Омела и Маргарита (ЛП) (2 стр.)

Тема

Как всегда, Пенни бросила папку табелей учета рабочего времени на стол, а затем подошла, чтобы полюбоваться фотографиями Джастина, которые Клэр хранила в рамках на книжной полке.

— Когда ты собираешься сжалиться надо мной и познакомишь меня с ним?

— Когда перестану тебя любить и захочу видеть, как ты, свернувшись калачиком перед кино «Мег Райан», ревешь в пинту "Ben & Jerry".

— Ты так уверена, что он разобьёт моё сердце. Откуда тебе знать, может, я не стану такой, как все остальные?

— У Джастина ты не одна такая. У него их много, и я не хочу, чтобы ты стала одной из них.

Пенни повернулась и бросила на неё испытывающий взгляд.

— Или, может быть, ты хочешь придержать его для себя.

Лицо Клэр залилось румянцем, и она смотрела вниз на бумаги на своём столе и, качая головой, надеялась, что ее волосы скроют её порозовевшие щеки.

— Не будь идиоткой. Он мой лучший друг.

— И?

— Он был лучшим другом Брендана.

— И?

— И... Что и? Это было бы странно.

— Что в этом странного? Ты уже знаешь, что вы подходите друг другу почти во всём. Почему с сексом было бы иначе?

Секс. С Джастином.

Ее тело начало покалывать, как конечности, которые заснули и теперь просыпаются, горя от иголок. Вот так вот, сказала она себе. Её внезапное влечение к Джастину показало ей, что тело снова готово принять мужчину, даже если её сердце пока не готово.

Она заставила себя засмеяться и посмотреть прямо на Пенни.

— Для человека, который хочет его подцепить, ты слишком настойчиво отправляешь меня в его постель.

Она пожала плечом.

— Мне вовсе не обязательно его держать. Я просто поиграю с ним некоторое время.

— Но я лишила бы себя удовольствия от испытания нескольких оргазмов, лишь бы увидеть тебя счастливой, потому что в этом плане я хороший друг!

В этот раз смех Клэр был неподдельным.

— Ну и дела, спасибо. Почему ты думаешь, что секс с Джастином доставил бы море удовольствия и множество оргазмов?

Не то чтобы это имело значение, конечно, так как она не собиралась заниматься сексом со своим лучшим другом, будь он хоть зверем в постели или кто другой. Слишком многое было между ними, и когда так называемые множественные оргазмы закончатся, она просто останется без лучшего друга.

— Парни, которые боятся серьезных отношений, как правило, лучше в постели, — сказала Пенни, и Клэр стало интересно, говорит она по собственному опыту, или же она прочитала это в журнале. — Они имеют более разнообразные вкусы и позы..., если ты понимаешь, о чем я.

Она даже думать об этом не хотела.

— Ты знаешь его дольше, чем я. Для чего тебе нужна я, чтобы закадрить его?

— Мы вращаемся в разных кругах. И всегда так было.

Именно Пенни была причиной того, почему она встретила Брендана и Джастина. Когда Клэр и Пенни были на последнем курсе Университета Нью Гемпшир, когда они стали соседками по комнате и подругами. Однажды на выходные, Клэр, вместо того, чтобы отправиться к своим родителям, поехала к ней, и они пошли на вечеринку. Несколько минут с Бренданом были всем, что потребовалось.

С тех пор Пенни выглядела смешно, когда думала, будто Клэр на самом деле хочет, чтобы Джастин был только её, она решила покончить с этим.

— Чеки будут к четвергу, в обычное время.

После того как Пенни ушла, Клэр привела в порядок стол и покормила Мокси. Потом сделала кое-что по хозяйству, и её мысли вернулись к Джастину.

Она не могла бы определённо сказать, что именно, но что-то с ним было не так. Даже не смотря на то, что они были практически лучшими друзьями, она подозревала, что он что-то от неё скрывает. И что бы там ни было, скорее всего, это было не очень хорошо.

Он будет здесь в любую минуту, чтобы забрать её, поэтому она опустила права и кредитную карточку в задний карман и прицепила сотовый к одному переднему карману, опустив ключи в другой. Когда он подъехал к дому, она натянула свой любимый шерстяной пуловер.

На своем пути по квартире, она остановилась, как обычно, и посмотрела на ряд фотографий, стоящих наверху на полке, те, на которые смотрела Пенни, в серебристой рамке слева от её свадебного фото.

Это была двойная рамка, в ней рядом было две фотографии 5x7. На левой было фото Брендана и Джастина, они стояли перед школой в первый школьный день в четвёртом классе. Оба они улыбались во весь рот маме Брендана, держащей фотоаппарат, очевидно, они были рады приступить к грандиозному новому учебному году вместе.

Фото справа, снятое на вечеринке в ее честь, было её любимое из тех, где эти два парня были вместе. Оба выглядели чертовски красиво в их смокингах, оба высокие и спортивные, но Брендан был светловолосым и светлокожим, а у Джастина были волосы потемнее и загорелый цвет лица человека, который работает на свежем воздухе. Она смотрела на фото сто или больше раз с тех пор, как Брендана не стало.

На этот раз, однако, ее взгляд задержался на его лучшем друге. Фотограф снял их, когда они смеялись, и медово-карие глаза Джастина сверкали на неё из рамки.

В последнее время она часто замечает его глаза. Теплоту в них, когда он смотрит на неё.

Что-то, похожее на печаль, когда она замечала, что он смотрит на неё. А смотрел он на неё часто.

Нет, она не была уверена, что было с ним, но она должна была признать, хотя бы себе, что и она тоже часто смотрит на него.

Это естественно, говорила она себе. Более двух лет её сердце боролось после смерти Брендана, её тело снова пробуждалось. Ей не хватало секса, а Джастин был очень симпатичным парнем. Это было естественно, — что она иногда задавалась вопросом, как было бы, если бы он коснулся ее, — она пыталась убедить себя.

Когда звонок на её мобильном телефоне сообщил о новом сообщении, она подскочила, как если бы её застали за чем-то нехорошим. Схватив олимпийку, она открыла сообщение и одновременно заперла дверь за собой.

"На месте".

Она закатила глаза и опустила телефон обратно в чехол. Джастин терпеть не мог писать СМС-ки. Он жаловался, что у него слишком большие и мозолистые кончики пальцев для маленьких кнопочек, но ей нравились его руки. Это были рабочие руки умелого человека, сильные и грубые, и на секунду она поймала себя на мысли, что ей хочется узнать, что бы он чувствовал, коснувшись её мягкой обнажённой кожи. Она отмахнулась от путанного, неясного образа и спустилась по ступенькам к дороге.

Когда она запрыгнула в грузовик, он улыбнулся ей и захлопнул дверь.

— Привет. Нам, возможно, потребуется две пиццы. Я думаю об этом весь день.

В то время как сама она думала о нём.

— Если мы возьмём две, ты можешь взять с грибами, и мы оба возьмем остатки на завтрашний ужин.

Улыбка растянулась на всё лицо.

— У тебя, может, и останется. А я умираю с голоду.

Он использовал зеркала, чтобы выехать с ее дороги, но чтобы видеть оживленную главную дорогу, ему приходилось сгибаться и смотреть в заднее окно грузовика, ложа руку на спинку сиденья. Он делал это сотни раз, но в этот раз она знала, насколько близко были его пальцы, чтобы задеть её плечо.

В этот раз у неё было желание спихнуть на пол его ворох документов, и визитных карточек, и бланков, скользнуть на среднее сиденье и спрятаться у него под рукой.

Тем не менее, она этого не сделала. Вместо этого она смотрела в окно и проклинала Пенни за то, что та вселила эту мысль ей в голову.

У Джастина в одной руке был кусок пиццы, в другой бильярдный кий и он рассуждал об ударе Клэр, когда в переднюю дверь вошли Рутледжи. Родители Брендана увидели его сразу через большое окно в игорном зале, и он почувствовал ту же мимолётную вспышку стыда, которую он чувствовал каждый раз, когда видел их, с тех пор, как Брендан познакомил их с Клэр. Он улыбнулся и помахал им рукой, в которой держал пиццу.

Клэр обернулась посмотреть, кому он машет, и он заметил, как вспыхнуло её лицо. Не было никакой семейной драмы Смитов и Рутледжей вокруг женитьбы, так как семьи нашли общий язык почти так же хорошо, как Клэр и Брендан. Всё было как в сказке, правда. Кроме окончания. Окончание было провальным.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора