Кей Дач. Трилогия (101 стр.)

Тема

— Ты всегда была верующей, — заметил Кей. — Меня поражала эта черта в суперлогике…

Лика покачала головой, заставив его замолчать:

— Подожди, дослушай. Я верю в правдивость твоего рассказа. Ты старался сообщить мне правду. Но ты не знаешь ее сам.

— Почему?

— Сверхсила, Кей, позволь употреблять этот термин вместо слова «Бог». Сверхсила не может быть локализована на одной планете — будь то Грааль или Терра. Сверхсила, пусть даже инертная, не может стать орудием одного человека — Кертиса или Грея.

— На Граале выход в иное…

— Чушь. Слова Кертиса. Он может сам в них верить, но это чушь. Либо на Граале расположен технический центр Предтеч, чьи возможности для нас кажутся божественными, либо…

— Либо? Я не верю в Предтеч.

Лика колебалась.

— Либо точка контакта не имеет никакого значения. Что-то произошло — я не знаю, что именно, — вызвавшее контакт между Кертисом и сверхсилой. Это случилось на Граале, и с тех пор для Кертиса слились воедино место и событие. Он может связаться со сверхсилой из любой точки Вселенной, но он в ловушке собственной веры.

— Это что-то меняет?

— Для нас — ничего.

— Так что же ты посоветуешь?

Сейкер засмеялась:

— Кей, ты вновь уверен в моей поддержке?

Дач молча развел руками.

— Пойдем. — Лика встала, задумчиво глянула на Томми, все еще тянущего второй бокал вина. — Подожди здесь, мальчик.

Киборг посмотрел на Лику, каким-то чудом ухитрившись передать на своем безэмоциональном лице вопрос.

— Побудь с Томми, Андрей. У меня очень серьезный разговор.

Кей не мог понять, куда ведет его Лика. На военном корабле они вышли бы к главной боевой установке, но здесь-то плазменные торпеды были наверняка сняты. По полутемным коридорам — по времени корабля, очевидно, была ночь — они прошли к лифтовому стволу. Сейкер пропустила Кея вперед, вошла в крошечную кабинку, скомандовала «Вверх».

— Есть в кого пострелять? — спросил Кей.

— Есть на что посмотреть. — Лика дождалась, пока лифт остановится, кивнула: — Выходи.

Они вышли в звезды.

Тьма, ослепительные кружева созвездий, медленно вращающиеся вокруг. Бледные вихри туманностей. Краешек планеты, обрезанный линией пола. Они оказались в маленьком куполе, установленном на месте торпедных турелей.

— Впечатляет, — признал Кей. — Прекрасный экран.

— Это стекло, Дач. Прикрытое полем, но все же обычное стекло. Из эсминца сделали прогулочную яхту.

— Хороший кораблик.

— Хотел бы такой?

— Да.

Лика засмеялась:

— Не надейся…

Она сделала несколько шагов, присела прямо на пол. Кей устроился рядом. Мерцающее платье Сейкер казалось здесь вполне уместным — еще одна туманность в фейерверке космоса.

— Посмотри на звезды, Кей.

Он послушно поднял голову. Тьма. Искры. Колдовской свет.

— Ты узнаешь что-нибудь?

— Да. Сол, Эндория… кажется, Раан…

— Дальше.

— Магеллановы облака. Краб…

— Кей, миллионы лет полета на лучших кораблях. В любую сторону. Миллиарды миров, миллиарды рас. Ты все еще веришь?

— Да.

— Все это создано — и даже не Богом. Человеком. Ты веришь?

— Да.

— Почему?

— Потому, — Кей сглотнул, — что этот мир наш. Он такой, как хочется нам. Он жесток в той же мере, как мы. Он добр не больше, чем мы.

— Я верю тебе, Дач.

Он повернулся к Лике.

— Дач, никогда и нигде ни один теолог не мог ответить на главный вопрос: почему Бог жесток. Если Вселенная создана сверхсилой, по определению доброй и созидательной, то почему в ней столько зла. То, что ты рассказал, отвечает на вопрос.

— Бог не жесток. Бог пассивен.

— Да. Усталый Бог, и человек из другого мира, мечтавший о такой Вселенной. Не спрашивай меня, кто он. Я не могу ответить. Он может быть мирным терранским обывателем… а мог уже умереть.

Дач покачал головой:

— Нет, Лика. Я не верю. Он жив.

— Тебе нужен враг.

— Да! Мне нужен тот, кто в ответе за все.

— Мы не знаем, каков был его мир, Кей. По сравнению с ним наша Вселенная может казаться раем. И мы, пройдя «Линией Грез», еще на шаг приблизимся к совершенству.

— Ты веришь в это, Лика? Ты правишь дном… дном нашего мира. Наркотики, проституция, заказные убийства, шпионаж и шантаж. Ты считаешь людей способными мечтать о благодати?

— Нет, они не верят в совершенство.

— Ты отпустишь меня, — не вопросительно, а утверждающе сказал Кей. — Но дай мне совет. Помоги.

— Грааль, Кей.

— Зачем?

— Томми — твой ключ к Богу. Вы сможете пройти путем Кертиса. Сверхсила не бывает избирательно щедрой, это не кредитная карточка.

— Ты думаешь, каждый следующий пророк отменяет волю предыдущего?

— Нет. Но сверхсила способна найти компромисс. Это последний шанс. Прекрати свою охоту за Греем — вряд ли его смерть изменит планы Кертиса. Не вздумай искать того, кто создал наш мир, — это безнадежно. Стань силой сам. Стань третьей силой.

— Если я вернусь, я расскажу тебе о Боге, — сказал Кей.

— Не стоит. Ты расскажешь лишь о себе. Мы не способны охватить пониманием сверхсилу. Каждый увидит лишь часть — свою часть. Кертис смог разглядеть машину, металл и пластик, закованный в железо горизонт. Он не понял, что увидел только себя.

— Если так… — Кей попытался усмехнуться, — если так, то мне будет нелегко.

— Тебе будет страшно, Дач.

7

Личный врач Императора Александр Зимин устало покачал головой:

— Я все-таки настаиваю, мой Император. Вы подверглись практически полному циклу психоломки. Последствия неизбежны.

— Я прекрасно себя чувствую. — Грей казался добродушным настолько, насколько это вообще было возможно. — Алекс, ценю твою заботу, но у мерзавцев был неверный план.

— Император, вы помните свое выступление в театре?

Грей поморщился.

— По крайней мере частично их план сработал. Не стоит рисковать.

— Алекс, насколько я помню, вы специалист в области вирусологии? — Тон Императора изменился.

— Да.

— Давайте оставим вам заботу о телесном здоровье, профилактику рака, а психику мою пусть оценивают психологи. — Грей поднялся с кушетки, потянулся за халатом. — Прервать Преклонение Ниц — немыслимо.

— Ваши психологи — трусливые подхалимы, — ровным голосом сказал Зимин. — Они предпочтут не замечать мелких нарушений, пока не станет слишком поздно. Необходимо комплексное обследование, отдых…

Грей задумчиво посмотрел на врача:

— Вы уже пятьдесят лет возглавляете мою медицинскую группу, Алекс. Прекрасно возглавляете.

Зимин коротко кивнул.

— Ваша мысль об отдыхе интересна. Я думаю, что полгода на лучшем курорте Империи не повредят… вам, доктор.

Врач молча смотрел на Императора.

— Я — владыка Империи, Алекс, — беспечно сказал Грей. — Но в первую очередь — владыка самого себя.

— Чего-то подобного я и боялся, — сказал Зимин. Потер подбородок. — По крайней мере не забывайте о ежедневном контроле, мой Император.

— Благодарю, Алекс. — Грей добродушно похлопал врача по плечу. — Через полгода ты признаешь свою неправоту. А сейчас отдыхай. Я распоряжусь об организации твоего отдыха.

Зимин молча сложил свой медицинский сканер. Посмотрел на Грея с легкой печалью:

— Прощайте, Император.

— До свидания, Алекс. И… оставь этот тон. Я не намерен отказываться от твоих услуг, но вначале — отдохни.

Когда врач вышел, Грей тихо засмеялся. Похоже, быть врачом у бессмертного — нелегкое испытание для психики. Заставляет выдумывать проблемы там, где их нет.

Коммуникатор на столе издал тихую трель.

— Слушаю, — бросил Грей.

— Челнок с клинч-командором Шегалом приземлился на правительственном космодроме. Он просит немедленной аудиенции. Какие будут распоряжения?

— Проводите его ко мне.

Император еще раз улыбнулся, вспоминая слова врача. Слишком много паники из-за ерунды. Вот и Шегал нашел очередную причину для волнений… Грей подошел к окну, коснулся тяжелых штор, и они медленно раздернулись.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке