Месть двух сторон или Право на ошибку

Тема

Диана Ситчихина

Девочка четырех стихий. Месть двух сторон или Право на ошибку

— Их может убить лишь одно.

— И что же это?

— Любовь.

Легенда о Деве Солнца.

В битву великую Дева Солнца будет средь воинов светлых. Во главе войска станет Она и поведет его на бой. Но сразит Ее меч Царя Тьмы, Тира, да устремиться душа Ее ввысь. Но не вечно быть ей там. Возродиться Дева, дабы отомстить потомкам царя сего. Наследника новорожденного оживит Она дыханием своим, и, впитав его, станет он светлым, как первый снег, не станет он зло творить.

Но вознегодует царь того времени и силой править заставит. Забудет юноша и девушку свою, и начнутся воины великие, и войска поведут влюбленные друг против друга. Тогда явиться Дева Солнца и укажет путь несчастной. Коли пройдет та испытание, разорвет чары злые и вернет любимого Свету. Коли нет, смерть им обоим.

После же чуда великого, дарования жизни утерявшему ее, наступит черед Времени. Сраженный и обманутый Тьмой найдет спасение у Света, но не станет им. Тьма откроет правду Свету и да начнется испытание избранных.

Один избранный Солнцем обречен будет на жизнь бывшую, да вернется он в прошлое свое, да замкнется круг времени. И да сразятся в нем Тьма и Свет, как прежде то было. Испытание жертвой и верой пройдут они. И любовь их обретет силу.

То, что было утеряно и разделено Временем, да начнет обретать новое место в мире, и да займет каждая часть свое. Не сверкнет лезвие мечей за него, но будет битва сердец.

После же начнется бой Великий, подобный тому, где пала Дева под лезвием меча царя Тира, и будет Она там. Лишь ее силы да снимут магию с детей Света, лишь ее силы вновь дадут утерянную в третий раз жизнь. Другому дитя Дева даст Вечное Время и, передав силы избранной, уйдет в Вечный Покой.

Прозвучит клятва и да свершится встреча тех, кто сердцем близок.

Глава 1. Давид

Лето подходило к концу, но солнце всё ещё согревало землю. В этот день Катя позволила себе поспать чуть дольше, а пробудив-шись, её уже ждал небольшой сюрприз.

— Доброе утро, Катюша! — улыбнулся Андрей, заглянув к ней в спальню. Все лето он жил с ней во Дворце.

— Доброе.

— Вставай скорее! — радостно позвал он.

— Зачем? — удивилась Катя.

— Выгляни в окно! — девушка сделала то, о чем ее просили. Внизу их ждали две снаряженные лошади.

— Как на счет утренней прогулки?

— Ты же знаешь! Я всегда «за»! Я сейчас! — и она помчалась скорей одеваться, чтобы несколькими минутами позже ловко вскочить в седло.

Они поскакали в поля, за границы Дворца, так как любили и поля, и степи, и воздух, и свободу, и восходящее солнце! Катя, разогнав лошадь, умчалась вперед, оставив Андрея позади.

— Ан! Где ты там? Догоняй! — крикнула она юноше.

— Сейчас!

Но вдруг она различила в траве еле слышный шорох и стон. Глухой и короткий стон, будто его пытались и скрыть, но, в то же время, надеясь, что его услышат. Катя насторожилась. Она решила спе-шиться и стала медленно брести в густой высокой траве, смотря под ноги. Вдруг снова этот звук, он раздался совсем рядом. Мужаясь, она раздвинула куст и… Замерла.

На земле лежал раненый. Видимо, он пробыл здесь не один час. Удар поразил его в правый бок, так как одежда там была вся в крови. Катя поняла, что боец это не Света, а Тьмы. Но что с ним делать? Как он тут оказался? Почему ранен и оставлен, по всей видимости, умирать?

Подоспел Андрий. Он спрыгнул с коня и подошел к девушке.

— Что случилось?

— Иди сюда! Тут раненый…

— Мы можем ему помочь? — спросил он, пробираясь меж травы.

— Да. Но вот как: убив или отвезя во Дворец?

— Он же темный! — воскликнул юноша, наконец, подойдя к Кате.

— Я вижу. Что же нам с ним делать?

— Кто ты? — спросил Ан у раненого, пытаясь вспомнить, не видел ли он его во Дворце Тьмы.

— Я воин Армии. У нас была дуэль. Но он предал меня и свою честь! Я отомщу!

— Кто он?! Какая дуэль?!

— Не важно. Просто еще один такой же, как я. А ты — Андрий! Ты повзрослел! Не скучаешь по отцу? — усмехнулся раненый.

— Он не отец мне больше! — со злостью ответил бывший наследник.

— Да? Неужели? Посмотрим, что ты скажешь потом… Кончайте болтовню. Лучше убейте меня сразу и облегчите мою участь!

— Ан, мы же не сделаем этого? — взволнованно, дрожащим голосом спросила Катя, не отрывая взгляда от раны бойца.

— Ты хочешь отвести его во Дворец?

— Он ранен! Убийство раненых никогда и ни у кого не было в почете. Да и он что-то явно знает! Что-то важное…

— Значит, берем в плен?

— Даем шансы на жизнь в обмен на информацию! — сказала Катерина, обращаясь уже не столько к Андрию, сколько к лежавшему на земле воину. Тот долго думать не стал. У Тьмы собственная шкурка всегда превыше всего. Кое-как усадив его в седло, они помчались во Дворец. Там их уже встречали.

Обеспокоенная мама Кати удивилась, увидев темного воина, но выслушав недолгую историю, все поняла. Раненого велели отвести в комнату, куда вызвали врача.

Тем временем Катя и ее спутник отправились в сады.

— А что с раненым? — спросил Андрий.

— К нему пришел лекарь, осмотрел. Жить будет.

— И что будет дальше с ним?

— Он сказал, что много знает полезного и готов поделиться этим.

— Предаст Тьму?

— Да. Он сильно разозлен на нее за то, что бойцы его бросили. Оказалось, они назначили специально дуэль так близко ко Дворцу. Проще говоря — подставили.

— Его потом отпустят?

— Думаю, да.

— Мне нравится этим Свет… — задумчиво произнес Андрий, опустив взгляд.

— Чем — этим? — не поняла девушка.

— Своей добротой и любовью к людям. Какими бы они не были. Свет умеет прощать. Свет — это жизнь. И я давно понял, что и сам люблю его всем своим сердцем! — услышав эти слова, Катя обняла Ана. Как же она была рада их слышать!

Значит, год тот не был потрачен в пустую.

Значит, им удалось.

Значит, и дуэль та была не зря, и Дева не ошиблась.

Значит, Ан — навсегда теперь дитя Света, который полюбил.

* * *

Катерина была в Тронном зале одна. Родители отошли ненадолго, Андрий занимался внизу, а она, как наследница, должна была находиться здесь. Тем более скоро должны были прибыть разведка и члены военного совета.

В зал вошел дворецкий и доложил о Давиде, раненом, который все еще прибывал во Дворце. Он хотел поговорить с наследницей. Катерина пригласила его в зал.

Давид вошел, немного прихрамывая. Правый бок все еще был в бинтах.

— Добрый день, Давид. Ненужно никаких поклонов, — предупредила она его, видя, как ему и без них нелегко. Она предложила присесть за стол, который стоял у окна, и сама расположилась рядом.

— Вы хотели поговорить?

— Вы можете обращаться ко мне и на «ты»! Да, я хочу Вам кое-что рассказать…

— Хорошо, но Вы… ты уверен? Ты итак многое нам рассказал. Больше требовать мы не будем, так что можешь ведь и передумать?

— О, нет! Все, что я им рассказал — военные пустяки и ничто. Пусть строят планы против нас. Нашей силы хватит на отпор. Я пришел поговорить о другом.

— Но о чем же еще мы можем говорить? Что же ты знаешь важнее?

— Я хочу поговорить об Андрие.

— Андрие?!

— Да. Думаю, ты не забыла еще о том, каким путем он перешел на другую сторону?

— Путем любви и жертвы! — с гордостью за любимого ответила Катерина.

— Не в этом суть. Повелитель видит в этом лишь измену. А виною ей ставит тебя.

— Что?!

— Для него во всем виновата ты. Я не хочу тебя пугать, волновать и прочее, но я считаю долгом предупредить тебя.

— Но за что?

— Ты спасла меня и помогла, я помогаю тебе. Мы в расчете и далее с чистой совестью можем снова становиться врагами. Так вот. Повелитель никогда так просто не прощал. Думаю, ты сама это понимаешь. Он должен был дать знак, — Катя вспомнила о письме, что нашла в конце учебного года на кровати. Всего три слова. — Ага! По глазам вижу! Было дело! Он собирается мстить. Тебе. И Свету. Он хочет вернуть Андрия Тьме.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке