Месть из прошлого

Тема

Алия Якубова

(Истории оборотня — 2)

Глава 1.

— Уф! Сил моих больше нет! — я в измождении рухнула на груду бумаг. — Это просто проклятье какое-то каждый конец месяца!

С тех пор как я вместе со своей подругой Дени стала владелицей клуба «Серебреная Маска», я никогда не жалела об этом. В конце концов, я всегда хотела именно этого, с тех самых пор, когда была в этом самом клубе простой певицей. Но бывали минуты, когда мне хотелось бросить все к чертовой матери. И все же я знала, что никогда не сделаю этого.

Вот и сейчас я глубоко вздохнула, встряхнула своими светлыми волосами и вновь взялась за работу. Через некоторое время дверь в мой (ну не совсем мой) кабинет приоткрылась, и тихо вошла Дени. Мы с ней лучшие подруги, а теперь еще и совладелицы клуба. Правда внешне мы полные противоположности: она ниже меня на ладонь, у меня светлые и короткие волосы, а у нее длинные, темно-каштановые, спускающиеся на плечи крупными локонами. У нее ореховые глаза, а у меня зеленые с медовыми крапинками. И вообще, она — образ истинной женственности, о себе я этого при всем желании сказать не могу. С моим скорее атлетическим телосложением и манерой поведения я частенько более похожу на юношу, чем девушку, признаю. Хотя это было не всегда, но это отдельная история.

— Лео, ты тут живая? — с улыбкой спросила она.

Лео — это я, правда полное мое имя Элеонора, но мне больше нравится так. Равно как и моей подруге нравится, чтобы ее называли Дени, а не полным именем Дениза.

— Живая, кажется, — ответила я из-за груды бумаг. — Как там дела во внешнем мире?

— В клубе-то? — переспросила она, садясь в кресло. — Да как обычно. Зал убирается, меню проверяется. Наша джаз-банда разучивает новый репертуар.

— Это хорошо, — кивнула я, откладывая один листок бумаги и доставая из стопки другой.

— Кстати, ты помнишь, что через полчаса начнется кастинг по отбору новой танцовщицы в наш клуб?

— Помню-помню, — буркнула я. Да, еще одна танцовщица нашему клубу была просто необходима. Вступив во владение «Серебреной Маской» вместе со мной, Дени пришлось оставить эту должность, и оставшимся трем стало не легко. К тому же дела шли в гору, и мы могли себе это позволить.

— Так давай, оторвись от бумаг, и идем проводить смотр. Девушки уже штурмуют вход.

— А может это… Ты сама как-нибудь? — сделала я вялую попытку отвязаться.

— Да щас! Я же вижу, в каком ты состоянии! Тебе необходимо немного развеяться. Уже который день сидишь над этими бумагами, света белого не видишь!

— Работа сама не делается! — вздохнула я.

— Я же обещала, что завтра мы с Дейвом разберем этот бумажный завал. А то ты в нем совсем погрязла! Даже до собственного кабинета руки не доходят. Перепланировка так и застопорилась на половине.

— В начале следующего месяца я за это возьмусь, — виновато улыбнулась я.

— Я это слышу уже третий месяц. Так, все! Идем смотреть танцовщиц. А завтра чтоб я тебя здесь не видела! Как твой компаньон объявляю тебе выходной. Все, бросай грязную работу, идем трубы чистить!

С этими словами она бесцеремонно схватила меня за руку и потащила за собой. А я и не особо сопротивлялась, иначе ей никогда не удалось бы сдвинуть меня даже на миллиметр. В физической силе ни один человек не может сравниться со мной. В этом и заключается еще одно свойство моей натуры — я оборотень и мой зверь пантера, о чем свидетельствует татуировка на моей лопатке, которая появилась сама собой в день, когда я впервые перекинулась. Произошло это более четырех лет назад, правда не совсем так, как бывает с другими (конечно, есть и другие, и не мало). Меня никто не кусал, я не родилась такой, просто эта сила выбрала меня, хотя, как выяснилось, дремала во многих поколениях моих предков, чьи корни восходят аж к племени ольмеков (одно из ветвей цивилизации ацтеков).

Все это наложило определенный отпечаток. В отличие от остальных оборотней, которые в основном представлены вервольфами, у меня иммунитет к серебру и полнолунию, я не подвластна жору и могу перекидываться сколь угодно раз, не впадая после этого в сон. И еще я не могу заразить поцарапав или еще как-то, будучи в облике зверя.

Из-за всего этого вожак стаи оборотней этого города — волчица Иветта, считает меня сильнейшим оборотнем и всеми силами старается сманить меня в стаю. Но я не поддаюсь, так как мне нет особого дела до их жизни. Давно, еще при старом вожаке я отвоевала себе право называться оборотнем одиночкой, и не собираюсь отказываться от него.

Кстати, Дени знает, что я не совсем человек. Я не хотела этого, но так получилось, причем при весьма тяжких обстоятельствах. Стоял выбор: или ее смерть или мое разоблачение — конечно, я выбрала последнее. Но наша дружба это выдержала.

И вот сейчас она тащила меня в главный зал, где должен был состояться кастинг. Так как была всего половина двенадцатого дня, то он был пуст. Лишь две официантки готовили все к открытию. Наша маленькая сцена уже была подготовлена к просмотру. Музыканты: ударник Мэл, гитаристы Брэд и Вик, и клавишник Матиас тоже заняли свои места. Правда я предлагала заменить их обычным магнитофоном на этом кастинге, но они так возмущались (вполне понятно почему), что мы с Дени уступили. И теперь они сидели, в вожделении глядя на дверь, за которой толпились претендентки.

Стоило нам с Дени устроится на стульях возле сцены, как вошел Ник — один из наших двух охранников, и сказал:

— Там дамочки-танцовщицы вход штурмуют. Пускать или как? А, леди-боссы? А то еще пара минут, и я за себя не отвечаю, — вид у него при этом был весьма самодовольный.

— Пускай, — разрешила я. — Только в порядке строгой очереди.

— Чувствую, это надолго, — вздохнул он.

— Можешь пока развлечь их забавными прыжками, — парировала я. Мне вдруг вспомнился старый диснеевский мультсериал про мишек Гамми.

Дени от этих слов прыснула со смеху. Еще бы! Представить Ника — эту косую сажень с короткой стрижкой, прыгающим — то еще будет зрелище!

Сам Ник возмущенно фыркнул и гордо вышел исполнять свои обязанности.

Вскоре впорхнули первые две претендентки. Одну из них явно смутило, что смотр проводят женщины, но это длилось не долго. Вскоре обе демонстрировали все, на что были способны. В общем, понеслось.

Всего нашим предложением заинтересовались, наверное, больше сотни девушек, и всех их надо было просмотреть. Вскоре у меня уже рябило в глазах от всех них. Но пока все было не то. Одни недостаточно хорошо двигались, внешность других мало подходила для этой работы (пусть феминистки закидают меня тапками!), третьи вообще путали работу в нашем клубе с первой древнейшей профессией.

После двадцать седьмой пары я откинулась на стуле, изображая впавшую в кому, и простонала:

— Дени, я больше не могу! Пристрели меня!

— Терпи! Еще больше половины осталось!

— Тебе что, совсем меня не жалко? — я решила сыграть на ее чувствах.

— Жалко, и себя жалко, но сдайся я — ты опять уткнешься в бумаги. Так что сиди. Вон, бери пример с наших музыкантов!

— Ага. Они скоро слюной весь пол закапают.

— Кто? Мы? — дружно завопили они. — Мы тут работаем как лоси!

— Ой, только не надо! — отмахнулась я. — Играть-то вы играете, а сами еще и девушек взглядом раздеваете, хотя многие из них делают это и без вас. Можно подумать, я вас не знаю!

Эту нашу перепалку прервало появление еще одной пары девушек.

На этот раз нам, кажется, повезло больше. Одной из претенденток была статная девушка видимо лет двадцати трех. Черные прямые волосы до плеч, карие глаза, оливковая кожа, правильные, но немного жесткие черты лица. Она была идеально сложена и двигалась с потрясающей грацией.

Когда она танцевала, мы с Дени переглянулись, словно говоря друг другу: «То, что надо!»

Мы записали ее имя: Кашин Ошар, а также телефон, по которому с ней можно будет связаться. В конце Дени добавила, что ее шансы занять это место весьма высоки.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке