Русские навсегда

Тема

Виктор Косенков

Русские не ушли.

0.

Щелчок. Каналы сменяются мгновенно.

– Перенос производства в страны третьего мира дает не только выгоду в экономическом плане, но и приносит пользу в социальной сфере.

Толстый. Благодушный.

Полные влажные губы и гладко выбритые щеки.

Микрофон закреплен на воротничке белой рубахи, небрежно расстегнутой на груди. Жарко. Кожа блестит. Почти физически ощущается дыхание моря. Теплого. Доброго моря. Острова…

– Повышение уровня занятости в этих странах ведет к повышению уровня стабильности не только в производственных регионах, но и во всей Европе. Достаточно посмотреть статистику, чтобы понять, что эмиграция сейчас во многом зависит от повышения или понижения биржевых котировок тех корпораций, которые активно размещают производство в отсталых регионах Земли. Перенос производства – это вопрос не экономики, но глобальной безопасности.

Снова щелчок.

– Проблема религиозной нетерпимости в пригородах Лондона требует…

Щелк!

– Мэрия категорически отвергла обвинение в продаже Эйфелевой башни шиитской общине. Утренние молитвы, фаджр или же салят ассубх совершались на Эйфеле только в рамках ежегодной недели ислама, которая традиционно проходит в Париже.

Щелк!

– Экологическая ниша не может пустовать. Любая пустота сразу же заполняется существами более приспособленными к выживанию в условиях неблагоприятной городской среды. Например, крысами…

Щелк!

– Очередная манифестация гомосексуалистов и лесбиянок была приурочена к годовщине основания Евросоюза. Ликующие, красочно разодетые толпы прошли по всем крупным городам Европы. Манифестации возглавляли представители мэрий столиц…

Люди. Целующиеся мужчины.

Чьи-то голые волосатые ляжки, торчащие из-под юбки.

Толстуха в розовом костюмчике феи лезет в камеру. Ярко накрашенные губы расползаются по экрану.

Праздник.

Их праздник.

Щелк!

– Согласно данным Международного энергетического агентства, разработка месторождений в пределах арктического биозаповедника на Аляске привела к значительному увеличению процента добычи нефти в США. Снятие консервации с ряда скважин однозначно выводит Соединенные Штаты Америки в лидеры по нефтедобыче. В то же время наблюдатели ОПЕК сообщают, что, по их мнению, запасы нефти в России не соответствуют заявленному в январе этого года уровню. Сегодня баррель нефти стоит 400 долларов.

Щелк!

– После размещения в Прибалтике передвижных ракетных установок для крылатых ракет нового поколения напряженность в отношениях между странами Северо-Атлантического альянса и Российской Федерацией только усилилась. Несмотря на заявления Президента США о…

Щелк!

– Нынешний мир держится на трех слонах. Это – Капитал, Глобализация и Общечеловеческие Ценности. Однако все три слона прочно стоят на одной большой черепахе, на панцире которой написано – Нефть!

Самоуверенный, улыбчивый, седоволосый, в провокационном оранжевом галстуке. Такому позволительно говорить с экрана все, даже глупости.

– Сегодня у нас в студии…

Щелк!

Желаете познать мир? Что может быть проще?! Просто переключайте каналы телевизора. Щелк. Щелк. Щелк.

Нигде не задерживаясь. Не останавливаясь на рекламу. Не вдумываясь.

Переключайте каналы.

Вы ловите обрывки фраз. Куски предложений. Обрывки смысла. Части речи.

И из огромной, разноцветной, пестрой мозаики на ваших глазах выстроится картина, в которой можно будет увидеть весь, не такой уж и большой, мир. Некогда, может быть, полный тайн и удивительных открытий, но не сейчас. Сегодня не нужно двигаться вперед, рваться к горизонту, терпеть лишения и горечь ошибочных дорог. Нужно просто переключать каналы телевизора.

Щелк. Щелк. Щелк.

1.

Человек, сидящий напротив, улыбался приветливо. Понимающе.

От этой улыбки становилось тошно и хотелось выть.

И если бы не конвертик, лежащий на голубом пластике стола, можно было бы смело встать, развернуться и выйти из прокуренной забегаловки. Да еще выпалить что-нибудь эдакое, соответствующее случаю и пафосное.

Или дать ему в харю!

Но нельзя…

Забегаловка была забита до отказа. В помещении, провонявшем мокрой одеждой, улицей и табаком, толпились люди. Раскрасневшаяся повариха за стойкой раздраженно толкала в толпу тарелки с парящими пельменями. «И сотенку беленькой плесни, хозяйка! И сотенку беленькой…» – хрипло гудел какой-то работяга с красным широким лицом.

В этой толчее никто не обращал внимания на двух мужчин, пристроившихся за маленьким, почти микроскопическим столиком, на котором уместился только бумажный конверт из плотного картона да две нетронутые чашки с остывшим чаем. Первый мужчина, точнее, молодой человек, на вид лет тридцати, был одет в потертую кожаную куртку, синие джинсы и держал в руках небольшой чемоданчик, видимо, для ноутбука. Второй, постарше, – в сером, длинном пальто, широкий шарф небрежно переброшен через плечо. И если первый сидел сжавшись и скрестив руки на груди, словно пытаясь согреться, то второй чувствовал себя более раскованно, нога закинута на ногу, губы сложены в улыбке.

– Так что же вы решили, Вениамин Сергеевич? – после долгого молчания поинтересовался мужчина в пальто. – Вы, конечно, интересный собеседник, но у меня, видите ли, есть еще кое-какие дела.

Внимательный слушатель мог бы различить в его голосе легкий акцент.

– Я должен подумать, – первый, зажатый и испуганный, отвел глаза в сторону. – Такие вопросы с кондачка не решаются.

– Верно. Все верно, – согласился человек в сером пальто. – Я понимаю ваше желание. Тогда я покину вас. И, чтобы вам лучше думалось, конечно же, оставлю вам этот конверт. С копиями, как вы сами понимаете.

– Понимаю. – В горле у Вениамина вдруг запершило.

– Всего хорошего. Мы с вами свяжемся. Позже.

– Да, разумеется…

– Подумайте над нашим предложением. Всего хорошего. – Мужчина в сером пальто поднялся.

– Постойте. Как вас зовут? Вы даже не представились. – Вениамин вдруг засуетился. – И я… Я же должен знать, как вас называть?

– А зачем вам меня называть? – с холодом в голосе поинтересовался его собеседник. – Вениамин Сергеевич, ай-ай-ай, уж не собираетесь ли вы пойти…

– Нет-нет, что вы?… Просто я не могу… Так.

Человек в сером пальто улыбнулся.

– Ну, раз не можете так… То зовите Карел. Удобно вам будет звать меня Карел?

– Вполне.

– Тогда прощайте.

Карел вышел.

На его место мигом плюхнулся какой-то мужичок в затасканном пуховике и принялся уплетать пельмени.

– Чего кислый такой? – обратился мужичок к Вениамину. – Вдарь по маленькой и полегчает!

– Спиться боюсь, – прошептал Вениамин.

Он встал и, понуро опустив голову, двинулся через толпу.

– Эй! Конвертик, конвертик забыл!

Вениамин сморщился, развернулся и грубо схватил конверт, будто бы тот один был виноват во всех свалившихся на него бедах. От резкого движения клапан раскрылся, и содержимое вывалилось на грязный, мокрый пол. Глянцевые, яркие, кричащие фотографии.

– Черт! – Веничка кинулся подбирать разлетевшиеся бумаги. – Черт!

Он почувствовал, как к лицу прилила краска, как сердце гулко застучало где-то у самого горла.

Наконец, собрав все, до чего смог дотянуться, Вениамин выбежал из кафе.

Мужик в пуховике посмотрел под стол, куда залетела одна из фотографий, презрительно усмехнулся:

– Пидор.

2.

Однако Вениамин Сергеевич Риттер педерастом не был. В свои тридцать пять он работал в зеленоградском Архиве. Так называлась секретная контора, куда сходились данные с четырех таких же секретных НИИ. Обмен информацией шел непрерывно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке