Микрорассказы Интерпрессконов 1997-2000

Тема

Интерпресскон-1997

Виктор Мясников СВОБОДА СЛОВА

Петров соблазнился чудом генной инженерии — говорящими овощами. Рассада едва лепетала, первые цветы боромотали невнятно и только маленькие зелененькие помидорчики заговорили, наконец, по-настоящему. Стоило Петрову войти в теплицу, поднимался сумасшедший гвалт: "Воды! Воды!", "Хватит его поливать!", "Света!", "Прикрой от солнца!", "Как сыро!", "Взрыхли!", "Корень болит!", "Тля укусила!" И Петров сделался рабом. Грозди наливались соком и орали все громче. И вдруг: "Я созрел!", "И я созрел!" Ага! Петров нарвал полную корзину и принес в дом. "Съешь меня!" — крикнул краснощекий крепыш. И Петров злобно впился в него зубами — сейчас ты у меня заткнешься! "О, как смачно" — сладострастно застонал помидор. Петров яростно шмякнул его о стену — "Ой!". Красная лепешка упала на пол. — Ну что, наговорился? — торжествовал Петров над поверженным овощем. Тот что-то тихо прошептал. — Чего-чего? — Петров приставил ладонь к уху. "Расчевокался… В мусорный бак отнеси". Петров натолкал в уши ваты, попробовал серп большим пальцем и тяжелой походкой двинулся к теплице.

Владимир Носов ФЕРМЕР

Фермер принимал гостя. Красное солнце едва показалось на небосводе и медленно, словно нехотя, побрело на середину, скупо роняя лучи в рощу капиновых деревьев, опутанных камнеломкой и пушатом. Только что проснулись молюски-траги, и отовсюду слышался треск раскрывающихся раковин. Фермер и его гость за бочонком вина обсуждали проблемы здешней жизни. Хозяин, стараясь перекричать визгливые вопли птиц ру-ру и сытое бормотанье только что политых кустов дрожжевельника, распространялся о своих успехах: — Мне уже к ста, а я все еще крепок. Между прочим, на ферме уже работают мои правнуки! Да что там говорить, ты же помнишь, с чего я начинал — в ракете жил, консервами питался, а теперь у нас громадный домище, а злаки так и прут из земли! Даже Булдыка выращиваем, хотя от него и не много пользы. Вон он сидит, — указал хозяин на сидящее за окном существо, походившее на вывороченный из земли валун. За разговором они не заметили, что солнце уже клонится к закату. Слышался стук — траги готовились ко сну, захлопывая раковины. В чаще слышалось курлыканье зверя-охотника. Подходя к ракете, гость сказал: — Ты бы собрал свои наблюдений над Булдыком да издал бы их. Во дворе сидел Булдык, задумчиво провожил взглядом улетающую ракету и думал, что хотя разведение людей и не приносит реальной пользы, но зато дает моральное удовлетворение. А ведь с чего он начинал! И вспомнилось булдыку, как он нашел первую коробку с людьми и, движимый благим порывом, пзялся разводить их. Булдык собирался скоротать за этим занятием веков пять-шесть и даже подумывал написать о людях монографию.

Евгения Десницкая МЕТЕОРИТ БЕЗ ПЕЧАТИ

— Замечен метеорит, мой капитан! — сквозь музыку с планеты Кронос прорвался голос радиста Урундбурунда. — Ну и что? — ответил капитан. — Занеси сообщение об этом в судовой журнал, если хочешь. Право же, мне начинает надоедать твоя пунктуальность, — продолжал он, — и я больше чем уверен, дорогой Урунд: если мы сделаем посадку на какой-нибудь планете и меня там укусит змея или какой-нибудь другой зверь, ты, вместо того чтобы оказать мне необходимую помощь, будешь расписывать эту историю в судовом журнале и сочинишь при этом целый роман, в котором… — капитан распространялся бы на эту тему еще очень долго, но радист прервал его: — Но мой капитан, метеорит движется прямо на корабль, а у нас сломана защитная установка… — В этих краях нет зарегистрированных метеоритов. Значит, на этом нет печати! Ур-ра-а! А ты еще ворчишь по пустякам. Старый ворчун! — Но мой капитан… — Никаких «но». Я тебе не лошадь. Готовь робота. Пусть обследует метеорит и поставит печать. — Но мой капитан, я уже послал одного кибера, правда, как только он вышел в космос, смвязь с ним прервалась. — Ах ты… — и на голову бедного радиста вылился поток ругательств, которые капитан собирал на протяжении многих лет и записывал в пятисотлистную тетрадь с обложкой сантиметровой толщины. Весил этот словарь полтора килограмма: обложка была сделана из серебристо-голубой рябины — самого тяжелого дерева, известного разумным существам. — …и кто же тебе позволил выпускать в космос робота, настроенного на ознакомление с новыми приборами? Вот почему прекратилась связь, простачок ты этакий!.. Высылай второго. — Есть, мой капитан. — Нет, подожди. Ты опять чего-нибудь напутаешь. Дай-ка я сам спущусь и сам все сделаю. — три. Два. Один. Ноль. пуск!!! — Есть, мой капитан. — Ура! Соединись с Землей и передай, что мы поставили печать на новом метеорите. — Но мой капитан… — Что еще? — Мой капитан! Я сейчас подумал… От печати метеорит не изменит свой курс… — Ну и что? — А то, мой капитан: поворачивать уже поздно, защитная установка, как вы знаете, сломана, а метеорит летит прямо на нас!..

Антон Первушин НА РАВНЫХ ПРАВАХ

С сомнением на лице молодой путешественник разглядывал коричневую пластинку, на которой подрагивало ярко-зеленого цвета желе. — Это вы называете обедом?! — возмущенно закричал он. — Конечно, — кивнул гид. — А что же еще? Натуральные морепродукты без малейших примесей химии, высокая энергетическая ценность, очень питательно и вкусно… Вы попробуйте. — Великий Космомс! — путешественник с отвращением выбросил свою порцию в отверстие мусоросборника. — Ничего не понимаю, — заявил он. — Земля всегда славилась своими кулинарами. И вот я здесь, а что мне подают на обед? Где они, где? Где гамбургеры? Где бифштексы? Где шашлыки? Где цыплята в винном соусе? Где, черная дыра вас побери, прославленные на всю цивилизованную галактику пельмени?! — Простите мне мою неосведомленность, — сказал гид виновато, — но что все это такое? — Вот! На Земле уже не знают, что такое пельмени. Как я ошибался! путешественник на секунду задумался. — Все, что я назвал, это блюда, приготовляемые из мяса. — Из мяса?! — В голосе гида прозвучал ужас. — Вы едите куски трупов? Путешественник снисходительно улыбнулся: — Какая узость взглядов, — заявил он. — Вы едите мясо, — повторил задумчиво гид. — Хорошо, я готов вам помочь. Он доставил путешественника на окраину мегаполиса, где среди леса возвышался многокилометровым горбом прозрачный копол защитного поля. — Идите туда, — сказал гид путешественнику. — Там едят мясо. — Прекрасно, — снова ухмыльнулся путешественник. — Остались, значит, еще нормальные люди на этой планете. Не оглядываясь, он направился к куполу и скоро миновал кромку защитного поля. А еще через минуту путешественник повстречал тигра. Тигр сидел за кустом и, не особо прячась, наблюдал за путешественником голодными глазами. Путешественник замер. — Э-э, коска… — только смог пробормотать он. Тигр подобрал лапы, изготовился к прыжку. Нервы у путешественника не выдержали. С криком он бросился прочь, но местность была ему незнакома, он заблудился и в панике метался среди деревьев. К счастью, ноги сами вынесли его к приземистой избушке. Взывая о помощи, он взлетел по ступеням и забарабанил кулаками в дверь: — Спасите! Помогите! Пожирают! Дверь открыл голый по пояс мускулистый парень. Путешественник, едва не сбив его с ног, ворвался в дом. — Там! Тигр! Парень спокойно пожал плечами. — Ну, тигр, эка невидаль… А-а, да ты новенький? — Парень, кажется, начинал понимать. — Я путешественник. Я прилетел с периферийной планеты. — Тогда ясно. Мяска, небось, захотелось? Эти ведь в мегаполисе только морепродуктами и накормят. А разве это еда для настоящего мужчины?.. Ну, я не против, пойдем поохотимся… Только сейчас путешественник заметил, что грудь и лицо парня покрывают полоски старых заживших шрамов. — Как?! — Путешественника опять затрясло. — Просто так? Без оружия?! — Конечно, — парень посметрел с недоумением. — Мы с мясом завсегда на равных правах. А у вас разве по-другому?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке