Охота на акулу

Тема

========== Глава 1 ==========

Белый потолок кружился перед глазами, и все тело словно парило, вращалось по кругу, а обнаженную, влажную от пота кожу приятно ласкал мех разложенной на полу леопардовой шубы. Проигрыватель неспешно крутил винил, и разгромленная комната наполнялась музыкой, отдаваясь в душе приятной вибрацией.

- The best you ever had

(Лучшее что у тебя когда-либо было)

The best you ever had

(Лучшее, что у тебя когда-либо было)

Is just a memory and those dreams,

(Это лишь воспоминания и те мечты) - хмельно растягивая гласные, пропел Майкл и тихо рассмеялся, уткнувшись в бледное плечо Джеймса, который тоже не мог сдержать счастливой ухмылки.

- Нравится? – Фассбендер приподнялся на локте и тяжело устроился на боку вплотную к расслабленному Джеймсу. Шотландец только кивнул и тихо замычал под песню. Майкл счастливо оскалился и глубоко затянулся сладковатым дымом, небрежно сжимая в пальцах косячок, и навис над Джеймсом, почти касаясь его губ поцелуем, выдохнул ему в лицо и довольно рассмеялся, когда Джеймс тихо, совсем по-кошачьи фыркнул и резко открыл свои яркие глаза.

- Черт, - Джеймс облизнул губы, и его глаза заслезились от дыма, а Майкл просто им любовался. Самым прекрасным из всех, кого он встречал, и настоял на поцелуе, хотя МакЭвой и не думал возражать и сам положил руку на лицо Майкла, задевая кончиками пальцев проколотую мочку уха с аккуратной серьгой с бесцветным камнем.

Проколотые уши. Раньше Джеймс даже не думал, что ему может нравиться что-то подобное в мужчине.

Этот момент был идеален, и мир, объятый пеленой сладковатого дыма, принадлежал только им двоим. Джеймс приоткрыл губы, наслаждаясь ловкими движениями языка Майкла, скользящего по его небу, очерчивающего контур его белых ровных зубов. И сквозь этот гипнотический поцелуй МакЭвой чувствовал, как Майкл касается его. Так легко, всего лишь кончиками пальцев, но кожа такая чувствительная, что даже прикосновения воздуха могли возбудить. А уж длинные пальцы, медленно скользящие от ключицы вниз по груди, ниже к ребрам, по напряженному животу, очерчивающие контур пупка, и ниже, еще ниже, поглаживающие темную полосу волос, тянущихся к паху, словно подчеркивая твердый член, который так и требовал прикосновений. И Джеймс сам хотел себя касаться, чувствовать ярче, но лежал мирно, легко подаваясь навстречу губам Майкла, целуя его все глубже, вылизывая его пошлый рот, изнывая от желания.

- Коснись… - выдохнул Джеймс с похотливой улыбкой, глядя в серо-голубые глаза Майкла, и тот снова улыбнулся. Так потрясающе оскалился и принялся целовать плечо Джеймса, словно пытаясь слизать с его кожи каждую родинку.

Джеймс с наслаждением тихо застонал и закрыл глаза, поглаживая шею и плечи Майкла, ощущая, как они сплетаются плотно друг с другом даже в этой пока еще легкой близости. Но тело уже плавилось, а сознание было открыто до предела, казалось, он мог читать мысли Майкла, в этих мыслях был один только Джеймс во всех возможных позах.

Комната кружилась быстрее, и они закручивались в самом ее центре, Джеймс не открывал глаза, отдаваясь таким желанным ощущениям, млея от теплых губ Майкла, скользящих по его телу, и растворяясь в ритме музыки. И сейчас он даже не помнил, чтобы его жизнь могла быть иной, что в ней когда-то не было Майкла.

Полгода назад

Графа регистрации. Паспортные данные. Краткое описание события. Опрос свидетелей…

Чертовы подростки! И какого черта они расфигачили эту витрину? Играли, чертовы идиоты, и никто о последствиях не подумал. Ничего. Посидят в обезьяннике, одумаются. Но бумаги никто не отменял.

- Джеймс, я откатал пальчики нашего клиента. - Кристофер положил на стол дактокарту, а МакЭвой поморщился от резкого запаха от своего коллеги и покосился на него.

- Боже, ты что, на вытрезвителе сегодня работал?

- Очень смешно, - фыркнул дежурный полицейский. – В третьей камере нарика прямо на меня вывернуло…

- Эй, Джеймс! – В дверях появилась Саманта, и выглядела молодая курсантка на удивление нервно. Она торопливо кивнула дежурному.

- Что? – без особого интереса спросил МакЭвой и почесал бороду, которую просто не было времени нормально сбрить.

- Там пришел какой-то Мердок из федералов. Требует тебя на собрание.

- Федерал? – Джеймс удивленно приподнял бровь, но из-за стола поднялся. Да хоть сам Сатана, если это поможет отложить писанину на пару часов или вовсе сбросить ее на кого-нибудь еще.

Полицейский участок жил своей торопливой жизнью, переливался от телефонных звонков и голосов. Правоохранительный муравейник. Хорошо. Так и должно быть, а вот тишина и пустые коридоры были бы ужасным знаком. МакЭвой коротко постучал в дверь и, не дождавшись ответа, вошел в просторный кабинет, где сержант обычно проводил брифинг.

- Джеймс. - У тумбы стоял агент Мердок в простом сером костюме и ждал, пока его помощники подготовят доску, на которой уже появились фотографии знакомых бандитов, наркоторговцев и центральных клубов с барами.

- Смотрю, вы тут развлекаетесь, – заметил Джеймс и прошел в зал, сев за один из столов чуть в стороне от собравшихся офицеров. Из их участка была всего парочка качков из патруля, еще троих Джеймс мельком знал по стрельбищам. Все трое из других участков. Ну и, естественно, сами федералы, с которыми, судя по всему, еще предстояло познакомиться.

- Итак, все в сборе, - сообщил Мердок, и на доску прикрепили последнее центральное фото.

Джон Каллорд. О нем знали все сотрудники полиции, вспоминали благим матом, когда нарывались на очередной наркопритон, и точно знали, кто распространяет эту дрянь по городу, отравляя его жителей, доводя до бездумного состояния. И, раз его фото на доске, то работать предстоит не только с федералами, но и с наркоконтролем. Что ж, неплохой способ развеять патрульные будни.

Джеймс перевел взгляд на фото ниже «босса».

Резкие немецкие скулы, серо-голубые глаза, темные волосы небрежно прилизаны, но все равно пара прядок касаются чистого лба. И эта ухмылка…

- Мы начинаем охоту на акулу? – спросил Джеймс, легко перекрывая перешептывания коллег.

- На Каллорда и его хищника охотимся мы, офицер, - подчеркнул Мердок, разом обозначив условность участия в операции патрульных копов. – Они здесь представлены для того, чтобы ввести вас в курс дела и обозначить масштаб и важность операции. На сегодня наша цель – это Энтони Гарднер, - Мердок указал на еще одно фото, находящееся гораздо ниже в преступной пищевой цепочке. Худощавый мужик с кривым носом и безумным взглядом карих глаз.

- Сегодняшний рейд входит в состав операции, над которой мы работаем уже на протяжении полугода, и один из наших информаторов сообщил, что этой ночью в клубе «Найткроул» состоится передача крупной партии героина, и у нас есть реальный шанс повязать Гарднера. А стоит ему оказаться у нас в руках, как мы уж точно заставим его говорить.

- Эй, а это разве не один из этих… клубов? - Бернард даже побледнел, с отвращением глядя на стенд с фото клуба с простой синей неоновой вывеской беса на полумесяце.

- Из каких? – уточнил Мердок.

- Ну, там эти… педики шарятся, – скривился офицер, и кто-то в зале тихо засмеялся, но вместе с тем послышался несдержанный мат с задних рядов.

- У вас с этим проблемы?

- Черт, еще как! Не собираюсь я сидеть в этом гадюшнике. Джеймс, - офицер посмотрел на коллегу в поисках поддержки, но МакЭвой только развел руками.

- Ну, пощупают твою тощую задницу пара пьяных мужиков, не потерпишь ради общего дела? – Джеймс откровенно веселился и едва не смеялся в голос от взбешенного вида Бернарда.

- В этом я не участвую! – заявил офицер и выскочил из кабинета, с грохотом захлопнув дверь.

- Слаба-а-ак, - весело протянул МакЭвой и бодро посмотрел на федерала. – Так что там делать нужно?

- Прекрасно, - пренебрежительно произнес Мердок. – Итак, в этом кабинете сейчас собрались офицеры, имеющие тот или иной опыт в работе под прикрытием и обладающие достаточными навыками для участия в нашей операции. От вас требуется лишь вести наблюдение внутри клуба под прикрытием гражданских. Вас снабдят необходимым оборудованием. Вам нужно будет следить за посетителями и нашими «почетными» гостями и во время штурма участвовать в захвате.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке