Песни далекой Земли

Тема

Артур Кларк

Лора ждала под пальмами, поглядывая на море. Лодка Клайда уже виднелась как крохотная метка на далеком горизонте – только трещинка, разделяющая море и небо. Минута за минутой она увеличивалась в размерах, пока не отделилась от лишенного деталей голубого шара, который обозначал мир. Теперь она могла видеть Клайда, стоявшего на носу судна неподвижно как статуя, обвив рукой мачту, в то время как его глаза искали ее среди теней.

«Где ты, Лора?» монотонно вопрошал его голос из радио-браслета, который он дал ей, когда они обручились. «Иди и помоги мне – мы должны отвезти домой хороший улов.»

Так! сказала себе Лора, вот почему он просил меня поспешить на берег.

Просто чтобы наказать Клайда и заставить его немного побеспокоиться, она игнорировала его вызов, пока он не повторил его дюжину раз. И даже тогда она не стала нажимать кнопку «Передача» красивого, жемчужно-золотого браслета, а медленно появилась из тени огромного дерева и спустилась по наклонному берегу.

Клайд посмотрел на нее с укоризной, но наградил удовлетворенным поцелуем, когда вышел на берег и вытащил лодку. Затем они вместе стали выгружать улов, вычерпывая большую и маленькую рыбу из обоих корпусов катамарана. Лора воротила нос, но помогала старательно, пока ожидающий пескоход не был нагружен доверху жертвами мастерства Клайда.

Это была хорошая добыча; когда Лора выйдет за Клайда, гордо сказала она себе, она никогда не будет голодать. Неуклюжие, панцирные существа в море их юной планеты не были настоящей рыбой; должно пройти еще сто миллионов лет, прежде чем природа подарит им чешую. Но они были достаточно хороши для еды и первые колонисты дали им названия, которые, как и многие другие традиции, они принесли с незабвенной Земли.

«Вот это да!» бормотал Клайд, заталкивая хорошую имитацию лосося в сверкающую кучу. «Сети я поправлю позже – поехали!»

С трудом найдя подножку, Лора запрыгнула на пескоход позади него.

Гибкие валы момент буксовали в песке, затем начали схватывать. Клайд, Лора и сотня фунтов собранной рыбы начали подъем по волнистому пляжу. Они проделали половину своего короткого путешествия, когда простой, беззаботный мир, который они знали всю свою юную жизнь, внезапно пришел к своему концу.

Знак этого был написан на небе, где будто бы гигантская рука прочертила куском мела полосу по голубому своду небес. Клайд и Лора видели, как сверкающий туманный след начал расплываться по краям, исчезая в клочьях облаков.

Теперь они услышали падающий сверху, с многомильной высоты, звук, которого их мир не знал уже целые поколения. Инстинктивно они схватили друг друга за руки, смотрели на снежно-белый след поперек неба и слышали тонкий визг, доносящийся от границы космоса. Опускающийся корабль уже исчез за горизонтом, когда они обернулись друг к другу и выдохнули, почти одновременно, магическое слово: «Земля!»

После трехсот лет молчания родной мир еще раз коснулся Талассы…

Зачем? Спрашивала себя Лора, когда прошел долгий момент возбуждения, и визг рвущегося воздуха превратился в эхо с небес. Что произошло, если после стольких лет с могущественной Земли прибыл корабль в этот спокойный, очарованный мир? Здесь не было места для других колонистов, на этом единственном острове на покрытой водой планете, и Земля знала это достаточно хорошо. Ее автоматические разведывательные корабли составляли карты и зондировали Талассу из космоса пять столетий назад, в первые дни межзвездных исследований. Люди посылали экспедиции в межзвездные пучины, а их электронные слуги шли перед ними, исследуя миры чужих солнц и возвращаясь с запасом знаний, как пчелы, несущие мед в родительский улей.

Такой разведчик и нашел Талассу, исключение среди миров, с единственным островом в безбрежном море. Когда-нибудь здесь родятся континенты, но сейчас это была новая планета, история которой еще не написана.

Автоматической ракете понадобилось сто лет, чтобы вернуться домой и еще более ста лет собранные знания спали в памяти огромного компьютера, который собирал всю мудрость Земли. Первая волна колонизации не коснулась Талассы; было открыто много других, прибыльных миров – миров, не состоящих на девять десятых из воды. Наконец, пришли первые пионеры; только двенадцать миль от того места, где стояла Лора, было до того, где предки оставили первый след ноги на планете и объявили ее принадлежащей человечеству.

Они выравнивали холмы, сажали растения, передвигали реки, строили города и фабрики и размножались, пока не достигли естественных пределов для своей земли. Со своей плодородной почвой, отсутствием сезонов и мягкой, полностью предсказуемой погодой, Таласса была миром, не способным причинить вред своим приемным детям. Пионерский дух продолжался, возможно, пару поколений, после чего колонисты пришли к согласию работать столько, сколько необходимо (но не больше), мечтали ностальгически о Земле и предоставили будущему заботиться о себе самому.

Поселок был полон разговоров, когда Клайд и Лора прибыли туда. Новость о том, что корабль погасил свою бешеную скорость и теперь направляется сюда на небольшой высоте, очевидно ища места для посадки, уже распространилась сюда с северной части острова. «У них старые карты,» сказал кто-то. «Десять к одному, что они приземлятся за холмами, там, где приземлилась первая экспедиция.»

Это была хорошая догадка, и в считанные минуты весь наличный транспорт двинулся от поселка по редко используемой дороге на запад. В качестве мэра такого важного культурного центра, как Палм Бей (население: 572; занятия: ловля рыбы, гидропоника; промышленность: нет), отец Лоры возглавлял процессию на своей официальной машине. Правда, многолетней давности краска на ней, возможно, немного поистерлась; одна надежда была, что визитеры не обратят внимания на случайные пятна голого металла. В остальном автомобиль считался довольно новым; Лора отчетливо помнила возбуждение, вызванное его появлением всего тринадцать лет назад.

Небольшой караван различных машин, тракторов и даже пары мощных пескоходов перевалил за холмы и остановился около памятного знака с его простыми, но выразительными словами:

МЕСТО ПОСАДКИ ПЕРВОЙ ЭКСПЕДИЦИИ НА ТАЛАССУ

1 ЯНВАРЯ, ГОД НОЛЬ

(28 Мая год от РХ 2626)

Первой экспедиции, повторила Лора про себя. Второй никогда не было – и вот она здесь…

Корабль появился так низко и бесшумно, что они заметили его только когда он был почти над их головами. Не было звука работающих двигателей только короткий шелест листьев от струи воздуха, пронесшейся над деревьями.

Затем стало еще тише, и Лоре показалось, что сияющий овоид, покоящийся на грунте, был большим серебряным яйцом, ожидающим высиживания, чтобы принести нечто новое и странное в спокойный мир Талассы.

«Какой он маленький,» прошептал кто-то позади нее. «Они не могли прилететь с Земли в такой штуке!»

«Конечно, нет,» ответил какой-то, неизбежный в таких случаях, самозваный эксперт. «Это только шлюпка – сам корабль в космосе. Помните, как первая экспедиция…»

«Шшш!» кто-то прервал его. «Они выходят!»

Это произошло за одно биение сердца. Секунду назад корпус был цельным и гладким настолько, что глаз напрасно искал хоть какой-нибудь признак двери.

А теперь, мгновением позже, появилась овальная дверь с коротким трапом, опустившимся на землю. Ничто не двигалось, но что-то происходило. Как это делалось, Лора не могла представить, но она приняла чудо без удивления. От корабля, прилетевшего с Земли, только и можно было ожидать таких чудес.

В темном входном проеме появились фигуры; ни одного звука не раздалось из ожидающей толпы, когда визитеры медленно вышли и стояли, щурясь в ярком свете незнакомого солнца. Их было семеро – все мужчины – и они не выглядели супер-существами, как она ожидала. Они все были приблизительно среднего роста и имели тонкие, хорошо прорисованные черты, но были так бледны, что их кожа казалась совсем белой. Они казались, кроме того, обеспокоенными и неуверенными, что сильно озадачило Лору. Впервые ей показалось, что их посадка на Талассе могла быть непреднамеренной, и что визитеры были удивлены встретить здесь островитян, приветствующих их появление.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке