан и, прищурившись, уставился на Эвана.

— Да ты мне ногу в лепешку раздавил! — стиснув зубы, проговорил Эван.

— От несчастных случаев никто не застрахован, — пробасил Конан с дурацким смешком. Несмотря на зимний холод на нем была серая майка и черные велосипедные шорты. Сейчас мы это исправим. — И он еще сильнее придавил Эвана.

— Что ты делаешь?! — заорал Эван, с трудом выбравшись из-под Конана и схватившись за пострадавшую ногу.

— Объезжаю новые кроссовки, — ухмыльнулся Конан.

— Мне надо идти, — как можно спокойнее проговорил Эван. Подняв свою сумку, он шагнул к дому Кермита.

— Ишь какой шустрый! — воскликнул Конан, разглядывая свои кроссовки. Ты мне испачкал подошвы.

Эван попытался обойти Конана, но тот преградил ему дорогу.

— Мои новенькие кроссовочки… И ты их испачкал! — Конан кривлялся.

— Но… — запинаясь пробормотал Эван.

— Да ладно, вали! У меня сегодня хорошее настроение.

У Эвана отлегло от сердца.

— Отпускаешь? Правда, отпускаешь? — | Промямлил он со вздохом облегчения.

Конан кивнул, запустив толстые, как сосиски, пальцы в свою шевелюру.

— Н-ну спасибо, — выдавил Эван.

Не успел Эван осторожно шагнуть в сторону дома Кермита, как услышал его звонкий голосок:

— А ну, не трогай моего брата! По лужайке к ним мчался Кермит.

— А ну, оставь Эвана в покое! — кричал Кермит, показывая Конану кулак. — Приставай к таким же громилам, как ты!

— Кермит, — взмолился Эван, — утихни! Кермит был щуплый невысокий мальчишка с всклоченными белокурыми вихрами. И без того серьезный вид усиливали очки в красной пластмассовой оправе, из-за которых смотрели круглые черные глаза.

Рядом с Конаном он напоминал разгневанного муравья. Эдакую козявку, которую Конан спокойно мог раздавить одним пальцем.

— Вали, Конан! — не унимался Кермит. — Оставь Эвана!

У Конана от злости глаза превратились в щелочки.

— Я как раз собирался оставить Эвана в покое! — закипал он. — Пока ты не свалился нам на голову. А теперь придется проучить вас обоих.

Повернувшись, он всей пятерней схватил Эвана за свитер.

3

— Эван, что с твоим свитером? — всплеснула руками тетя Ди.

Эван опустил сумку на пол.

— Это…

Левый рукав был в порядке, а правый… Правый Конан тянул, тянул, тянул, пока не дотянул до земли.

— Это мама связала один рукав длиннее другого, — стал объяснять Эван. Про Конана ему говорить не хотелось.

— Эван подрался с Конаном, — доложил Кермит.

У тети Ди глаза на лоб полезли.

— Этого еще не хватало, Эван. Разве можно задираться?

Эван бросил взгляд на Кермита. Эта козявка еще что-то вякает.

— Конан здоров как бык, — проговорила тетя Ди. — Разве можно лезть к нему?

Хороший совет, с горечью подумал Эван. Он подвернул вытянутый словно хобот рукав и безнадежно махнул рукой.

— Я решил проучить Конана, — заявил Кермит. — Я сделаю эликсир, который способствует росту волос. И дам ему выпить, пусть у него волосы на языке вырастут Он начнет говорить, а вместо этого только «бу-бу-бу».

Тетя Ди рассмеялась.

— Да будет тебе, Кермит! Ты прямо как алхимик!

— Ая и есть алхимик! — выпятив грудь, с гордостью проговорил Кермит.

Они с матерью засмеялись, а Эван подумал, что ничего тут смешного нет. Кермит и в самом деле сидит целыми днями в своей лаборатории в подвале и смешивает какую-то синюю гадость с зеленой.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке