Язык проглотил? (2 стр.)

Тема

— Он замуровал ее живой в стене? — Спросила я, покрывшись гусиной кожи, и потерла руки.

— Не совсем так. Он закрыл ее в верхней комнате черной башни — в настоящий момент она разрушена, но когда- то располагалась в северо- западной части замка. Никому не разрешалось находиться около нее, и сэр Алек утверждал, что Леди Лили взяла ключи, и запечатала единственный вход. В течение двух недель слуги в замке слышали ее крики и просьбы. В течение двух недель она была жива, но, наконец, у дьявола был свои планы, и она затихла.

— О мой бог! Как ужасно! Он действительно был отвратительным типом. Что он за чудовище, чтобы так с кем- то поступить.

— Безусловно. В ночь после ее смерти, он тайно похитил ее тело, объявив две недели спустя, что она утопилась в море. А затем женился на Гризель Адамс, вдове из деревни.

— Бессердечный, испорченный ублюдок, — пробормотала я.

— Именно так. В брачную ночь сэр Алек и его новая невеста лежали вместе в кровати Лили. Но они не смогли заснуть.

— Похотливый маленький пидор, не так ли?

Фиона покачала головой.

— Нет, они не занимались этим всю брачную ночь. Они оба слышали ужасные скребущие звуки, но хотя у сэра Алека все лампы были включены, они ничего не смогли заметить. Хотя, утром… — Она улыбнулась.

— Что? — Спросила я, полностью поглощенная историей.

— Вы видите то окно? — спросила она, кивнув в его сторону.

— Да.- Я встала и подошла к нему. — Лили появилась снаружи? Она царапала по стеклу?

— Нет. Откройте его и скажите, что вы видите.

Еще раз на короткий миг мое тело вздрогнуло, покрываясь гусиной кожей, когда я открыла окно и посмотрела вниз. Мы были на третьем этаже замка, прямо в центре стены.

— Хорошо, от сюда неприятно падать. Я не могу предположить, каким образом кто- то мог сюда встать. Нет никаких выступов, и самая близкая труба приблизительно на расстоянии в пятнадцать футов. Это Вы хотели мне показать?

— Посмотрите на оконный переплет.

Я искоса посмотрела на кремовый камень. Кто- то что- то вырезал чуть выше стекла. Надпись была перевернута вверх тормашками и немного стерлась от времени, но слова «ЛИЛИ», «САММЕРТОН» были аккуратно выцарапаны на оконном переплете. — О, ничего себе. Она вырезала свое имя?

— Именно так. И если Вы сможете объяснить, как кто- то мог сделать это в таком месте… Ну, в общем, я конечно хотела бы услышать версию.

Я осмотрела внешний край стены замка. Без какой- нибудь лестницы или строительных лесов, сделать такое было бы невозможно.

— Жутковато.

— Поговаривали, что Зеленая Леди осуществила свою месть, — продолжала Фиона. — Спустя примерно месяц после того, как сэр Алек женился на вдове Гризель, они оба умерли, когда опрокинулась их карета. Сломали шеи.

— Как прискорбно. Заставляет призадуматься, не так ли?

— Вы закончили свои призрачные разговоры? — спросил Рафаэль, вновь войдя в комнату.

— Да, но ты долен был остаться и послушать. Это действительно интересно, — сказала я, в последний раз посмотрев на вырезанное имя прежде, чем закрыть окно.

— Уверен, что переживу. Можно ли нам позавтракать в наших комнатах, а не в ресторане? — спросил он Фиону.

— Да, но Ваша еда остынет к тому времени, когда ее сюда принесут, — ответила она.

Он усмехался и, взяв у нее ключ от комнаты, подтолкнул ее к двери.

— Мы переживем.

Фиона растаяла от его широкой улыбки, и хотя явно жаждала рассказать нам больше об истории замка, ограничилась пожеланием приятного вечера. Быстрее, чем можно было сказать "медовый месяц", Рафаэль помчался через комнату, избавляясь от одежды, и набросился на меня.

— Наконец- то мы остались одни, — сказал он со зверским французским акцентом.

Я похлопала глазами пару раз.

Он поцеловал кончик моего носа, и приподнял одну бровь.

— Акцент — это для тебя слишком, любимая? Ты выглядишь немного ошеломленной.

— Да, он ужасен, и кроме того, я думаю, что твой английский акцент — самая сексуальная вещь на земле. Но не то, чтобы… — Я приподнялась и перевела взгляд с него на входную дверь в наш люкс. — Как ты это сделал?

— Сделал что? — спросил он, удерживая меня так, чтобы мог укусить в шею.

Я задрожала от прикосновения, подумывая о том, чтобы выбросить из головы мое замешательство, но решила, что были более неотложные вопросы.

— Боб, ты знаешь с каким нетерпением я ждала этого медового месяца…

— О, да. Ты почти похитила меня на поезд. И, заметь, что если я и возражал против вступления в силу нашей брачной ночи в вагоне Эдинбургского Экспресса, то теперь я согласен с этой идеей, и ты можете начинать запланированное изнасилование моей мужественной личности.

— Ммм хм, — сказала я, искоса посмотрев на дверь в номер, измеряя расстояние.

Лицо Рафаэля внезапно заполнило обзор. Его прекрасные янтарные глаза были сужены в подозрение.

— Ты не насилуешь меня. Ты ни о чем другом не говорила в течение прошлых четырех часов. Почему ты не насилуешь меня? Из- за Зои? Ты все еще волнуешься…

— Нет, это не из- за ребенка. Это … ну … как ты добежал от входной двери, находящейся в другой комнате, до сюда, и почему я не разглядела, как ты перемещаешься? Не упоминая о том, что ты снимал одежду, пока проделывал это.

Рафаэль повернулся, чтобы рассмотреть дверь, на которую я указывала.

— О чем ты говоришь?

— Я не видела твоего перемещения. Одна минута — ты там, улыбаешься самой лучшей улыбкой Фионе и соблазняешь ее всей своей сексапильностью, а в следующую — голый кидаешься на меня. Я не видела, как ты двигался в промежутке между этими двумя действиями.

— Ты была слишком занята, глазея на мою грудь и воображая многие и различные особенности, которые хотела бы сделать со мной. Со взбитыми сливками.

— У нас есть взбитые сливки? — Спросила я, отвлёкшись на мгновение.

Он покачал головой.

— Но я достану немного, если ты этого хочешь.

— Хорошо… — у меня не было возможности сказать больше. Еще раз я пострадала от странного вида потери времени. Как только слово слетело с моих губ, он промелькнул передо мной, его глаза светились знакомым, возбужденным светом; пол секунды спустя дверь в люкс хлопнула закрывшись, а его сброшенная одежда куда- то исчезла.

— Боб? Я не подразумевала прямо сейчас … О, ад. Святой Петр, мужчины! Иногда они такие … такие …

— Предатели? Мерзавцы? Блудники? Нет — убийцы, злые ублюдки, которые заслуживают провести вечность с сифилисом, покрытые прыщами, в вечном, бесконечном мучении! — сказал голос из окна.

Я притихла на кровати, повернулась, чтобы осмотреться позади себя.

— О, дорогая, я напугала тебя? Мне так жаль. Я просто подумала, что воспользуюсь возможностью, пока мужчина отсутствует.- Женщина, одетая в платье елизаветинского периода, оформленного в стиле "зеленых и золотых узоров" тонкого корсета, длинного ряда бусинок, и миниатюрного ворота с рюшками, шагнула вперед и схватила мою руку, поднимая меня на ноги. — Мне так жаль. Без обид? Превосходно. Я — Лили Саммертон. Я очень рада тебя видеть! Ты даже не представляешь, как долго я ждала кого- то, кто мог бы мне помочь.

— Лили … Саммертон? — спросила я, пристально разглядывая ее с открытым от удивления ртом. — Вы — …, Вы — …

— Легендарная Зеленая Леди Замка Файф, да, — сказала она, чуть прихорашиваясь и лаская свои волосы.

— Я вижу. Привет. Я — Джой Рэндалл … э … Джой Сент- Джон. Ты — … призрак?

— Да, конечно! Я не смогла бы быть Зеленой Леди, если бы им не была, не так ли?

— Я полагаю, нет.

— И ты Возлюбленная.

— Ну, отчасти. Не по- настоящему. И да и нет, — сказала я поспешно. — Мы фактически не называемся полностью Возлюбленными.

— Нет?

— Мой муж становится немного вспыльчивым, когда ему напоминают, что я была рождена, чтобы стать задушевным другом кого — то еще, особенно когда этот кто- то — вампир, хотя, почему он так расстраивается выше моего понимания. Все прекрасно разрешилось. Я думаю, честно говоря, что это только территориальные мужские штучки, — сказала я, немного улыбнувшись ей.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Гарем
49.6К 246
Рай
40.3К 367