Дитя Плазмы

Тема

Андрей Щупов

ЧАСТЬ 1 КАРАКАТИЦА

ПРОЛОГ

В центре слежения за ядерными испытаниями царила настоящая паника. Тому имелись причины. На полигоне творилось черт-те что, две трети датчиков вышло из строя, экраны мониторов полосовали шумливые помехи. Генерал Баррингтон, сгорбившись, сидел в кресле и безучастно взирал на загадочную тень, скользившую по экрану. Эту видеозапись ему прокручивали уже, наверное, в десятый раз. Может быть, даже в сотый.

Проходя мимо, Джек Йенсен взглянул на генерала с жалостью. Еще пару часов назад этот Баррингтон, без устали рассыпающий шуточки направо и налево, наверняка казался желтоклювикам из охраны этаким повидавшим все и вся воякой. Солдаты любят компанейских командиров, и генерал знал это, при всяком удобном случае не стесняясь подкрепить свою популярность панибратским юморком. Отечески улыбнуться, положить руку на плечо рядового, отпустить пару смачных словечек в адрес придиры-сержанта – это он умел, проделывая с истинным мастерством. Но сейчас от него требовалось нечто другое, и к этому другому, как выяснилось, генерал был совершенно не готов.

Нет, Баррингтон не был новичком. Невадские испытания числились у него двенадцатыми по счету, но, бравый вояка перегорел, как электрическая лампочка, не выдержав перегрузки. Увиденное на экране отправило военного чиновника в жестокий нокаут. В каких-нибудь полчаса он сдался, выбросив белый флаг, полностью уступив бразды правления полковнику Палмеру.

Йенсену казалось, что он понимает генерала, однако в то же время он ощущал и досаду. Когда груз тяжел и волочить его приходится сообща, – на счету каждая спина и каждый хребет. Выбывает один, – ноша делится между оставшимися. И сейчас Йенсен почти физически чувствовал, насколько сложнее ему стало управляться с делами. Одна голова – хорошо, две – лучше, но лучше не получилось. Получилось хуже, и теперь следовало скорейшим образом вводить в курс дела не слишком сметливого полковника. При этом не было ни малейшей гарантии, что Палмер окажется крепче Баррингтона. Самое же неприятное заключалось в том, что говорить приходилось о том, в чем окончательно завяз сам Йенсен. Попробуйте-ка объяснить полицейскому, расследующему убийство, как выглядел убийца инопланетянин! Новый же начальник, как всякий новый начальник, требовал детской ясности, скрипел зубами от вопросов с многоточиями и в любой момент готов был ухнуть кулаком по столу. Ни одной из сводок он, как водится среди высших чинов, не читал и, не зная сути происходящего, заранее настраивал себя на поиск всевозможных виновных.

– Вы приехали на джипах? – брови полковника столкнулись на переносице, как пара бодливых коз, и с той же юркостью разошлись.

Йенсен кивнул. Худшие из его опасений сбылись. Сводок Сводок Палмер действительно не читал. Принципиально. То ли с грамотностью у генералов было неважно, то ли очень уж они все полагались на собственную интуицию. Та же история, что и с Баррингтоном… Йенсен мысленно чертыхнулся и, собрав волю в кулак, принялся терпеливо излагать:

– Не беспокойтесь. В общем и целом мы уже представляем себе, с чем нам пришлось столкнуться. После появления этой твари не нужны даже респираторы. Кстати, машины успели осмотреть ваши санитары. Все чисто, абсолютно никакого фона.

– Этого не может быть! – полковник, кажется, начинал сердиться. Собственно, для этого он и спрашивал, – сердиться без повода не умеют даже самые заводные из полковников.

"Может, его одернуть? – с тоской подумал Йенсен. -

Послать подальше и связаться напрямую с координатором. А то и самим президентом. Действительно, какого черта!.."

– Этого не может быть! – ворчливо повторил Палмер. – Насколько мне известно, глубинного взрыва не получилось. Земля разворочена на километр вглубь! Даже при отсутствии ветра – это верное заражение на полсотни миль в округе!

– Жаль, что вы не обратили внимания на наши донесения.

Там кое-что есть касающееся данного вопроса. – Йенсен старался говорить по возможности мягко. – Со всех точек наши служащие сообщают одно и то же. Счетчики молчат, повторных толчков не наблюдается, радиация не выше приемлемых величин. Хотя, разумеется, вы правы, – земля в самом деле разворочена, в эпицентре имеет место гигантская воронка и так далее. Тем не менее – факт остается фактом. Заражения местности не произошло.

– Сэр!.. – В зал вошел офицер с кипой бумаг под мышкой. Обращался он к полковнику. О «болезни» Баррингтона его, видимо, успели предупредить.

– Говорите, – Палмер милостиво кивнул.

– Дело в том, что минут десять назад расчистили завалы в восьмом бункере, но там эти ребята из НЦ… – Офицер замялся, покосившись на Джека. – Наших спецов туда почему-то не пускают.

Йенсен подтвердил сообщение кивком.

– Все в порядке. На то есть специальное распоряжение. Будет лучше, полковник, если им не станут мешать. Ребята знают, что делают, – он обернулся к офицеру. – Что нового насчет жертв?

– Сведения продолжают поступать, но целостной картины пока нет. Около полутора десятка тел найдено под обломками. В основном это охрана из внешнего оцепления. С медперсоналом разрушенного госпиталя сложнее… То есть, я хочу сказать, что поиски продолжаются, но пока, увы, никого. Между тем бульдозеры расчистили уже большую часть площади.

– Будьте готовы к тому, что многих вы так и не найдете.

– Что вы имеете в виду? – кустистые брови полковника опять пришли в опасное шевеление – может быть, готовясь в разбег перед очередным столкновением.

– Только то, что сказал. Безусловно, поиски следует продолжать, но я счел нужным предупредить, что кое-кого из служащих госпиталя мы, по всей вероятности, не досчитаемся. Маршрут чудовища пролегал именно там. И подобные исчезновения уже имели место.

– Что вы, черт возьми, несете?! – лицо и шея Палмера стали медленно наливались фиолетовым пламенем. Злость редко красит людей, но полковник Палмер в гневе был особенно некрасив.

– Кажется, операцию курируют военные! При чем здесь НЦ? – кулак полковника, давно в нетерпении ерзавший по полировке, наконец-то осуществил задуманное – взлетел вверх и с грохотом сотряс столешницу. – Не слишком ли много загадок? Если вы знали об этой гадине заранее, почему в число посвященных не попал штаб? И если в НЦ не сомневались, что рептилия появится здесь и станет жрать наших людей, какого черта нужно было проводить испытаниям по старой схеме? Вы попросту подставили генерала!

– Минуту, полковник!..

– К черту! Я вам прямо заявляю: со мной эти штучки не пройдут. Так и знайте!

– Успокойтесь, полковник, – Йенсену все еще удавалось сдерживать себя. – Мы заняты одним делом…

– Я не знаю, чем вы там заняты, но уже вижу, что погибли люди, разрушена сеть подземных коммуникаций, уничтожены передвижной госпиталь, командный бункер.

– По счастью, в бункере никого не было, – Йенсен изобразил улыбку. – Еще раз призываю вас к спокойствию! Не следует искать крайнего. Это не та ситуация, поверьте. И будь моя воля, вас бы обязательно обо всем предупредили. Если уж на то пошло, мы были с самого начала против очередных взрывов, но к голосу НЦ редко прислушиваются. В результате получилось то, что получилось.

Уверенная сдержанность Йенсена действовала отрезвляюще. Полковник поутих. Кулак его распрямился в миролюбивую пятерню и, скользнув по столу, спланировал на колено.

– Но сейчас вы по крайней мере можете объяснить, что же все-таки произошло на полигоне?

– К сожалению, не могу.

– Что?! – острый подбородок полковника воинственно вздернулся, одновременно выдвигаясь вперед. – Что значит «не могу»? Какой еще дьявольский эксперимент затеяла ваша служба?

– НЦ здесь совершенно ни при чем.

– Тогда почему после вспышки в сто двадцать килотонн на поверхности и в шахтах по-прежнему нулевой фон? Что за отродье выползло из эпицентра и пропахало колею поперек военного городка? И куда подевались наши люди?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке