Понимайка и лось

Тема

Заметил теперь и жеребёнок Пирьо, что было лишним у лося. Это были рога, которые уже начали показываться у него на лбу. Если бы эти рога, по крайней мере, были простыми, но Пирьо слышал, что они будут ветвистыми.

И старый конь Хуму присоединился к общему мнению:

— Ну, в молодости ещё можно шалить от нечего делать. Но мне кажется, что из него никогда не получится никакого толка.

И когда подвёртывался удобный случай, все они — то один, то другой — понемногу и щипали и лягали лосёнка. Но лосёнок не обращал внимания на лёгкие тумаки. А если кто-либо слишком приставал к нему, он оборачивал к обидчику свои острые рожки, и большие глаза его сердито сверкали. Тогда задиры оставляли его в покое.

Но всё это было бы ничего… Хуже всего было то, что в доме начали поговаривать о лосёнке. То ли кто-нибудь из завистливых молодых бычков намекнул собакам, что лосёнок приходит на пастбище, то ли собаки сами вынюхали это — только пастушок заметил, что старый пёс, сторож дома, постоянно ходит за ним по пятам, принюхивается и скулит, словно чует зверя. К счастью, днём этот пёс был привязан и не мог сбегать на пастбище. А то бы он обязательно увидел лосёнка!

3. День рождения козы Иммикки

В дремучем лесу, недалеко от усадьбы, жил большой чёрный медведь. Медведь договорился с хозяином, что будет охранять его стадо от волков. А за это хозяин должен каждый год отдавать ему лучшее животное из стада.

Так это и повелось. Каждый год медведь брал из стада то овцу, то корову, то молодую козу… Так дошла однажды очередь и до тёлки Хилликки.

Понимайке было очень жалко отдавать медведю Хилликки, вот он и задумал обмануть дикого, злого медведя. Медведь пришёл за тёлкой, а Понимайка запел ему песенку про медовые соты.

— За большим камнем, в кустах, — так пел Понимайка, — висят соты, а в сотах — полно мёду!..

Медведь и полез за камень искать соты. Сунул он морду в кусты, а оттуда как вылетит целый рой пчёл да как облепит глаза медведю!

Пока медведь отбивался от пчёл, Понимайка спрятал своё стадо за густым буреломом. Медведь пришёл обратно, а стада нет. Он бегал взад и вперёд, ревел во всё горло. А потом пригрозил:

— Ладно! Я ещё вернусь к вам! Только не один, а с целой стаей волков!

И ушёл в лес.

Вскоре наступил день рождения козочки Иммикки. Ведь и животные тоже с удовольствием справляют свои дни рождения. Они украсили козочку венком, отвели её на самый лучший луг и танцевали вокруг неё.

Все приносили Иммикки подарки. Жеребёнок Пирьо повесил ей на левый рог маленький колокольчик, хотя он очень дорожил этим колокольчиком — ведь он получил его от бабушки.

Овцы нащипали шерсти со своей шубы и сваляли из неё мягкий шарф, да такой пушистый и лёгкий, какого человеку никогда не связать.

У тёлки Хилликки была хорошенькая брошка, она нашла её однажды на скотном дворе и очень берегла её. Но сейчас она заколола этой брошкой подаренный козочке шарф.

Только лосю нечего было подарить. Но он взобрался на высокую скалу, где росли дикие розы, и принёс целый куст. И вот Иммикки всю украсили розами — от рогов до кончика хвоста.

И всё же самый замечательный подарок преподнёс Понимайка. Он подарил козочке свои единственные чулки, которые зимой спасали его от холода. Чулки были белые. Пастушок отрезал у них пятки и натянул на задние ноги Иммикки — он-то не забывал о чёрном медведе. Медведь всегда является в такие праздничные дни и хватает свою добычу за поджилки, чтобы она не могла убежать.

Иммикки грустно улыбнулась Понимайке и всему стаду.

— Спасибо вам всем! И особенно тебе, Понимайка. Я знаю, что ты хочешь спасти меня от медведя, но боюсь, что твои чулки не защитят меня. У меня так тяжело на сердце — как бы медведь и вправду не пришёл сегодня!

В это время с опушки леса раздался страшный рёв и хохот. Все так увлеклись подарками, что никому и в голову не пришло оглянуться вокруг. А это и в самом деле был медведь!

— Ловко! — зарычал он. — Путешественница уже совсем наряжена! Никогда в жизни не видел я такого зверя!

Медведь хохотал так, что бурая шуба его поднялась дыбом и высокая трава вокруг него заколыхалась.

Иммикки правда смешно выглядела в своём шерстяном шарфе, в чулках, с колокольчиком, с брошкой и розами. Но никому, кроме медведя, уже не хотелось смеяться.

Тогда Понимайка повернулся к медведю и сказал, будто ничуть его не боялся:

— А что ты насмехаешься? У нас праздник, день рождения. Иди к нам, угощенья и для тебя хватит!

— Напрасно стараешься! — проревел медведь сквозь смех, — Один раз ты меня уже обманул, но второй раз не собьёшь с толку! Козу сюда, да побыстрей!

И медведь, переваливаясь с боку на бок, двинулся к козе.

Но тут словно сама дорога встала перед ним на дыбы.

К медведю вдруг подскочил лось и так ловко ударил его своими маленькими, крепкими рожками, что медведь полетел вверх тормашками.

Однако он тотчас вскочил на ноги.

— Берегись, мальчишка! — рявкнул он грозно.

И ударил бы лосёнка, может и убил бы, но между ними встал Понимайка.

так запел Понимайка дрожащим голосом.

Но медведь перебил его:

— Прекрати свою болтовню, я её уже слышал. Одно животное в год — моя законная доля. Но вы один раз обманули меня — значит, теперь я возьму двоих сразу. Ну, сделаю вам уступку: вторым может быть лосёнок. И хозяин будет этим доволен, и я. Марш в дорогу, коза и лось! Идите добром, а то волков позову!

— Идите с медведем, — вздохнув, посоветовал Понимайка, — а я провожу вас.

Так и пошли. Впереди, высоко подняв голову, шёл лосёнок. За ним шагала украшенная розами Иммикки, и ноги у неё подкашивались. Рядом с козочкой шёл Понимайка. И всё стадо брело за ними до самого леса. Понимайка пел прощальную песню. Песня эта была бодрая: пастушок обещал, что они снова вернутся к своим друзьям. Но кто же мог этому поверить? Ведь следом за Понимайкой ковылял большой чёрный медведь!

И вот они все исчезли в чаще мрачного леса, а стадо осталось на опушке. И все так шумели и бранились, что даже волки испугались их и убежали подальше в чащу.

Долго вёл медведь по глухому лесу лося, козу и Понимайку. Но вот подошли они к высокой скале. Медведь пошёл вокруг скалы, а Понимайка отстал. Медведь не обратил на него внимания — зачем тащить Понимайку в свою берлогу?

„От людей — одна неприятность, — подумал он, — пусть идёт своей дорогой!“

А Понимайке только того и нужно было. Он живо взобрался на скалу и нашёл там огромный камень. Одному-то Понимайке с этим камнем не справиться бы, но он свистнул тихонько, и к нему на помощь прискакали белки, прибежали всякие лесные зверюшки… Они все вместе подкатили камень к самому обрыву и стали ждать. Вот и медведь идёт, гонит козу и лося… И только показался он под скалой, Понимайка и его помощники налегли разом и столкнули камень.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке