Домик

Тема

Катаев Валентин

Валентин Петрович Катаев

Комедия в трех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Е с а у л о в а - председатель городского исполнительного комитета.

Н е у х о д и м о в - заведующий городским коммунальным хозяйством.

В а т к и н - заведующий городским финансовым отделом.

П е р е д ы ш к и н - управляющий делами горсовета. Красивый мужчина, который произносит слово средства с ударением на последнем слоге.

Ш у р а - машинистка в Конском горсовете, равнодушная к Передышкину.

П е р с ю к о в - молодой энтузиаст, директор Конского парка культуры и отдыха.

С а р ы г и н а - старуха за семьдесят.

С а м о х и н - редактор газеты "Конская заря".

Д е в у ш к а-п о ч т а л ь о н.

Ч е л о в е к  в  п а л ь т о.

З а в е д у ю щ а я  аптекой.

П р о в и з о р.

К о т я - мальчик.

П а в л и к о в а - областной прокурор.

Г о л о с  д и к т о р а.

Л е й т е н а н т.

С т о р о ж  при воздушном шаре.

П о с е т и т е л и  в ы с т а в к и 

и  н е с к о л ь к о  п е р с о н а ж е й  без слов.

Действие происходит в 30-х годах, весной, летом и

осенью, в городе Конске.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Бывший дворянский особняк. Небольшая приемная перед

кабинетом председателя городского исполнительного

комитета Есауловой в городе Конске. За окнами - май.

На сцене за двумя столиками - управляющий делами

горсовета Передышкин и машинистка Шура. Быстро входит

Персюков.

П е р с ю к о в. Товарищи, произошло нечто совершенно исключительное!

Ш у р а. Между прочим, принято здороваться.

П е р с ю к о в. Прошу прощенья. Здравствуй, Шурочка, здравствуй, душенька. (Нежно ее обнимает.) Девушка нечеловеческой красоты. Чтобы ее не полюбить с первого взгляда - надо иметь железные нервы. Передышкин, у тебя каменное сердце. Здравствуй, работяга.

П е р е д ы ш к и н. Здравствуй, бродяга.

П е р с ю к о в. Хозяйка дома?

П е р е д ы ш к и н. Дома, у нее совещание.

П е р с ю к о в. Не имеет значения. (Берется за ручку двери.)

П е р е д ы ш к и н. Но-но!

П е р с ю к о в. Милый человек, да ведь я же тебе объясняю русским языком: у нас в городе произошло событие всесоюзного значения... Даже, очень может быть, - мирового. А ты меня не пускаешь.

П е р е д ы ш к и н. Подождешь.

П е р с ю к о в. Мирового. Понятно?

П е р е д ы ш к и н. Подождешь. Идет совещание по местному бюджету.

П е р с ю к о в (прислушивается к шуму голосов за дверьми, подмигивает на дверь). Жуткое зрелище. Сидят три неутомимых труженика на ниве коммунального хозяйства. Не так ли, Шурочка? (Присаживается на край стола и обнимает девушку.) И увязывают водопровод с городским транспортом и городской транспорт с канализацией, а тем временем против городского театра каждый божий день тонет от четырех до пяти свинок. Верно, девочка?

П е р е д ы ш к и н. У тебя в Парке культуры и отдыха тоже, знаешь, не Рио-де-Жанейро.

П е р с ю к о в. Моему парку полтора года. Он еще младенец. Подрастет ахнешь.

П е р е д ы ш к и н. Да уж мы на все ахали-ахали.

П е р с ю к о в. Ну, пусти, дорогой. Ну, я тебя умоляю!

П е р е д ы ш к и н. Не сгоришь.

П е р с ю к о в. Ладно, черствая твоя душа. (Подходит к двери и кричит в нее.) Ползите сюда, бабушка. На второй этаж по лестнице. Топайте смелее. Погодите, я вам сейчас пособлю. (Уходит.)

Шура и Передышкин.

П е р е д ы ш к и н. Ну, жук! Напрасно ты ему позволяешь лишнее.

Ш у р а. Что лишнее?

П е р е д ы ш к и н. Различные объятия и все такое. Не эстетично.

Ш у р а. Если он мне нравится.

П е р е д ы ш к и н. Нравится? Так я тебя должен предупредить как старший товарищ: он жулик.

Ш у р а. Как жулик?

П е р е д ы ш к и н. Очень просто. Жулик. Авантюрист. Я в это не ввожу личных мотивов, но искренне советую тебе - брось Персюкова. Брось. Погибнешь.

Ш у р а. Что я слышу, Передышкин! Да ты просто ревнуешь!

П е р е д ы ш к и н. Хотя бы.

Звонок.

(Передышкин срывается с места.) Виноват. (Уходит в кабинет Есауловой.)

Ш у р а. Сам ты жук.

Входят Персюков и старуха Сарыгина с узлом.

П е р с ю к о в. Сюда, бабушка, сюда. Устали малость? Это ничего. Вот вам стульчик. Присядьте. Отдохните. Вот вам газетка. Почитайте. (Шуре.) Видела старушку? Так вот заметь себе: через эту старушку наш город прошумит на весь Советский Союз. А то, скорей всего, на весь мир. (Обнимает девушку.) Можешь не сомневаться. За это я тебе отвечаю. Эта старушка историческая. Именно то, что я искал всю жизнь.

Ш у р а. Между прочим, ты меня все время обнимаешь. Даже неудобно.

П е р с ю к о в. Чисто по-товарищески.

Ш у р а. Тогда это уж и вовсе ни к чему. Что-нибудь одно.

П е р с ю к о в. Понимаю. Конечно. Можешь не сомневаться. На днях оформимся.

Ш у р а. Пожалуйста, Алеша. А то Передышкин мне дышать не дает.

П е р е г о н о в. Сказано - сделано. Как только провернем старушку, так сейчас же и оформимся.

Входят Есаулова, Ваткин, Неуходимов и Передышкин.

Е с а у л о в а (Передышкину). Дай-ка нам проектные наметки... (Хрипит.) Фу, даже голос осел... устала... Дай-ка нам проектные наметки по строительству канализации, водопровода и трамвая. Ничего не поделаешь. Будем резать. (Персюкову.) Ну? Ко мне? Чего тебе от моей души надобно?

П е р с ю к о в. Товарищ Есаулова! Ух, братцы! Вы даже себе не можете представить, что произошло!

П е р е д ы ш к и н. Почему же это вы можете представить, а мы не можем?

П е р с ю к о в. Потому, что у вас мало воображения.

П е р е д ы ш к и н. Зато у тебя чересчур много.

Е с а у л о в а. Ну, ладно, ладно. Потом. Я очень занята. В чем дело? Только коротенько.

П е р с ю к о в. У нас нет своей физиономии.

Е с а у л о в а. Чего, чего?

П е р с ю к о в. Только ты меня не перебивай. Лично у нас, может быть, физиономия и есть, но у нашего города абсолютно нет. Вполне серьезно. Ну, что мы из себя представляем? Как гениально выразился Чехов: "Один из городов, расположенных по сю сторону Уральского хребта". Вас это устраивает? Меня это не устраивает!

Е с а у л о в а. И что же из этого следует?

П е р с ю к о в. Только ты меня не перебивай. Рязань - яблоки. Орел рысаки. Полтава - победа над шведами. Тула - пряники. Ну, положим, пряников уже нет; а винтовки? Лев Толстой? А Ясная Поляна? Наконец, самовары, черт их дери! Клин... Боже мой, ну уж, кажется, что такое Клин? Такая дыра - еще хуже нашего Конска! А вот - будьте любезны: Чайковский жил. Домик есть. В Вичуге Дуся Виноградова мировой рекорд поставила. В Одессе Буся Гольдштейн родился. А где Бальзак венчался? Вы думаете, может быть, в Париже, в Лондоне, в Венеции? Ничего подобного, в Бердичеве. В Бер-ди-че-ве! Вдумайтесь в это. А мы что? Ничего. Пустое место. От вокзала десять километров, поезд стоит пять минут, пассажиры смотрят в замурзанное окно и видят на горизонте что-то такое. А что оно такое - хрен его знает. Какой-то Конск. Вас это устраивает? Меня это абсолютно не устраивает!

Е с а у л о в а. Ты что, пришел сюда скандалить?

П е р с ю к о в. Не перебивай.

Е с а у л о в а (вспылив). Это не я тебя перебиваю, а ты не даешь мне ни одного слова сказать, черт бы тебя подрал с твоей глоткой. Дашь ты мне наконец говорить или не дашь?

П е р с ю к о в. Вот теперь дам, когда ты заговорила по-человечески, а то кричишь-кричишь, перебиваешь-перебиваешь.

Е с а у л о в а. Так вот, дорогой мой. Ты совершенно прав. Я с тобой абсолютно согласна. Но что же делать, если у нас в городе никто из великих людей не родился, не венчался, не жил, не изобретал, не ставил мировых рекордов? Не могу же я тебе родить Бусю Гольдштейна или женить Онорэ де Бальзака, а тем более дать квартиру Чайковскому. И кончим этот бесполезный спор. Я занята и устала. Нету у нас ничего этого. Нету.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке