Прислушайся

Тема

Диксон Гордон

Гордон Р. ДИКСОН

Перевод В. Романова

Когда Тэдди и его родители садились за стол, Реру оставался в холле, дожидаясь мальчика. Ему не нравилось смотреть на жующих людей.

- ... и он абсолютно прав,- голос отца напоминал раскаты грома, потому что обладает такой же свободой выбора, как любой из нас. Помни об этом, Тэдди, и не забывай, когда станешь взрослым. Единственная причина успешного покорения Галактики человеком в том, что мы - люди - всегда согласуем свои действия с нуждами и интересами аборигенов.

- Ох, Гарри! - воскликнула мать. - Тэдди слишком мал для твоих рассуждений.

- Я не маленький,- возразил Тэдди, с трудом проталкиная слова сквозь наполненный рот, - мне уже четыре года.

- Слышишь, Селия? Ему уже четыре! Он совсем взрослый! - рассмеялся отец. - Если серьезно, милая, нашему сыну предстоит вырасти в мире, населенном мирйанами, разумными существами, похожими на Реру. Так что Тэдди следует как можно раньше найти общий язык с местными обитателями.

- Ну, я не знаю, - проворчала мать. - Надеюсь, ты не забыл, что Тэдди родился во время полета, в космосе, очень хрупким и впечатлительным ребенком.

- Хрупким? Чушь! - прогрохотал отец. - Наш мальчик- представитель самой развитой, самой выносливой раеы во всей Галактике. Сравни его вот хоть с мирианином, прикованным к планете столь многочисленными снмбиотическими цепочками, что наши ученые до сих пор не в силах расшифровать их. К примеру, Реру: тихий, инфантильный, не приспособленный к жестокой борьбе за выживание, одним словом - типичный представитель расы мириан. Идеальная работа для него- нянчить нашего мальчика.

- О, ты не понял, я не имею ничего против Реру,- ответила мать. - Он отличный воспитатель, и прекрасно относится к Тэдди. Но я никак не привыкну к тому, как он неожиданно замирает, склоняя голову набок, как петух, и слушает. Мне становится страшно...

- Тьфу, пропасть! Опять ты с этим, Селия! Тысячу повторял, что он всего лишь слышит голоса коров, ждущих дойки.

Тэдди заерзал на стуле - уж он-то знал буквально все о коровах шестиногих мирианских животных, странствующих по планете, как Реру и его собратья.

Когда молоко Наполняет корову, она издает высокий пронзительный крик, призывая Реру, или его собрата, поспешить к ней на помощь и высосать молоко. Вот и все: коровы больше не интересны для Тэдди. Не то что Реру! Вспомнив о друге, Тэдди быстро управился с завтраком.

- Я все съел, - сказал мальчик, вмешавшись в разговор родителей. Теперь я могу идти? Могу я?

- Конечно, - ответила мать. Тэдди соскочил со стула и помчался в холл.

- Не уходи далеко! - долетели до него слова матери, которые перекрыл густой бас отца: - Пусть носится, где хочет. Пока Реру рядом с ним - я спокоен. Что может приключиться с мальчиком на планете вегетарианцев?

Но Тэдди не слышал их напутственных слов, ведь его ждал Реру, восхитительный Реру!

На первый взгляд он напоминчл миниатюрную фигурку старинного китайского мандарина, в такой же накидке, с выбритой головой и небольшой остроконечной бородкой. Лишь более близкое знакомство с Реру раскрывало секреты: накидка прикрывала щупальца, а бородка - присоски, с помощью которых Реру доил коров, и оказывалось, что мирианин вовсе не обрит - волосы никогда не росли на его голове.

Но Тэдди так привязался к Реру, что не обращал внимания на анатомические особенности его тела.

- Куда мы пойдем сегодня, Реру? - спросил Тэдди, нетерпеливо пританцовывая перед маленьким мирианином, который едва доходил мальчику до пояса.

- Доброе утро, Тэдди, - ответил Реру. Голос его напоминал- щебетанье птицы, он пел, а не говорил. - В какое место ты хочешв отправиться сегодня?

- Хочу в серебряное и зеленое место, - сказал мальчик. - Можно?

Маленькое темное личико Реру-маидарина не расплылось в улыбке только потому, что мириане не могли улыбаться из-за отсутствия лицевых мышц. Но рот Реру Ш приоткрылся, издав короткий выразительный звук счастья и удовольствия.

- Да, малыш Тэдди, - ответил Реру, - мы можем отправиться в такое место.- И, грациозно повернувшись, он вышел из дома под спокойно струящиеся лучи желтого мирианского солнца. Каждый шаг Реру выражал чувство собственного достоинства.

- Как хорошо-хорошо-хорошо! - напевал Тэдди, вприпрыжку следовавший за Реру.

Мальчик и мирианин миновали строения землян, вышли на луг, укутанный густой мягкой травой: малыш Тэдди, высоко подпрыгивающий (притяжение здесь было меньше земного); чуть впереди - Реру, с непринужденной легкостью скользящий по траве. Что из того, что ровному скольжению помогали щупальца? Это взрослых охватывало чувство брезгливости при виде неутомимо работающих белых щупалец-мышц, а Тэдди замечал лишь вполне естественный способ передвижения. В его глазах Реру был прекрасен!

Их путь пролегал через море травы. Реру несколько раз останавливался, слушая. И каждый раз Тэдд пытался повторить действия мирианина: он по-петушинему склонял голову набок, а его детское личико выражало такую серьезность, на какую он только был способен.

Пoсле очередной остановки, когда взъерошенная голова мальчика склонилась, маленький мирианин, обратив внимание на Тэдди, спросил:

- Что случилось, малыш Тэдди?

- Папа говорит, что когда ты прислушиваешься, ты слышишь голоса коров, - произнес мальчик. - Реру, ведь правда, ты слышишь и другие голоса, ведь правда?

- Да, - ответил Реру, - я слышу голоса всех своих собратьев.

- Оо-оо, - протянул Тэдди, - я так и думал.

Трава становилась все выше и гуще, вскоре на горизонте начали вырисовываться темно-зеленые пятна кустов.

- Это место там,-прощебетал мирианин.

От нетерпения Тэдди перешел на бег.

- Скорее, Реру, - мальчик потянул мандарина за накидку, - ну пожалуйста, Реру!

Мирианин заскользил быстрее, и вот... они оказались на серебряном-и-зеленом месте. Оно было сказочно: серебристые капли вспыхивающей на солнце воды, разбросанные меж крохотных островков сочной зелени; аккуратные озерца располагались таким образом, что в любом месте, где бы вы ни стояли, ваши глаза наполнялись желтыми брызгами солнечных лучей, схваченных и отраженных водными поверхностями. Открывшийся вид напоминал игрушечный ландшафт из детской книжки, над которым великан разбил зеркальце, забыв собрать осколки, - они ярко блестели и сверкали в свете Дня.

Реру, подобрав под себя щупальца, присел. Тэдди пристроился рядом на одном из небольших холмиков.

- Что оно рассказывает тебе? - спросил мальчик,Скажи, Реру, что оно рассказывает?

Мирианин прощебетал короткую песнь радости и затих. Он долго сидел молча, слушая, а мальчик извивался от нетерпения, не смея нарушить тишину, произнести хоть слово, а значит - задержать рассказ Реру.

Но вот мирианин заговорил:

- Я слышу своего брата - корову, который пасется возле берега. Я слышу, как он неторопливо бредет по мягкой траве, как он прислушивается к голосу нашего крохотного брата, копуна, живущего в земле и снабжающего вкусной пищей моего брата, корову. И я слышу еще дальше-мельчайших братьев моего мира, занимающихся своей работой. Я хорошо слышу их - воздух наполнен их мыслями и воспоминаниями, а до тех нор, пока они думают и вспоминают, их мысли - мои мысли, их воспоминания - мои воспоминания. Зеленое-и-серебряное место наполнено величественными мыслями, и оно говорит мне: "Зеленое-и-серебряное место - место слияния водных потоков. Братья, живущие в земле, рассказали нам, что таких потоков - три, и они текут, не зная солнечного света, только под землей. Братья, живущие в воде, путешествовали по всем трем потокам и рассказали, что они несут свои воды издалека. Один поток приносит воды юга, два других - севера.

Северные потоки прокладывают свои русла вблизи друг друга, они окружены и разделены темной, замерзшей землей, и выходят на поверхность лишь в далеких холодных землях. Там, на далеком севере, они сходятся - и питают реку, обрушивающуюся вНиз с огромной горы, обнаженные выступы которой обдувают ветра.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке