Взрослые тайны

Тема

Пирс ЭНТОНИ

Перевод с английского В. Волковского

Глава 1

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ

Чекс пребывала в отчаянии: Че, ее любимый малыш, пропал бесследно, и она подозревала самое худшее. Ребенку было всего пять лет, и, хотя он обладал магическим талантом облегчения, его крылья еще не развились настолько, чтобы позволить летать. Веселому, игривому кентаврику приходилось ограничиваться прыжками – на удивление длинными и высокими, но все же не такими, чтобы они могли объяснить его внезапное исЧЕзновение.

Это, казавшееся совершенно необъяснимым, событие произошло в то время как она старательно заделывала щели в стенах их стойла, чтобы избавиться от сквозняков.

Жилище крылатых кентавров находилось поблизости от Зоны Воздуха, места, которое иногда называли Буйное Аэрос, а поскольку Воздух – стихия ветреная, буйные ветры поблизости были самым обычным делом. Конечно, никто не имел ничего против легкого ветерка жарким днем, но холодные сквозняки по ночам вовсе не радовали.

Так и вышло, что Чекс пришлось вплотную заняться уплотнением стен, а за неимением никаких плотницких материалов в качестве уплотнителя она использовала первое, что подвернулось под руку, – нарвала травы да наломала тростника. На беду неподалеку не сыскалось ничего кроме ковыля, а с ним – это каждый знает – надо держать ухо востро. Не успеешь запихнуть охапку в щель – глядь, а ковыль уже вовсю ковыляет – каждая тростинка в свою сторону. Занятая работой Чекс ненадолго упустила малыша из виду, а как спохватилась – от него не осталось ни слуху ни духу.

Она не раз облетела всю прогалину, громко выкликая его имя, прежде чем поняла, что малыш не спрятался за ближайшим кустом, а на самом деле запропастился. Неведомо куда.

Черион, отец малыша, отправился на собрание крылатых чудовищ, где ему предстояло пробыть еще пару дней, и сейчас Чекс едва ли не радовалась его отлучке, потому что не представляла себе, как могла бы сообщить супругу о пропаже их единственного ребенка. Его следовало найти, найти немедленно, и подгоняемая тревогой кентаврица энергично взялась за поиски.

Первым делом она принялась кружить над окрестностями, надеясь углядеть Че с воздуха, однако рассмотреть что-либо под кронами окружавших поляну деревьев было решительно невозможно. Чекс нравилась уединенная жизнь посреди леса, но сейчас завеса листвы скрывала от ее взора все происходящее внизу. Скоро стало ясно, что продолжать поиски имеет смысл только на земле.

Приземлившись рядом со своим жилищем, Чекс рысцой обежала поляну в поисках следов. Посередине, там, где играл и резвился Че, трава была основательно примята, но по краям прогалины вроде бы оставалась нетронутой. Забегать в лес малышу было строго-настрого запрещено, однако куда еще мог бы он деться? Второй круг, сделанный у самой кромки деревьев, подтвердил догадку – тоненькая цепочка следов тянулась к лесу. По всему выходило, что Че все-таки нарушил запрет.

Но почему? Он всегда был умницей, вел себя хорошо, слушался родителей и прекрасно знал, что в чащобах ПИРС ЭНТОНИ Ксанфа детишек подстерегают многочисленные опасности – одни путаны чего стоят, не говоря уж о драконах или гипнотыквах. Родители не раз втолковывали ему, что соваться в лес одному нельзя.

Но так или иначе он туда сунулся – причем явно чем-то увлеченный. Судя по следам, сначала ребенок колебался, нерешительно топтался на месте, но потом решился и зарысил прямиком в самую чащобу.

Чекс следовала по его следам с нарастающим беспокойством. Если поначалу она тешила себя надеждой на то, что сынишка забрел в заросли случайно, а не вернулся, потому как заплутался или, скажем, запутался в ежевике, теперь ей стало ясно: его кто-то приманил. И навряд ли с добрыми намерениями.

Довольно скоро эти опасения подтвердились: в лесу обнаружились некоторые признаки засады. Какие-то недруги подстерегли Че и схватили его: во всяком случае, обрезанная лиана, которая могла пойти на путы, и малость притоптанная трава свидетельствовали о чем-то подобном. Однако нападавшие предусмотрительно воспользовались росшей неподалеку метелкой и замели почти все следы. Установить, кто устроил похищение не представлялось возможным, ясно было лишь, что оно прошло быстро и без шума.

Однако – и это было еще более странно – сколько ни кружила Чекс вокруг места засады, от него не уходили никакие следы. Однако густые кроны виселиственниц с лозами, свисающими вниз петлями, не позволяли крупному хищнику – такому, как грифон, и уж тем более дракон, – приземлиться и взлететь в этом месте. Создавалось впечатление, будто и похититель, и его жертва не улетели и не убежали, а просто-напросто исчезли.

Чекс содрогнулась, поняв, что здесь не обошлось без магии. Очевидно, кто-то прибег к колдовству и перенес бедняжку Че в неизвестном направлении.

ВЗРОСЛЫЕ ТАЙНЫ Правда, оставалось совершенно неясным, кому и зачем это могло понадобиться. Сколь бы ни ужасала подобная мысль, Чекс могла представить себе пожирающего добычу хищника, но кто мог пустить в ход чары ради похищения маленького, еще не выучившегося летать крылатого кентавра?

Однако кто бы это ни был и какова бы ни была его цель, случившееся внушало надежду: коль скоро его не убили и не съели на месте, малыш жив. Правда, даже если эта надежда не беспочвенна, никто не мог сказать, что его жизнь вне опасности.

Че следовало найти как можно скорее, а для этого его матери требовалась помощь. Осознав, что вести поиски в одиночку – дело бесперспективное, Чекс галопом вернулась на прогалину, расправила крылья, взмахнула хвостом и взмыла в воздух. Талант ее был таков, что она могла уменьшить вес чего и кого угодно, хлестнув это (или этого) своим хвостом. Эта полезная способность позволяла, например, легко избавляться от назойливых насекомых: после касания хвоста они становились такими легкими, что их сносило любым дуновением ветра, любым шевелением собственных крылышек, и для того, чтобы приспособиться к новому весу, им требовалось время. Тот же дар давал Чекс возможность летать: естественный вес был слишком велик для ее крыльев, но стоило ей хлестнуть себя по крупу хвостом, и полет уже не вызывал затруднений. Когда действие чар начинало ослабевать, его было нетрудно возобновить, хлестнув хвостом еще разок, но Чекс старалась не делать этого перед окончанием полета. Быть слишком легкой хорошо в воздухе, а на земле это может создать определенные неудобства. Особенно в ветреную погоду.

Взлетев высоко над лесом, она повернула к югу и скоро уже пролетала над великим Провалом, где нес дежурство друг принцессы Айви, паровик Стэнли. Она не думала, что похититель мог унести Че в этом направлении, потому как Стэнли знал ее малыша и устроил бы основательную парилку всякому, вздумавшему обидеть маленького кентавра. Но на юге находился замок Ругна, резиденция короля Дора, а уж если кто и мог помочь сейчас несчастной матери, так конечно, же король Ксанфа. Ему, волшебнику, умевшему разговаривать с неодушевленными предметами, было под силу раскрыть любую тайну.

Как только впереди показались величественные стены и башни замка, Чекс снизилась и плавно опустилась на лужайку в саду, где собирала фрукты знакомая ей девушка.

– Привет, Чекс! – Веснушчатая девчушка со светло-каштановыми косичками запрыгала и замахала руками. Такова уж была ее манера: Электра вела себя по-детски и, возможно, именно из-за этого выглядела несколько моложе.

Едва копыта Чекс коснулись земли, как кентаврица, прекрасно знавшая, чем чреваты встречи с Электрой, собралась с духом. И вовремя: девица бросилась ей на шею, и еще не успевшую отяжелеть после полета Чекс отбросило назад. Дело в том, что возбуждение Электры, в том числе и радостное, частенько проявлялось в ударе, который привыкли называть Электрическим. Это ее свойство порой доставляло беспокойство, но во всем прочем она, одна из двух нареченных принца Дольфа, была премилым созданием.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора