Призраки прошлого

Тема

В субботу Змей, наконец, свою пушистую малышку забрал.

Кроха, выпущенная из переноски в квартире, огляделась с недовольством и искренне королевским презрением. Царапнула лапой обои – не понравилось, фыркнула, подошла к дивану, на котором сидел Змей, и по его ноге забралась на колени. Скрутилась клубочком, довольно помурлыкала и расшипелась, как только мужчина попытался ее погладить.

Царственное кошачье внимание ещё надо было заслужить...

Мужчина хохотнул, пощекотал кроху за пушистым ухом, переместил джампом документы и занялся работой, загадав как мальчишка, что если котенок по имени Эмили за два дня разрешит себя погладить и даже не обшипит с головы до ног, то и с настоящей Эми как-нибудь наладится.

Раз уж Змей собирался возглавить самую страшную Триаду, то защитить единственную женщину от их рук как-нибудь тоже сможет. Даже если придется развалить эту структуру до основания!

Глава 5. Двойное свидание, гонка и планы понедельника

Мягко кружили за окном листья. Индивидуальная система отопления дома уже была включена. Здесь, от реки по ночам поднималась промозглая сырость, поэтому Эми предпочитала не мерзнуть и пользоваться благами системы обогрева ещё в самом начале осени.

Позади был насыщенный субботний день, который она провела в приятной компании. Достаточно приятной для того, чтобы немного забыться. Серхио пытался её очаровать, но темпераментный итальянец был далеко не той компанией, на которую была бы согласна Эммануэль.

Рашель, с удовольствием общающаяся с папой, приняла правила игры в шпионов и ей наслаждалась, а ещё наслаждалась обществом Макса. Ей нравилось, что такой взрослый парень смотрит на неё с одобрительным интересом, поэтому девочка – юная девушка, даже не кокетничала, а разговаривала «как большая».

Эми посматривала в её сторону, но не вмешивалась.

После сытнейшего обеда, причём, Серхио и Макс оплатить счёт не дали, поделив его между собой, все пакеты были перемещены в квартиру Эми. А стихийно сложившаяся компания отправилась вначале в кино, а затем – в парк, кататься на роликах.

Именно там выяснилась причина, по которой Серхио не выразил особого счастья от идеи посещения этого места и проведения такого активного отдыха. Дело было в том, что мужчина не умел кататься на коньках. И пока Рашель под присмотром Макса накатывала круги по парку, Эми учила своего напарника хотя бы стоять на коньках, ехать на них и тормозить.

На исходе второго часа и «учительницу», и «ученика» смело можно было выжимать, зато Серхио понял, что это, по меньшей мере, интересно, и напросился на следующую субботу снова составить компанию погулять и покататься.

И пока Рашель с Серхио откатывали на маленькой скорости по треку, Эми и Макс выбрали трек для продвинутых гонщиков с препятствиями, и отправились туда развлекаться, заодно разговаривая о том, что нужно было Максиму. Выяснилось, что практиканту предстояло писать первую курсовую работу, и вместо того, чтобы выбрать что-то полегче, он захотел рассмотреть явление гениев от физики в джампе.

Не сходились у него волновые уравнения частного случая, когда джампер мог прыгнуть из воды или из воздуха. Эми, работающая с этой проблемой примерно пять лет назад, говорить прямым текстом парню не собиралась, где искать корни его оплошности. В конце концов, умнейший мальчишка сам мог сообразить. А вот подсказку, соответствующую, ему дала, как когда-то такую подсказку ей самой дал дед.

После роликов все разошлись по домам. Воскресенье утром Эми собиралась позаниматься с Рашель русским языком, а вечером – то есть сегодня вечером, её ждала гонка. И Максим, узнавший, где она будет проходить, был чрезвычайно горд тем фактом, что сопровождать юную леди предстояло ему.

– Эми, – Рашель, сидя на кухне за столом, расписывала упражнения для пятого класса, набирая необходимый базис. – А что ты думаешь про Максима?

– Понравился? – взглянула на подопечную девушка через плечо. Перед ней на столе были раскатаны куски теста, из которых Эми сноровисто закручивала рогалики. На начинку пошёл абрикосовый джем, присланный всё той же тёткой, которая снабжала племянницу различными солёностями, копчёностями домашнего происхождения, вместе со свежими фруктами и овощами.

Рашель чуть порозовела и кивнула.

Эми улыбнулась. Ну, не то чтобы этого стоило ожидать, но парень из Максима действительно был что надо. А уж если учесть, что Рашель для него была подопечной той самой профессора Борисовой, то девочке в его обществе вообще ничего не грозило.

– Он умный. Учился у меня пару месяцев.

– Но ты же работаешь в патруле?

– Время от времени меня приглашают в нашу академию прочитать курс лекций. Иван Валерьевич никогда мне не запрещал этого, считая, что рано или поздно я всё равно уйду преподавать, поэтому мне необходимо набирать практический опыт.

– А ты не хочешь?

– Скажем так, я хочу, но не настолько, чтобы бросить русский патруль раз и навсегда. Возможно, однажды сложится такая ситуация, что я покину патруль и перейду на преподавание, но пока для этого нет повода, да и особого желания…

– Даже из-за того, что случилось со Змеем? – спросила тихо Рашель.

Сердце кольнуло болью. Острой, мгновенной. Эми косо посмотрела на девочку. А ведь действительно же волнуется, и действительно хочет знать, чтобы не причинять боли потом. Она была уже достаточно взрослой, чтобы понимать всё, что нужно. После того, как переживаешь то, что довелось пережить Раш – взрослеешь очень быстро.

– Даже из-за этого. Я не хочу сдаваться. Я не знаю, что случилось, и почему он так неожиданно ушёл. Я не знаю, что за девушка появилась рядом с ним и сказала, что она его невеста.

– А выяснять будешь?

Эми задумалась. Реакция Лан на вопрос о триаде была очень испуганной. Собственно говоря, настолько, что это само по себе наводило на размышления. И была возможность в происходящем покопаться, да и интуиция вопила в голос, что эта дикая орхидея ей не нравится. Но оперативник поднял голову и сказал, что так поступать нельзя.

Поэтому девушка защипнула новый рогалик, положила его на противень и честно ответила:

– Нет. Я присмотрюсь к ней, она ведёт себя не то, чтобы подозрительно, но своевременность её появления заставляет насторожиться.

– А почему?

– Понимаешь, после развала Гюрзы вполне может сложиться так, что некие силы, которые недовольны нашим вмешательством, очень удачным вмешательством в дела этих террористов, захотят взять реванш. То есть – развалить русский патруль.

– А как одно связано с другим?

– Гюрза не работала сама по себе. Её члены не были одиночками, они имели какие-то отношения с другими организациями, другими террористическими группами. Например, та же самая тихоокеанская триада. Прокитайская мафия, если вам рассказывали про неё на уроках истории. Так вот, они были одними из своеобразных партнёров Гюрзы, они поставляли им оружие, информацию, прикрытие. А в ответ террористы снабжали их наркотиками, специфическими лекарствами. То есть, например, триада может решить, что русский патруль, разваливший Гюрзу, слишком успешен. Дальше идёт такая цепочка. Успешны – можем принять решение о том, чтобы разрушить уже другую группировку, а там дело и до триады дойдёт. Ущерб триады – это потери денежных средств, но что для них весомее – потеря доверия и своего положения. Соответственно, мы угроза, а угрозу лучше превентивно устранять. Для этого можно или разрушить патруль с внешней стороны, или с внутренней. Попытки разрушить любую российскую организацию снаружи обречены на провал. Это одна из известных всем заповедей. Дело в гибкости русского менталитета. То есть мы прогибаемся, прогибаемся, но не ломаемся. А как только достигается предел жесткости, мы разворачиваемся и … Кто к нам с мечом, тот от меча и дохнёт вне всякого сомнения.

– А изнутри?

– А вот эта политика универсальна и может быть с допущениями использована против любой организации представителей любого народа. В том числе, подобная тактика может быть использована против русских. Вполне может статься, что эта самая Лан будет внедрённым агентом триады, которую используют, чтобы развалить патруль с целью отмщения и нанесения превентивного удара, чтобы не дать нам усилиться.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке