Бездна

Тема

— Ну. Этой финской моське мы быстро мозги вправим…

— Вправим, друг. Не волнуйся. Недолго они будут дёргаться. У нас — Красная Армия! Лучшая в мире армия рабочих и крестьян! Так что, через пару недель, максимум через месяц, будем в их столице капитуляцию принимать. Бывай друг…

Мягко хлопнула массивная дверь, и лейтенант чуть ли не бегом устремился к призывно сияющей огнями будке контрольнопропускного пункта. Сзади заурчал мотор разворачивающегося такси… Дежурный вскочил из-за стола и отдал честь:

— Товарищ лейтенант, война!

— Знаю.

— Вам — в штаб. Командир полка собирает всех командиров в Красном уголке.[10]

— Ясно. Спасибо…

В помещении было тепло и накурено так, хоть топор вешай. Петров повесил шинель на крючок, с трудом отыскав место и раздвинув широкими плечами остальных командиров, сгрудившихся возле повешенной на стене карты.

— А вот и наш Володя. Все в сборе?

— Нет комбата один. Нарочный уже выслан. Скоро будут.

Хлопнула дверь. И появился тот, о ком только что вспоминали. Комбат один капитан Гоцеридзе.

— Вах, дорогой, извини, снег пошёл. Еле добрался.

Обратился он к командиру полка. Тот кивнул в ответ и вышел к самой карте, взял в руки указку и заговорил:

— О сложившейся ситуации вам доложит комиссар полка товарищ Фридлянд.

Тот, взяв из рук комполка указку, начал речь, время от времени указывая на карте места, о которых шла речь.

— Как вам известно, товарищи, обнаглевшие белофинны весь год устраивали провокации на нашей государственной границе. Товарищ Сталин и наша Коммунистическая Партия большевиков в своей бесконечной мудрости долго сносила их непрестанные вылазки, пытаясь решить возникшие проблемы мирным путём переговоров. Но настал день, когда наше терпение лопнуло. Три дня назад при артиллерийском налёте погибли наши советские воины. В этот же день подло, из засады был расстрелян наряд пограничников. Товарищ Сталин в своей бесконечной мудрости потребовал от белофиннов отвести вооружённые силы на двадцать — двадцать пять километров от государственной границы СССР, дабы предупредить повторение подобных случаев. Более того, в своём бесконечном миролюбии Советский Союз предложил буржуазной Финляндии произвести обмен территорий. Они должны нам передать небольшой участок земель на Финском перешейке, что обезопасит город Ленина. А мы взамен отдаём им в три раза большие земли Карело-Финской Советской Республики. Но империалистическое правительство Каллио, науськиваемое буржуями Англии и Британии отвергло эти мирные предложения, а так же отказалось от выполнения справедливых требований СССР по демилитаризации границы. Более того — отмечено непрерывное увеличение военного присутствия, строительство полевых аэродромов, новых дорог, передвижение крупных военных группировок к границе. Советское правительство и лично товарищ Сталин приняли в сложившейся обстановке единственно верное решение: вразумить зарвавшуюся обнаглевшую белогвардейскую Финляндию при помощи Красной Армии…

Петров стоял и слушал, а в голове билась мысль — как же предупредить Верочку о том, что свидания завтра, точнее, уже сегодня, не будет?

Глава 3

Аллегро Модерато

В одном европейском городе, на одной мощёной квадратным каменным брусом улочке, под сенью стеклянных панелей огромного зимнего сада сидело шесть человек. Одеты они были в обычную униформу обеспеченного человека — смокинг. А сидели они под сенью раскидистой пальмы за круглым столом, наслаждаясь великолепно сваренным кофе по-турецки. То есть, без сахара. Вздымались к прогретым, чтобы не запотевали, стёклам крыши, ароматные сизые облачка табачного дыма. Текла неторопливая светская беседа. На тему? А вот мы сейчас это и узнаем…

— Итак, господа, мы собрались здесь, чтобы констатировать факт: НАЧАЛОСЬ.

— Господин Варбург,[11] это уже не новость. Весь мир знает, что Советы напали на Финляндию. Трест господина Моргана[11] разнёс эту весть на страницах своих изданий…

Крючконосый седой полный господин благосклонно кивнул головой, соглашаясь.

— Господин Ротшильд, мы здесь собрались не для того, чтобы выслушивать банальные истины, а для того, чтобы решить самый важный насущный вопрос: как нам увеличить наши доходы.

— Знаете, господа, каждый из нас стоит не один миллиард. И такие вопросы задавать просто смешно, мистер Рокфеллер.[11]

— Не смешно, господа! Не смешно! Наоборот, сейчас нам необходимо вмешаться, чтобы ликвидировать смертельную угрозу! Вмешаться всеми доступными нам способами.

— Что вы несёте, господин Дюпон?[11] Какая угроза? Откуда?

— Ха! Господа, вы слишком долго почивали на лаврах Великой войны! И прозевали опасность, возникшую в последние годы.

— Вы о Советах?

— Не только, господа. Не только.

— О чём же ещё?

— О национал-социализме в Германии. Гитлер сейчас демонстрирует самые настоящие чудеса: ликвидировать почти шестимиллионную безработицу буквально за год! А как там вырос уровень производства! Практически, он устроил полную автаркию. Но самое страшное — он ОТОБРАЛ у нас Германию! Мы больше не получаем денег оттуда. Поскольку весь еврейский капитал там ликвидирован.

— Это нестерпимо, господа. И должно быть примерно наказано. Что он возомнил о себе, этот ефрейтор?!

— Успокойтесь, господа. Мы здесь не для того, чтобы возмущаться. Наша задача — увеличить наши прибыли. А как нам хорошо известно из опыта — лучшее время для прибылей: когда говорят пушки. Нам нужна ВОЙНА. И хорошо бы, что-нибудь вроде Великой.[12]

— Это не проблема, господа. У нас есть Гитлер. А уж в наших силах представить его исчадием ада.

— Ещё есть Сталин. ТАМ мы имеем гораздо меньше влияния, особенно в свете последних чисток. Наши агенты влияния практически полностью уничтожены.

— Как, уничтожены? А этот, как его, маленький идиот, корчивший из себя Бонапарта, ну как же… А, вспомнил, Тухачевский![13] Он неплохо показал себя. Оставил их армию практически без артиллерии, перенапрягал их убогую промышленность, заказывая тысячи никуда негодных танкеток и прочей рухляди. Более того, насколько мне известно, он вместе с группой высокопоставленных военных готовит физическое устранение Сталина и возвращение Бронштейна[14] к власти.

— Вы хотели сказать, готовил, господин Ротшильд?[11]

— То есть?

— Тухачевский вместе со своими высокопоставленными дружками давно расстрелян. Но самое неприятное, что большевики знают о нашей роли в его деяниях. Это микронаполеон во всём ПРИЗНАЛСЯ.

— И что? Пресса в наших руках. Мы сделаем из него невинную жертву. Пусть не сейчас, лет через двадцать — тридцать. Можно и позже. В данном случае время не играет особого значения. Вы хотите сказать, что у нас не осталось агентов влияния?

— Почему же? Их достаточно много. И на довольно высоких постах. Вплоть до Министерства иностранных дел. Господин Литвинов-Валлах доказал свою преданность нам, практически навсегда рассорив Гитлера со Сталиным. А ведь их союз — это СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР ВСЕМ НАМ.

— Вы говорите какие-то ужасы, господин Варбург.

— Это не ужасы, а трезвый расчёт, проделанный лучшими аналитиками, которых мы имеем.

— И каковы их рекомендации?

— По поводу?

— Чтобы нам избежать этой участи? И есть ли они?

— Есть. Но, господа, возможно, что нам придётся пожертвовать тысячей. Другой. Может, десятком тысяч наших соплеменников.[15]

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора