Рыцарь в звездолете

Тема

Рыцарь снова шел по коридору. Глухо звякали шпоры, чуть дребезжали шарниры наколенников, на поворотах меч с глухим стуком бился о стены. Если опустить забрало, то можно представить что он снова в родном замке Гленган Корт идет по малой галерее и сейчас ступени вниз, толстая дубовая дверь, а за ней зубцы главной башни, в щели которой виден лес Девоншира… Увы, вместо выщербленных плит пола идеально ровная поверхность, чуть пружинящая под ногами, вместо чадящих факелов адские глаза с ослепительным светом, а вместо ступеней – глухая стена. Он нарочно замедляет шаги, но все равно за три шага происходит привычная дьявольщина: в стене появляется овальное отверстие. Он делает шаг назад – отверстие исчезает, заносит ногу вперед – снова появляется. Ничего не поделаешь надо шагать в эту дьявольскую дверь – ведь все равно другой дороги здесь нет. За отверстием круглая зала с низким потолком. Если бы это было в замке или харчевне на Кенсингтонской дороге то он бы разбил себе голову о потолок, однако и здесь сатанинские ухищрения: потолок сам собой приподнимается перед ним и изгибается дугой, а за ним снова опускается. Опять глухая стена. На этот раз отверстие появляется наверху, куда его и поднимает нечеловеческая сила. Сопротивляться ей бесполезно, она все равно пересилит, а если лечь или сесть будет только хуже: колдовская сила закружит на месте, а потом неведомым способом поставит на ноги. Снова коридор, пошире прежнего. Здесь пол другой, похож на щит толедской брони. И шпоры уже не звенят, грохочут. Вообще–то они здесь совершенно не нужны. Здесь нет ни Пегги, (славной серой кобылки на которой он выиграл турнир в Достершире), ни того буланого (забыл его кличку), что был в Нормандии, ни прекрасного иноходца, которого он выменял в Палестине на посох Святого Бернарда – просто он одевал их всякий раз, когда начинал ежедневное путешествие по этому заколдованному царству. Кто знает, вдруг они и пригодятся в каком-нибудь сказочном бою. Видел же он в здешнем сарае с гнутыми в разные стороны стенами малого дракона, может быть попадется какая другая тварь побольше, которую удастся оседлать и пришпорить…

Рыцарь часто вспоминал, как попал в этот замок. Это был обычный день 14 февраля, он обедал в трапезной зале вместе с женой, детьми и оруженосцами. Вдруг в залу вбежал конюх с выпученными глазами и истошно завопил, что перед главными воротами, прямо в поле вырос чужой замок. Он – де спустился с неба и стоит поперек Торнвальдской дороги. Он, грешным делом, подумал, что конюх опять перепил браги, но пошел посмотреть. И действительно за стеной обнаружилось странное сооружение. Правда, на то, что это замок указывали только зубцы по его верху, а так это чудище было больше похоже на корзину огромных размеров. Толпа вилланов собралась вокруг чудного замка, но они держались на почтительном расстоянии. Рыцарь опустил забрало и подошел вплотную. Он был страшно разъярен, что кто-то посмел построить замок на его земле, не спросив его разрешения. Он бросил копье в стену, но оно со звоном отлетело в сторону: оказывается, замок был железным. Ему стало не по себе – это явно было произведение лукавого. Он хотел было повернуть назад, но тут толпа вилланов одобрительно загудела, и он услышал крики, что хозяин храбрый рыцарь. Делать нечего, он подошел к замку еще ближе, и вдруг из его стены выпрыгнула лестница прямо к его ногам. Рыцарь поднялся по лестнице, за ней была открытая дверь. Он шагнул через высокий порог, все поплыло перед его глазами, он потерял сознание и когда очнулся, оказалось что он заперт в заколдованном замке…

Рыцарь вернулся к действительности. Вот еще одна странная зала. Она овальной формы. Стены похожи на стекло, но когда он ударил копьем изо всей силы, стена осталась целой, а наконечник копья погнулся. Вдоль стен идет полка, на которой горят дьявольские глаза разного цвета: как рубины на солнце, или янтарь в воде, а есть еще изумрудные, сердоликовые и других оттенков. Одни из этих глаз горят неподвижно, другие медленно или прерывисто моргают, а есть и такие, что меняют свой цвет. На полке есть и потухшие глаза, видны их опаловые оболочки. Обычно они мертвы, но если происходит что-нибудь необычное, как эти глаза начинают прерывисто мигать (так было, когда он попробовал разрубить мечом полку). Под полкой есть еще маленькая полочка, вся утыканная какими-то диковинными предметами. Они похожи на перевернутых жуков, у которых лапки торчат вверх. Он заметил, что если трогать эти лапки, то начинают происходить разные чудеса. Чаще всего загораются новые глаза или гаснут старые. Иногда начинает тревожно выть труба, но через некоторое время она замолкает. Однажды когда он случайно задел локтем ножки с шариками вместо ступней, стена перед ним осветилась, он увидел черное небо и ослепительные огромные звезды. Пока он заворожено смотрел на прозрачную стену, в ее нижнем углу промчался раскаленный булыжник, за которым тянулся мерцающий хвост. Он испуганно отшатнулся, и стена снова стала матовой. Он догадывался, что это не простые жуки, а заколдованные, которые выполняют его приказы. В другие дни он пытался найти те ножки, которые вызывали картинку, но у него ничего не получалось.

Кстати о днях. Здесь не было чередования света и темноты, не было ни солнца, ни луны. Свет горел ровно, все время и выходил он из самих стен. Однако когда ему хотелось спать, некто невидимый приглушал свет, и становилось почти темно. Вначале он не вел счет проведенному времени. Но потом стал острием меча царапать на стене, каждый раз, когда просыпался после сна. Однажды, подсчитав количество царапин, он ужаснулся: оказывается, он провел в заколдованном замке несколько лет. За это время он оброс густой бородой, которая переходила в длинные спутанные волосы головы. Он бы не обратил внимания на такую мелочь (в походной жизни и не такое бывало), однако борода и волосы не помещались под шлемом. Ему пришлось регулярно подрезать эту растительность кинжалом. Когда кинжал тупился, он его затачивал о твердый угол полки в овальной зале. Вначале он не решался расстаться с броней и шлемом и носил их все время, даже спал в них, но потом когда стали затекать руки и ноги, он стал их снимать на ночь, когда укладывался на полу спать.

Здесь все было странно. Вначале он всему удивлялся, но потом привык. Например, простые вещи здесь имели колдовские свойства. В замке он привык, что вилланы в определенные дни приносили на кухню хлеб, грибы или ягоды. Когда нужно было мясо, он седлал коня и ехал в ближний лес охотиться. Здесь же никакой охоты и дичи не было, а вилланы прятались за стенами. Они угадывали, когда он хотел есть, и тогда перед ним появлялась прозрачная миска со студнем. Миска висела в воздухе и, как он не пытался поднять или опустить ее, она не поддавалась его усилиям. Студень был вкусным, очень сытным и каждый день разный по цвету и вкусу. Но ему, конечно, хотелось земной пищи, а больше всего мяса. Скоро он нашел выход. Если идти налево от его залы и спускаться по двум пещерам на два этажа вниз, он попадал в большую кладовку. Там, за стеклянными стенами сидели всяческие чудища. Стены ударам меча не поддавались, однако он нашел клетку, где ему удалось вырезать в прозрачной стене отверстие. В клетке сидели большие в рост человека птицы, похожие на ворон, но со змеиными головами и хвостами. Двух птиц он зарубил. Мясо, правда, было немного горьковатым, вдобавок его пришлось есть сырым, но по сравнению с ежедневным студнем это была роскошь. Остальных птиц он не стал убивать: они несли крупные яйца, внутри которых был сладковатый ком бордового цвета.

Последнее время он принял обет молчания. Однако это получилось не по духовному велению, а по необходимости. В начале его заточения в замке, когда он начинал горячо молиться Заступнице, стена начинала говорить, вернее, повторять его слова. Голос у стены был неприятный, гнусавый, как будто тот, кто говорил, зажимал нос. Вначале голос повторял за ним отдельные слова, потом фразы, потом всю молитву целиком. Он терпел, к тому же это был его единственный собеседник. Однако потом голос обнаглел и стал переставлять слова, менять чередование фраз и переделывать простые фразы в вопросительные. И только когда голос спросил святая ли Богородица, рыцарь понял, что это проделки дьявола и перестал говорить вообще, а молился только мысленно. Также вначале в зале, где он спал, появлялись призраки, говорили с ним на странном цокающем языке, показывали диковинные предметы в виде пирамидок разного цвета, из которых вырывались звуки, цветные мигания или картинки оранжевых полей на фоне фиолетовых гор. Тогда он осенял себя крестным знамением и тут же в воздухе перед ним возникали кресты, но неровные и даже кривые. Было впечатление, что их рисовал неумелый ребенок. Он очерчивал вокруг себя круг-оберег. В ответ дьявольский замок на стенах показывал треугольники, змейки, шары, многоугольники, которые сами собой делились на множество других фигур. Однако со временем рвение таинственного хозяина замка угасло и видения вначале стали очень бледными, а потом исчезли совсем. Зато ему стали сниться яркие и диковинные сны, даже более яркие, чем те, что видел в Палестине, когда умирал от поганой болезни. Ему снились широкие равнины, усеянные странными замками грибообразной формы. У этих замков не было ни башен, ни стен, ни даже зубцов. Равнины сменяли горы с круглыми отверстиями на вершине. Потом шло гладкое море с цепочками островов, а за ним опять горы с обрывистыми скалами. Иногда полет прекращался и рыцарь видел себя на огромном балконе, который тянулся до края неба. Снизу доносился равномерный глухой шум, а радом с балконом раскачивались шляпки огромных грибов. Во сне он тянулся к рукоятке меча, но никак не мог ее найти. Бывало и хуже; рука тяжелела настолько, что он никак не мог дотянуться до оружия. Однажды ему все-таки удалось вытащить меч. Несмотря на то, что меч он поднимал с таким же усилием, как под Яффой ставил штурмовую башню (правда, там ему помогало пять человек, а здесь он был один) рыцарь все же сумел рубануть ближайший гриб. Гриб в ответ плюнул какой-то противной жидкостью, которой потом два дня воняли его доспехи. В блужданиях по заколдованному замку рыцарь набрел на странную залу. Она была круглой формы, и в центре ее был круг. Если встать в круг, то в разных концах залы бесшумно открывались двери. Двери были разного цвета разной формы. Он шел к дверям. Некоторые перед ним закрывались, другие перемещались по кругу, как бы убегая от него, и только немногие терпеливо ждали его. За этими дверями и находились самые мрачные тайны заколдованного замка. Через одну из этих дверей рыцарь попал в комнату, где в полупрозрачных коконах вдоль стен висели странные существа, похожие на больших пауков. Рыцарь рубанул мечом один из этих коконов. Он уже привык, что колдовство не позволяло ничего рубить в этом дьявольском замке. Поэтому он был очень удивлен, когда лезвие рассекло кокон и на пол выпало чудовище. Его две лапы были перебиты мечом, и чудовище неуклюже поползло в дальний угол комнаты. Рыцарь хотел добить его еще двумя ударами, но тут комната завыла бесовским голосом, на его глаза упала тьма и горячая воздушная волна вышвырнула его из комнаты с такой силой, что он покатился кувырком по круглой зале. После этого он два дня с трудом таскал онемевшую ногу, а в голове шумели морские волны. Рассеченный кокон пробудил снова его угасшую воинственность и рыцарь начал специально искать эту комнату, чтобы расправиться с пауками в коконах. Однако комната ему больше не попадалась.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке