Красная беседка

Тема

Роберт ван Гулик

Глава 1

– Это все из-за Праздника мертвых, господин. Так много гостей летом у нас бывает только в это время, – сказал тучный хозяин постоялого двора. – Мне очень жаль, господин.

Толстяк с искренним огорчением взглянул на стоящего перед ним высокого бородатого мужчину. Несмотря на то что гость был облачен в простое коричневое платье, а на его черной шапочке отсутствовали какие-либо знаки, говорящие о положении в обществе, манера держаться выдавала в нем чиновника достаточно высокого ранга, а с такого всегда можно взять хорошие деньги за ночлег.

На суровом лице бородатого незнакомца появилась озабоченность. Вытерев со лба капли пота, он обратился к сопровождавшему его молодому крепышу:

– Я совсем забыл о Празднике мертвых! А мог бы и вспомнить при виде жертвенников вдоль дороги. Это уже третий постоялый двор – и везде одно и то же. Думаю, нам лучше не искать более ночлег, а тотчас отправиться в город Цзиньхуа. Когда мы туда доберемся?

– Трудно сказать, мой господин, – пожал широкими плечами спутник бородатого. – Я плохо знаю север уезда Цзиньхуа, а в темноте ориентироваться будет еще труднее. К тому женам предстоят две или три переправы. Возможно, мы будем в городе около полуночи – если, конечно, повезет с паромами.

Старый служитель постоялого двора, возившийся со светильником, перехватив красноречивый взгляд хозяина, решил вмешаться в разговор.

– А что, если поселить господина в Красной беседке? – предложил он высоким, писклявым голосом.

– Покои, конечно, превосходны, – с сомнением пробормотал хозяин, потирая круглый подбородок. – Беседка обращена к западу, и там все лето прохладно. Но ее недостаточно хорошо проветрили, и…

– Если эти покои свободны, я их займу! Мы в пути с раннего утра, – перебил его бородатый гость и, обращаясь к спутнику, добавил: – Принеси седельные сумки и вели конюху позаботиться о лошадях!

– Что ж, добро пожаловать, господин, —раскланялся хозяин постоялого двора. – Но долг обязывает предупредить вас, что…

– Я согласен заплатить подороже! – отмахнулся незнакомец. – Дайте мне регистрационную книгу!

Хозяин раскрыл пухлый том на странице, озаглавленной «Двадцать восьмой день седьмой луны», и пододвинул его гостю. Тот окунул кисточку в тушь и сделал запись: «Ди Жэньчжи, правитель уезда Пуян, следующий из столицы к месту службы в сопровождении помощника по имени Ма Жун». Возвращая книгу хозяину, бородач невольно скользнул взглядом по указанному на обложке названию постоялого двора – «Вечное блаженство».

– Принимать у себя правителя соседнего уезда – высокая честь! – согнулся в поклоне толстяк. Однако когда бородатый постоялец отошел подальше, он, глядя ему в спину, пробормотал: – Вот ведь некстати! Этот Ди известен умением всюду совать любопытный нос. Надеюсь, он ничего не разнюхает… – И владелец постоялого двора обеспокоено покачал головой.

Старый служитель провел судью Ди во внутренний двор, окруженный большими двухэтажными строениями. Из освещенных окон доносились громкие голоса и взрывы смеха.

– Все занято, все комнаты до единой, —пробормотал себе под нос седобородый провожатый, приглашая судью следовать за ним через высокие резные ворота в глубине двора.

Гости оказались в чудесном саду, обнесенном стенами. Лунный свет заливал аккуратно подстриженные цветущие кусты и искусственный пруд с золотыми рыбками, тихий и такой спокойный, что поверхность его напоминала стекло. Судья Ди вытер потное лицо длинным рукавом – даже здесь, на воздухе, было жарко и душно. Пение, хохот и звон струн слышались и в саду.

– Я вижу, тут рано начинают веселиться, —заметил судья.

– На Райском острове музыка не звучит только утром, – с гордостью отозвался старик провожатый. – Все увеселительные заведения открываются незадолго до полудня. Соответственно поздняя утренняя трапеза плавно переходит в дневную, а поздняя дневная – в вечернюю и даже ночную. Утром же все начинается сначала. Вот увидите, мой господин, у нас на Райском острове скучать не приходится. Такое уж это место!

– Надеюсь, там, где я буду ночевать, мне удастся забыть об этом. Сегодня я целый день провел в седле, а завтра чуть свет должен снова пуститься в дорогу, поэтому хочу пораньше уснуть. Надеюсь, в Красной беседке мне не будет досаждать шум?

– Конечно нет, мой господин! Там очень тихо, – промямлил седобородый и, ускорив шаги, повлек судью в какой-то длинный, полутемный проход, заканчивавшийся высокой дверью. Затем он поднял светильник таким образом, чтобы гость мог рассмотреть деревянные стенные панели, покрытые причудливой резьбой и щедро украшенные позолотой. – Вот ваши покои, мой господин. – Служитель толкнул тяжелую дверь. – Тут замечательный вид и всегда очень тихо.

Они вошли в небольшую прихожую. Справа н слева от входа здесь были еще две двери.

Открыв правую, старик поспешил к столу, стоявшему посреди просторной комнаты, и зажег свечи в двух серебряных подставках, потом раздвинул ширмы у дальней стены.

Судья обратил внимание, что воздух в комнате изрядно застоялся, но сама она казалась довольно уютной. Стол и четыре стула с высокими спинками из некрашеного, до блеска отполированного сандалового дерева, кровать у стены справа и сань-ти-чжо1 у стены слева – из того же материала. Вся мебель – старинная и добротная, а резные изображения птиц и цветов на стенах просто изумительны. Дверь в глубине комнаты вела на широкую террасу, отгороженную от внешнего мира бамбуковыми решетками, густо увитыми глицинией. Далее располагалась высокая живая изгородь, а за ней —большой сад, освещенный разноцветными фонариками, что висели на ярких шелковых лентах между деревьями. Вдали виднелось полускрытое листвой двухэтажное строение. Если не считать доносившихся оттуда приглушенных звуков музыки, в отведенных судье покоях действительно было тихо.

– Это зала, мой господин, – подобострастно улыбнулся седобородый. – Опочивальня с другой стороны.

Он вновь вывел судью в прихожую и замысловатым ключом отпер массивную дверь слева.

– А к чему здесь такой сложный замок? —поинтересовался судья Ди. – Внутренние двери вообще редко запирают. Вы что, опасаетесь воров?

Служитель лукаво улыбнулся.

– Те, кто здесь останавливается, обычно не желают, чтобы их беспокоили, мой господин, —хихикнул старик и тут же торопливо добавил: —На днях замок сломали, но его успели заменить. Он открывается как снаружи, так и изнутри.

Обстановка спальни весьма впечатляла. Слева стояла огромная кровать, перед ней стол и стулья, напротив сосуды для омовения и столик сань-ти-чжо – все из резного дерева, покрытого ярко-красным лаком. Полог у кровати был из багряной парчи, пол покрывал толстый коверного же цвета. Когда служитель открыл ставни единственного в комнате окна, судья сквозь толстые бронзовые прутья решетки снова увидел парк.

– Вероятно, эти покои называются Красной беседкой из-за того, что обстановка спальни выдержана в таких тонах? – предположил судья.

– Вы правы, мой господин. Так повелось с давних времен – с тех самых пор, как лет восемьдесят назад был построен этот постоялый двор. Я пришлю служанку с чаем. Почтенный гость выйдет трапезничать со всеми?

– Нет. Пусть мне принесут вечерний рис сюда.

Когда судья и седой служитель вернулись в залу, появился Ма Жун с двумя большими седельными сумками. Старик удалился, бесшумно ступая в войлочных туфлях. Ма Жун открыл сумки и начал раскладывать на скамье одежду господина. У помощника судьи было широкое лицо с мощной нижней челюстью. Бороду он не носил – только короткие аккуратно подрезанные усы. Когда-то Ма Жун был разбойником большой дороги, но несколько лет назад раскаялся и вступил на службу к судье Ди. Как мастер боевых искусств, он был незаменим при задержании опасных преступников и во всякого рода рискованных вылазках.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке