Третий источник

Тема

Кравцов Дмитрий

Д.Кравцов

Жизнь - это реальность,

данная нам в ощущении.

Часть 1

СБОЙ КОРРЕКЦИИ.

(МЕДЬ)

"Вот, братан, это жизнь..."

1.

Подлое и неожиданное похолодание в самой середине мая явно указывало на то, что день не задался. Прохладная, словно змеиное жало, раздвоенность желаний опять поселилась в душе: в дождливую погоду Толяныч всегда ощущал себя так, будто в мозгу тикают сразу две операционки, которые хоть и не мешают друг другу, но и не совсем координируются. Сбой пси-коррекции приводил к тому, что "сосед" - виртуальный клон, внедренный в сознание, получал точки соприкосновения с базовой личностью. Отсутствие денег придавало ощущению злую кислоту электрода.

"Соседа" Толяныч прозвал по своему детскому прозвищу Фантиком и не очень возражал против его присутствия, пока тот не начинал слишком уж гнуть свою линию. Тогда конечно - только обнуление и помогает. А вообще-то с ним вполне можно было договориться, вот как например сегодня, когда запас корма для Матрены достиг критически низкой отметки. Если бы Толяныч имел, как все нормальные люди, кибердруга - тамагочи, проблема не стоила бы истертого чипа. Но у него была кошка, живая, а значит ее надо кормить.

Они быстренько сошлись во мнении, что Матрена не виновата - до получки денег вечно не хватало. Пришлось подзанять десяток чипов у Валентины Ивановны в счет аванса - замечательная у нас начальница, сосед! - и, преодолевая общую апатию, рвануть в ближайший гипермаркет "Новослободский", больше напоминавший колоссальную толкучку, за безумно дорогим Вискасом. Дуализм бытия, однако, проявился еще и в том, что корма Толяныч так и не купил, зато чипы в полном объеме сохранили свою покупательную способность. И теперь он испытывал настоятельную необходимость размочить счет, чтобы хоть как-то скрасить унылость незадавшегося дня.

И все же он не исключал надежды на какое-нибудь приключение.

Но пока что приключениями и не пахло. Плохо было все: забытый на шее галстук, промозглая погода, мрачные лица редких прохожих. Даже не пригодившийся пластиковый пакет в заднем кармане брюк, и тот мешал. "Столбовое" пиво, купленное там же в гипере, оказалось еще кислее, чем ближайшие жизненные перспективы.

Пришлось на время смириться с раскладом.

Лениво покуривая взятые на пробу сигареты "Петр" (не бест, кстати сказать - сырые, что твой дождь), Толяныч шаркал по самому верхнему и соответственно самому пустому тротуару эстакады ко входу станции метро Мендилеевская и размышлял, чем бы убить время. Погода не унималась, и можно было бы спуститься на третий ярус, однако не хотелось глотать мельчайшую и горькую пыль, извечную спутницу крытых тротуаров. А за проход на VIP-ярус нужно платить - как же, ищи дурака, тут на жизнь чипов не хватает!

Толяныч оперся на балюстраду, глазея на бесконечный поток машин, на спешащих ярусом ниже людей, и собирался уже отставить недопитую бутылку, как его внимание привлекло нечто выдающееся, а конкретно - грудь. Да, именно грудь, обтянутая красной маечкой и совершенно неподвижная, несмотря на непрерывное и даже слегка нервическое движение обладательницы. Бюстгальтер тьфу ты, до чего ж отвратительное словечко - так вот, бюстгальтер отсутствовал напрочь, о чем открыто заявляли вытарчивающие сквозь тонкую ткань соски размером с добрую клюкву, а сам бюст без пресловутого гальтера вызывал пучеглазие у мужской составляющей негустого пока еще людского потока. А уж сверху Толянычу открывался поистине головокружительный вид.

"Вот оно, приключение!!! - мысленно возликовал он и рванулся к лестнице, ведущей вниз. - Главное не упустить".

"В движении покой, в торможении - усталость..." - пропел тихонечко Фантик, одно обнуление назад давший зарок по возможности воздерживаться именно от такого вот рода приключений. Но общее состояние духа требовало действий.

На спуск ушло секунд двадцать пять, и Толяныч принял вид потерявшего кошелек человека, плывя по течению навстречу предполагаемому приключению. В конце концов, чтобы не упереться в содержимое маечки носом, он наконец-то поднял взгляд и столкнулся с голодными зеленоватыми глазами. Так полная пробирка ректификата сталкивается с фужером шампанского - дзинь!

Пройти мимо стало ну просто невозможно.

- Есть проблемы?.. - Толяныч глотнул пива, поутратив на время отвращение к кислому привкусу.

Девушка помялась, как бы слегка передергиваясь.

"Рыжая..." - поморщился Фантик, но жалкая попытка экзорсизма не удалась. Давешняя половая неудовлетворенность давала о себе знать даже в такую гадскую погоду.

Наконец она разродилась:

- Простите... не подскажите... Где здесь туалет? - Молвила и потупилась.

"Твою мать!!! - чуть не вырвалось у Толяныча сквозь шум гормонов. - В кои-то веки попадется что-нибудь стоящее, так обязательно сортирные дела!"

Но не помочь было выше его сил. Мазанув глазами - м-да, размерчик тянет никак не меньше, чем на финалистку прошлогоднего конкурса "Мисс реальная грудь" - он участливо спросил:

- А проходняк не устроит? - И заторопился в опасении быть неверно понятым. - Здесь с этим делом напряги. Ни поесть рабочему человеку, ни по-о-о... в общем, понимаешь мою мысль. Вот по проходнякам - тут я спец.

Вышло несколько двусмысленно, пришлось пояснять:

- Нам-то проще как-то. Отвернулся, да чтоб народу было поменьше. И все дела. Физиология, знаешь ли...

- Знаю. И очень вам завидую. Сейчас. - "Значит, и верно в край подперло, раз говорит, как рубит". - Короче, все что угодно. Вот только где?

Действительно, менее продвинутому в этой области человеку вопрос показался бы более чем непраздным - кругом сплошные бутики и вполне респектабельные кафе, куда в ее прикиде из пресловутой маечки, каких-то невообразимо-затрапезных серых брючишек и босоножек (это в мае-то!) со стоптанными каблуками естественно не пустят. А в закусочных третьего яруса удобства не предусмотрены: излишество это для простого человека, ясно? Но Толяныч уже декларировал свои познания в данной области, и дело оставалось за малым... Ничего себе каламбурчик, да? Судя по всему, личной карты у нее тоже нет, или она безнадежно просрочена. А без этого на VIP-ярус с его роскошными удобствами соваться даже не пробуй. Враз заметут в кутузку, что однозначно означает: скажи своим чипам до свидания.

В сущности ему никогда не нравились рыжие, будь они хоть с трижды выдающимися прелестями, но ягодка соска столь умоляюще проклюнулась сквозь тонкую красную ткань, притягивая взгляд, как намагниченный сердечник отвертку, хм-хм... Так что его способность сопротивляться древнему зову полов неудержимо таяла, словно политая ацетоном. "Сосед" морально слабел, а значит, мрачнел от собственной слабости.

Однако внутренняя раздвоенность уже неостановимо начала действовать:

- Да есть тут неподалеку одно местечко. Метров сто продержишься? Тогда вперед!

- Пошли.

У него оставалось два варианта - либо вести ее в метро и попросить у дежурной разрешения воспользоваться служебным туалетом, либо спуститься на нулевой уровень. В метро надо платить, к тому же дежурные бывают разные, тоже может свистнуть наряду. Поэтому он избрал второй вариант, а приключение начинало приобретать несколько острый привкус: появление на нулевке, да еще с такой вот "финалисткой" чревато нежелательными встречами. Однако Толяныч все же решил пренебречь возможными проблемами, ему требовалось как-то встряхнуться. Это было просто необходимо!

Эскалатор, естественно, не работал. Девица, не очень уверенно спускаясь по ступенькам, начала что-то сбивчиво говорить про друга, которого прождала почти сорок минут, а он не пришел, козел такой, а еще обещал ей карту продлить. Толяныч с отвращением поочередно сосал то пиво, вернувшее оскомину, то сырую сигарету. Говорить не хотелось, но для приличия он иногда поддакивал. Галантно поддержав девицу под локоток, мимолетно обратил внимание на худые пальцы с погрызенными ногтями, но заметного отвращения не возникало - незадавшийся день все списывал.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке