Вариации на тему адсорбции (письмо 12)

Тема

Товий Баевский

Записки нового репатрианта

Злоключения бывшего советского врача в Израиле

Письмо номер 12. Вариации на тему адсорбции

Я хочу на время прервать повествование о своем возвращении к профессии. Как Вы уже поняли, в конце концов у меня все сложилось нормально. Несмотря на всякие проблемы и сложности, мой путь был относительно гладим по сравнению со злоключениями многих других врачей, приехавших из бывшего Советского Союза в Израиль.

Не знаю точных цифр, но полагаю, что среди приехавших продолжили работать врачами в Израиле только процентов 20 - 25. Естественно, большая часть из них - это молодые люди лет до 40, те, кому удалось сдать экзамен на медицинскую лицензию и затем найти работу. Более ли менее, все прошли маршрут, подобный моему - одни чуть легче, другие несколько тяжелее.

В более старшем возрасте проблемы, несомненно, гораздо серьезнее. Труднее выучить язык, сложно одновременно переучиваться и где то подрабатывать, чтобы кормить семьи. Хотя врачам с 14 - летним стажем и выдают лицензию как бы автоматически, но условием этого является 6 - месячная стажировка в признанном министерством отделении и затем некое подобие устного экзамена перед комиссией - который, естественно, так же достаточно сложен, и не все его преодолевают. Даже пройдя экзамен, очень многие просто не могут найти потом места - врачей предпенсионного возраста никто не хочет брать на работу.

Несмотря на эти общие закономерности, трудно предсказать, как сложится профессиональная судьба конкретного врача. Иногда молодой, здоровый и преуспевающий в прежней жизни человек никак не может преодолеть барьеры, и теряет свою прежнюю профессию. С другой стороны, немало людей предпенсионного и даже пенсионного возраста находят в себе силы на то, чтобы справиться со всеми сложностями и продолжить работать по специальности. Это зависит в некоторой степени от удачи, и в огромной степени от свойств самой личности.

Я хочу рассказать о нескольких людях, с которыми я столкнулся в Израиле и об их профессиональных судьбах. Они показались мне интересными и нетипичными, подтверждающими тезис о том, что, в конечном счете, все зависит от самого человека. При этом я не беру известных во всем мире ученых, которым не требовалось особо доказывать свои профессиональные возможности - они, хотя и не всегда гладко, но устраиваются. Я имею в виду обычных людей, работавших в Союзе простыми врачами, в крайнем случае, заведующими отделением.

История первая.

Речь пойдет о моей знакомой по курсам переподготовки назовем ее Д.

Д. родилась в Одессе, это невероятно колоритная личность со всеми характерными одесскими интонациями и словечками.

В 18 лет она вышла замуж за москвича и переехала жить в столицу. Ее муж, хоть и не одессит, но личность не менее колоритная, работал поваром, при этом играя в театральной студии.

Семь лет подряд Д. штурмовала медицинский институт, и шесть раз подряд ее проваливали - каково еврейке, да еще с одесским прононсом, поступать в московский мед - всем ясно. За эти годы она успела закончить мед училище и начать работать акушеркой. На седьмой раз крепость все же пала - ее приняли на первый курс. К тому времени у нее уже было двое детей.

Отец семейства тоже даром время не терял, успел закончить вечерний институт пищевой промышленности, и устроился шеф поваром в один из престижных московских ресторанов.

За 7 лет учебы кипучий одесский темперамент проявился в основном на поприще общественной работы - Д. быстро выдвинулась по комсомольской линии. После окончания института она поступает в клиническую ординатуру по гинекологии. Через 2 года успешно заканчивает ее. Затем, когда советское еврейство начинает шевелиться и потихоньку отчаливать из Союза, семейство Д. так же решается паковать чемоданы. За несколько лет до этого в семье появляется еще один ребенок.

С тремя детьми семья благополучно переезжает в Израиль. Муж без особых проблем находит работу по своей поварской специальности - сначала в каких то маленьких забегаловках, потом в более приличных заведениях, а под конец становится ведущим поваром в ресторане шикарного отеля в Тель - Авиве.

Сложнее приходится Д. Сразу после приезда она пытается сдать врачебный экзамен, и естественно, безуспешно. Затем заканчивает курс для подготовки к экзамену, но преодолеть этот барьер ей снова не удается. Готовится еще год - и вновь неудача. Непросто учиться к экзаменам с 3 детьми и без всякой посторонней помощи. Приходится возвращаться к специальности, полученной в мед училище. Д. поступает на курсы дипломированных медсестер, успешно кончает их, получает диплом старшей медсестры и начинает работать в крупной больнице в Ашкелоне в отделении беременности высокого риска. Кроме того, регулярно дважды в год она ходит сдавать врачебный экзамен, но безуспешно.

На работе Д. быстро выдвигается, ее начинают ценить, появляется жизненная стабильность- нормальная работа, приличная зарплата, уважение коллег и начальства.

Семья постепенно становится на ноги. Покупается квартира, машина куплена раньше. Наконец, в семье ожидается прибавление четвертый ребенок. Казалось бы, живи и радуйся, есть все что нужно для счастья. Но самолюбие не позволяет успокаиваться. После рождения дочки Д. берет отпуск по уходу за ребенком, во время которого снова, уже в восьмой раз, готовится к экзамену на медицинскую лицензию, и на этот раз его успешно сдает.

Моментально вся медсестринская карьера отбрасывается, как ненужная старая тряпка, вместе с хорошим местом и достойной зарплатой. В министерстве здравоохранения Д. признана врачом стажером (интерном), поскольку ее стаж не превышал в Союзе 2 лет. Она получает возможность в течение года получать мизерную олимовскую стипендию и проходить стажировку в больнице без ясных перспектив на будущее. Во время стажировки она так себя зарекомендовывает, что несколько отделений приглашают ее к себе на специализацию. Но Д. хочет быть только гинекологом. Все, кто про это слышат - смеются ей в лицо. Гинекология - это самая блатная специальность, избранные выпускники израильских университетов не могут попасть на работу в это отделение, а тут какая то олимка, да еще с четырьмя детьми. Но Д. это не смущает. Кипучий одесско-комсомольский темперамент ведет на баррикады, и они падают одна за другой.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке