Вера остается жить

Тема

Амалия Дэс

Молодая беременная женщина бежала по заснеженному переулку. Был глубокий вечер, на улице стоял сильный мороз, но на ней был одет лишь свитер. Ее тяжелый бег затрудняли сугробы снега, она хрипло дышала и в панике оборачивалась. Пробежав, достаточное расстояние она остановилась и оглянулась. Позади нее горел большой дом. Языки пламени охватили внутренности дома, а из окон выбивались клубы черного дыма. Женщина с гордостью подняла свою голову, в ее взгляде был невозмутимый холод. Она прошептала:

– Ну, вот и все! – и погладила свой огромный живот. Женщине нужно было снова бежать, и она сделала несколько шагов. Но, вдруг, раздался громкий выстрел… Девушка тяжело опустилась на колени. Ее тело наполнилось свинцом, а в груди появилась нестерпимая боль. Она упала и закрыла глаза.

Глава 1 «Влюбленным рай везде»

А все когда-то начиналось с любви. С большой любви маленькой девчонки. История Веры началась тогда, когда она повстречала его.

Высокий кареглазый, спортивного телосложения парень – мечта любой юной девушки, совершенно случайно столкнулся с ней на улице, когда та бежала на автобусную остановку. Так часто бывает, когда судьба сталкивает двух нужных друг другу людей. И главное не пропустить свое счастье, главное заметить свою любовь.

Она была влюблена в него без памяти, потеряв голову, утопала в его глазах. В свои семнадцать Вера мечтала выйти замуж за Вячеслава Орлова. А он в свою очередь трепетал над ней, как над хрустальной вазой не смея причинить ей малейшего вреда, дарил ей нежность и прелесть первой любви.

Однажды, Славка пришел к Вере с огромной спортивной сумкой и сказал:

– Собирайся!

– Мы куда-то едем? – спросила девушка, оглядывая его с ног до головы. Слава был одет в спортивный костюм. Здоровый, высокий, телосложение атлета, а лицо серьезное, словно он готовится к соревнованиям. Вере нравятся такие мужчины – большие, будто гора, надежные, как кирпичная стена. С таким парнем тебе ничего не страшно, любые невзгоды рядом с ним превращаются в пыль. «Прорвемся!» – слетает с уст «большого мужчины», и тогда чувствуешь себя в безопасности, надежно спрятанной за пазухой. И, когда вот, так, твердо, уверенно и точно, то глупо спорить и задавать лишние вопросы. Поэтому, видя, что ответа не последует, Вера тихонько стала натягивать джинсы.

– Оденься теплее, едем за город – пояснил Вячеслав и вышел из комнаты.

Теплее, так теплее. Вообще-то Вера не любит, как капуста напяливать на себя по двадцать кофт. Но погода нынче такая, что не угадаешь. Весна никак не может одолеть зиму. Уже конец апреля, а холод стоит такой, что руки в варежки приходится прятать, будто зима на дворе. То снег хлопьями, то дождь проливной. От этого грязь на дорогах, лужи и гололед, а кое–где еще сугробы льдинками застыли. Деревья – ледяной коркой покрылись – листочкам так никогда не проклюнуться. Погода жуткая и отвратительная! И зачем Славика за город потянуло? Сидели бы дома, укутавшись мягким пледом, и смотрели бы телевизор. Вера расчесала свои длинные черные волосы и, собрав их в пучок, чтобы не мешали, вышла из комнаты.

– Ты готова? Молодец. Давай скорее, а то на электричку опоздаем.

– Слав, может, не поедем! Зачем нам туда? Холод собачий, а ты за город собрался, давай дома останемся – канючила девушка.

–Нет – решительно возразил Слава и, взяв ее за руку, накинул на плечи Веры куртку. Она вздохнула и послушно посеменила за ним.

В вагоне электрички народу было мало. Несколько бабулек с рюкзаками и компания молодых подростков с гитарой. Поэтому влюбленные выбрали дальние пустые места и устроились поудобнее. Из печки под сиденьем дул теплый воздух и Славку тут же разморив, потянуло в сон. Вера же сначала принялась считать замершие деревья, но поняв, что эта затея ей не по зубам, тупо уставилась в окно. Когда однообразные поля сменились лесом и пролесками и перед ее глазами помчались елки, как-то само собой захотелось спать, веки слипались, и голова Веры уткнулась в мягкое огромное плечо своего любимого.

Когда объявили конечную станцию, Слава нежно поцеловал Веру в щеку и прошептал:

– Вставай, мы уже приехали.

Они вышли из вагона и поползли вверх по грязной, скользкой горе. Ботинки Веры утопали в жиже почти растаявшего снега и с чваканьем отлипая от грязи собирали на свою подошву комки грязи. Никакого счастья Вера не ощущала, и только глядя, как бодро шагает ее спутник, заставляла себя идти в ногу с ним.

Остановившись у деревянного забора, Вера с трудом разглядела калитку. Забор и калитка сливались зеленой краской, и только, амбарный замок выдавал дверь. Славка просунул руку под дощечку над калиткой и достал ключ. Им он открыл заветную дверь и впустил свою спутницу во двор, где стоял сказочный домик. Он был маленький, разноцветный с резными ставнями. Было ощущение, что дом мастерили по сюжету сказки теремок - аккуратное крылечко в несколько ступенек, перила, сделанные в виде огненных петухов и узорчатые ставни окон, а край крыши свисал вниз резной скатертью. Дом смотрелся очень забавно и необычно на фоне серой, унылой природы, которая все никак не может проснуться от зимней спячки.

– Ты пока заходи в дом – сказал Вячеслав, открывая входную дверь – а я сразу за дровами.

Войдя, Вера очутилась на веранде. С любопытством она заглянула в дом. По средине стояла огромная русская печь, как в деревне выбеленная белой известью. Здесь же стоял деревянный стол и стулья. За стенкой теснились три кровати, расставленные по бокам комнаты. Деревянные, покрытые лаком стены были увешаны семейными фотографиями. Разглядев их, она догадалась, что дача на которой они сейчас, принадлежит родителям ее возлюбленного. Так же Вера увидела огромное сходство между Славой и его отцом. А вот четвертый человек, мелькавший по всюду, ей был неизвестен. По всей вероятности – это был брат Славика. Но мужчина, даже будучи ребенком совершенно не был похож ни на одного из родителей. Но это, отнюдь, не говорит о том, что он не из их семьи… Просто рядом со смуглыми кареглазыми родителями, мужчина с белой головой и светлой кожей, смотрелся странно, как будто из другой фотокарточки.

– Это твой брат? – спросила девушка, вошедшего, с охапкой дров Славу.

–Да – как-то сухо и холодно ответил он.

Вера решила, что эта тема для нее закрыта и заговорила о другом.

Некоторое время спустя, когда молодые люди прикончили бутылку вина, сидя на кровати перед потрескивающей печкой и смотря на языки огня, что выбивались из ее полузакрытой дверцы, Слава произнес:

– Верочка, мне так с тобой хорошо! Ты даже не представляешь, как я себя уютно чувствую, когда ты рядом!

Может быть вино одурманило голову Веры, а может треск горящих дров, и запах чего-то родного, деревенского, исконно–русского, но в этот момент девушка думала о том же. Ей, действительно, очень нравилось быть с этим человеком! Находиться по близости и знать, что он есть. На душе становилось так хорошо, когда она украдкой прижималась к его плечу, или будто нечаянно задевала его рукой, проходя мимо. Ей нравился его голос, его манера разговора, его походка и жесты. Может быть это и есть любовь? Готовая сказать ему об этом она разинула рот, но вымолвить слова она не успела, потому что его губы поцеловали ее. После он схватил девушку на руки и прошептал:

– Пойдем, я тебе кое-что покажу.

Вера не сопротивлялась, голову пьянило вино и бесконечный аромат его тела. Слава принес Веру в маленькую избушку.

– Это баня! – догадалась девушка, вдыхая запах сырости и березовых листьев. Он попросил ее закрыть глаза и прошептал:

– Доверься мне

Открыв дверь, молодой парень внес обезумевшую от счастья Веру в сухой, горячий воздух. Ее легкие вмиг обжег горький кедровый запах вперемешку с запахом березовых веников. Он поставил ее на ноги и разрешил открыть глаза.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке