Сказка про сказку или брошенный роман

Тема

Елена Вилар и Вера Окишева

Насыщенно бордового цвета солнце клонилось к самому горизонту, норовя скатиться в свой последний путь. Словно кровь, стекало оно за незримую грань, перетекая из желтого в красный и угасая всполохами запёкшейся крови. Оно медленно умирало, как мир, который освещало, казалось бы, бесчисленное время. Но всему приходит конец. Мир угасал вместе с солнцем, теряя последние лучи надежды на возможное возрождение.

Мужчина, стоящий на скале, обвел усталым взглядом темный лес. Черное море деревьев тянулось от величественного мрачного замка до неровных, угрожающе нависающих над долиной, гор. Они, как нерушимая преграда, отделяли темные земли от светлых.

Тогрон поморщился. Ветер принес затхлый запах, которым было пропитано все вокруг. Деревья погибли, сбрасывая когда-то зеленые листья, и на глазах покрывались серой паутиной. Завядшая трава то там, то тут образовывала кочки, наступая на которые можно было всколыхнуть рой маленьких мушек, чья жизнь была равна мигу. Смрад поднимался от болот. Животные, когда-то населяющие бескрайний лес, живыми статуями замерли на границе, устремляя свой взор на закат. Мертвые птицы безвольными тушками валялись на когда-то зеленом лугу.

ведь совсем недавно мир жил. Ветер играл зелеными листочками в кронах деревьев, щебетание птиц радовало одних и заставляло забавно морщиться других обитателей этой земли. Когда-то тут была жизнь. И во благо равновесия этого мира, с завидной периодичностью собирались смелые и гордые, умные и отчаянные и шли покорять темные земли, уничтожать Темного властелина, чтобы жизнь их стала еще лучше, еще справедливей, еще… Да, когда-то…

Когда-то давно отряд, возглавляемый последним мессией, выдвинулся в его сторону, да так и не доехал. Застрял на перевале, в таверне «Веселый гном». Торгон сам лично вышел им навстречу и нашёл замерших спасителей мира, сидящих за столом с кружками пива в руках. Таверна была полна разного люда, ибо оказалась перевалочным пунктом, где отдыхали путники обеих земель. Когда-то…

Сейчас там находились лишь безмолвные статуи с погасшими взглядами и затихшими сердцами. По венам не бурлила кровь, а воздух не наполнял легкие. Казалось, злой волшебник, непобедимый маг накинул полог времени на все, до чего дотянулся. Вот два гнома застыли на столе, показывая забавное па ногами. А музыканты терзали пальцами смычковые инструменты, жаль, что залихватские звуки больше не лились под сводами кабака.

Это был последний день. Мир замер, застыл, умер… Опустели небеса, леса и моря. Не было никого живого, кроме Темного и Светлого властелинов. Эльмариэля Торгон нашел на брачном ложе, где погрузилась в вечную ночь его избранница, прекрасная Леди Семи Озер. Даже ее, сильнейшую волшебницу, не обошел злой рок. Пресветлая Леди больше не дарила жизнь, ибо последняя покинула ее безвольное тело.

Выпустив воздух сквозь плотно стиснутые зубы, Торгон стремительно развернулся. Плащ серым облаком взметнулся за его плечами. Темный властелин принял последнее и единственное решение в своей жизни. Он знал способ, который возродит мир. Это был единственный ритуал, и если что-то пойдет не так, то он умрет вместе с этим миром. Но даже Темные властелины способны на отчаянные поступки, ведь ничего нет хуже забвения.

Торгон был зол на создательницу. Ненависть и отчаяние затмило разум. Именно они подпитывали его все это время, в них он черпал энергию. И сейчас как никогда был готов к

последнему шагу. Портал вывел мужчину в каменный зал. Обведя взглядом помещение и кривя губы в презрительной усмешке, Темный властелин скинул плащ и сделал несколько шагов в центр помещения.

Два ряда испещренных рунами колонн, старинный, не раз используемый алтарь и пол, который покрывали небольшие борозды. То там, то тут вспыхивали и гасли разнообразные драгоценные и полудрагоценные камни, создавая иллюзию живого и дышащего камня.

Мужчина поднял взгляд вверх и крикнул одно лишь слово. Тут же по единому приказу на стенах и полу зажглись сотни черных свечей, доселе остававшихся невидимыми для обычного взгляда.

Жертвенный нож слетел с алтаря и плавно опустился в протянутую ладонь. Резкое, четко выверенное, движение и первая капля алой крови падает на пол, наполняя силой пентаграмму.

Линии вспыхнули бледно-лиловым светом, признавая хозяина и готовые исполнить любое его желание. Сила струилась из рук Темного властелина, закручивалась в спирали и впитывалась в камень. В самом центре пентаграммы сначала едва забрезжил, а потом все сильнее стал разгораться яркий свет. Едва улыбнувшись, Торгон расправил плечи и, уронив кинжал на пол, сделал шаг вперед. Свет словно облизнул фигуру темного мага, а затем растворил ее в себе. Яркая вспышка озарила весь зал, стирая, уничтожая следы того, что здесь произошло. Да будет свет во мраке.

Если утро началось со звонка будильника, то день ничего хорошего тебе не подарит. Такова истина и спорить с ней, это значит спорить с самой судьбой. Можно, но бесперспективно. Так вот, данный день начался с будильника, который в коем-то веке получил свое, а именно - шандарахнулся об пол, прекратив свое бренное существование. И, казалось бы, ну что тут особенного, ан нет, во всем есть свои знаки, и будильник так же стал предвестником не слишком хороших новостей.

Тамара! Как ты можешь?! Ведь миллионы ждут твой роман!

Стонала я в телефонную трубку, пытаясь убедить любимого автора, а по совместительству и подругу, в том, чтобы она ни в коей мере не бросала писать.

Лерочка, солнышко мое, какие сказки? – удивлялась уже в который раз подружка. – У меня дома теперь каждый день сказка. С появлением Кирилла в моей жизни, мне на фиг не нужны эти эльфы, гномы, кентавры и так далее.

Тома, а как же мы? – не могла поверить я.

А что вы? Во-первых, таких, как я - тысячи на твоем любимом СамИздате. Во-вторых, ты и сама пишешь дивные истории, только не веришь в своих героев.

Вот-вот! - перебила я подружку. – А в твоих я очень даже верю.

Хватит! – рявкнула подружка, и я чуть не выронила трубку. – Лер, если тебе больше не о чем со мной поговорить, то будь добра, не беспокой меня больше.

Томочка, прости, - проныла я, понимая, что в очередной раз перегнула палку. – Том, а можно, ну малюсенькую сказочку, ну для меня… Ну вот про того эльфика?

Нет. Все, хватит сказочек. Лера, пора возвращаться в реальный мир. Слышишь? Пора… В трубке раздались короткие гудки, и я, не выпуская мобильник из рук, подошла к столу

уселась перед экраном. Строчки недописанного романа расплывались перед глазами. Я сама сто раз грозилась уйти с СамИздата, но именно факт того, что история будет брошенной, незаконченной, каждый раз останавливала меня от волевого поступка. Казалось

бы, ну, подумаешь, автор бросил писать, что в этом такого? В этом все!.. Если ты свыкся с героями, и они стали частью твоих грез, частью твоих снов, то ты уже не можешь без них. Губы невероятного мужчины каждую ночь скользили по твоим устам, а когда над красавцем нависала опасность, ты готова была ворваться в выдуманный мир, и сама порушить все преграды. Вот только одно дело - фантазии и совсем другое… Да-да, чужой недописанный роман.

Пробежав глазами по строчкам своего рассказа, я в очередной раз убедилась в собственной бездарности. Мой Герой, как всегда, закапризничал и отказался без видимых причин спасать Героиню из лап ужасного темного мага. Мне дико хотелось удалить текст. И чтобы не сделать этой глупости, я в очередной раз открыла страничку Лавровой Тамары. Именно с ней, буквально несколько минут назад, я разговаривала по телефону. Первые несколько дней я еще верила, что у Томки просто нервы сдали. Что пройдет немного времени, она успокоится и вернется. Но подруга была непоколебима в своем желании жить реальной жизнью, а не придуманной. Автором она быть не хотела, утверждая, что жизнь вокруг бурлит и радует ее куда больше, чем своенравные герои.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке