Третий отпрыск

Тема

Война между людскими королевствами Тария и Лиория завершилась. Много лет обе страны враждовали, пока король Тарии не заключил договор о военной помощи с темными эльфами, против которых лиорийцы оказались бессильны. Конечно, они старались найти себе союзников, но недальновидная внешняя политика отца нынешнего короля, да и его самого, оттолкнула ближайших соседей, с которыми еще можно было о чем-то договориться, не принимая кабальных условий, а более дальних соседей людям просто нечем было заинтересовать. В результате в полдень третьего дня месяца травостоя король Лиории Тиофилиус I принимал у себя в замке победителей, явившихся за причитающейся наградой.

Согласно заключенному обеими враждующими сторонами мирному договору, победителям отходили южные земли, где располагались рудники по добыче самоцветов. Часть из них получала Тария, часть - темные эльфы. Официально все оформили как приданое, поскольку наследник короля Тарии и один из сыновей князя темных эльфов получали своеобразных гарантов мира в лице будущих супругов. Первому доставалась старшая дочь короля Тиофилиуса, а эльфам - младшая. Кроме дочерей у короля был еще сын, наследный принц Тиморий, которому предстояло занять трон отца и стать подконтрольным Тарии правителем, фактически марионеткой. Сам же Тиофилиус ссылался вместе с супругой в одно из ее родовых поместий, с запретом покидать его пределы в течение тридцати лет, что для сорокалетнего короля было практически пожизненной ссылкой.

Старшая дочь Тиофилиуса приняла выпавшую на ее долю судьбу спокойно, даже благосклонно, поскольку ей предстояло в будущем стать королевой Тарии и Лиории, подарив объединенным землям наследника, а вот младшая… Такой истерики оба королевских двора еще не видели: принцесса кричала, била все, до чего могла дотянуться, визжала и плакала, так что в тронный зал для бракосочетания ее доставили буквально волоком, с опухшим от слез лицом и растрепанными волосами. Зато драгоценности свои она надеть не забыла.

Эритин Изумрудный, ненаследный княжич темных эльфов, отвернулся, бросив лишь один брезгливый взгляд на подвывающую принцессу, которую удерживали два стражника, иначе она бы уже валялась на полу, с криками выдирая себе волосы. И дело даже не в том, что Эритину было отвратительно смотреть на лицо будущей супруги или слушать ее тонкий скулящий голос - его не привлекали человеческие самки, а уж такие истеричные особы вообще ничего не пробуждали, кроме тошноты. Ненаследный княжич предпочитал представителей своего пола, причем его неизменно заводили сильные воины, настоящие самцы, как он их про себя называл, с которыми было бы не зазорно разделить ложе и представителю княжеского рода. В отличие от людей, у эльфов было не так много женщин, так что мужские браки не считались чем-то позорным, а наследники… Что ж, их рождение могли вполне обеспечить маги жизни, коих и у светлых, и у темных эльфов было достаточно. Эритин был сыном шестой наложницы князя и не являлся наследником рода, поэтому ему – и таким, как он, - производить отпрысков на свет вообще было не обязательно. Собственно, он и не собирался вступать в брак, довольствуясь легкими интрижками и должностью начальника дворцовой стражи, но приказ князя не обсуждался, и вот Эритин стоял посреди этого зала, готовясь стать супругом этого… убожества.

Княжич глубоко вздохнул, когда маги начали читать заунывный брачный речитатив, и прикрыл глаза, старательно не замечая, как усилился тонкий вой принцессы. Эритин мысленно представлял себе, как выдержит весь день, а вечером уберется к себе домой, отослав ненужную ему жену в приготовленное для нее дальнее имение, как раз граничащее с людскими землями.

«К счастью, - рассуждал княжич, - люди живут недолго: каких-то пятьдесят лет - и я снова стану свободен». Только эти мысли и поддерживали его, когда брачная магия начала выжигать рисунок на правой руке. Эритин стиснул зубы, пережидая мгновение боли, а потом вздохнул облегченно. Все. Конец. Осталось только прикоснуться губами к губам супруги, подтверждая согласие на брак, и…

Гробовое молчание в зале заставило Эритина очнуться, а потом и насторожиться. Принцесса уже не выла, а только икала, с надеждой глядя на свою правую руку, где проявилась магическая… где должна была проявиться магическая татуировка, свидетельствующая о браке с Эритином. Но ее не было. Совсем. Даже намека.

- Что это значит? – под сводами тронного зала пророкотал голос темноэльфийского князя.

Вторая брачующаяся пара, чей ритуал был благополучно завершен, благоразумно отступила в сторону. Тиофилиус смотрел на младшую дочь, выпучив глаза и открывая рот, словно выброшенная на берег рыба. Он и сам ничего не понимал: Изита была его дочерью, что еще при рождении подтвердила магия крови, поэтому тут ошибки быть не могло. Да и в договоре, заверенном магией, было четко сказано: третий отпрыск короля и… Третий! Тиофилиус тихо хихикнул, словно мальчишка, а потом запрокинул голову и рассмеялся в голос.

- Третий отпрыск! Не младшая дочь, а третий отпрыск королевской крови!

Стоявшая рядом королева вдруг побагровела, сжимая и так тонкие губы, и бросила на супруга полный злости взгляд. До большинства присутствующих тоже начало доходить, в чем дело, а тем, кто не понял, объяснили более догадливые соседи. У Тиофилиуса имелся еще один ребенок, незаконнорожденный, появившийся на свет перед рождением младшей принцессы, а значит, капризная и эгоистичная Изита была не третьим, а четвертым ребенком бывшего короля.

- И где же искать твоего третьего отпрыска? – темноэльфийский князь уже опасно шипел, и все, кто знал, чем обычно заканчивается подобное недовольство, попятились, стремясь оказаться как можно дальше от разгневанного эльфа.

- У демонов! – выкрикнул Тиофилиус, радостно оскалившись, и в зале тут же повисла оглушительная тишина; все потрясенно умолкли, пытаясь поверить в сказанное. – Незадолго до зачатия младшенькой я побывал в землях демонов, пытаясь найти у них поддержку. Там и ищите. В клане огненных. Я даже не знаю, дочь это или сын, но надеюсь, вы им подавитесь!

С этими словами низложенный король удалился, уводя зло шипящую королеву и вновь заистерившую младшую дочь, только на этот раз красавица сокрушалась и кляла отца, что не ей достался красавец-эльф.

Князь проводил взглядом королевскую чету, кивнул советникам, чтобы занялись новым правителем Лиории, а сам подошел к сыну.

- Эритин, бери десяток воинов и отправляйся в земли огненных демонов. Брак должен быть подтвержден не позже чем через десять дней, иначе магические печати разрушатся. Никто не возьмется предсказать, что последует за этим, но, скорее всего, ни ты, ни твоя супруга не выживете. Портал до границы земель демонов я открою в полночь, так что время собраться у тебя есть. Для обратного перемещения получишь амулет. Я буду ждать вас дома. Иди.

Сказать, что Эритин был недоволен, значит ничего не сказать. Он был… в шоке. И в ярости. Он только смирился, что этот неравный брак не продлится особо долго, что нужно лишь немного потерпеть, как оказалось, что в супруги ему досталась демонесса-полукровка, а они точно живут не меньше эльфов. К тому же, демоны славились далеко не медовым характером, и отослать такую жену в далекие дали не получится. Это не глупая человечка.

Собирать княжичу было нечего: брачные одеяния и так были на нем, а больше ничего и не требовалось, ведь не в поход велели отправляться. Все время до открытия портала он пытался успокоиться и придумать, как договориться с новоявленной женой, чтобы пореже ее видеть, а лучше не видеть вообще. К его величайшему сожалению, расторгнуть магически заключенный брак было практически невозможно.

Без трех минут полночь. Так ничего и не придумав, Эритин стоял на улице рядом с отцом, держа под уздцы своего скакуна. За спиной выстроилась охрана, лучшие воины княжества, а впереди ожидала не самая приятная поездка. Открыв портал, князь кивнул, давая разрешение на перемещение, и сделал благословляющий знак. Эритин шагнул вперед, погружаясь в ледяное туманное марево, чтобы в следующую секунду оказаться на горном плато, в окружении двух десятков огненных демонов. Солнце здесь только начинало клониться к закату, так что и само плато, и встречающие пограничники были прекрасно видны. Все демоны были полуобнажены, поражая воображение мощными торсами и налитой мускулатурой. Из-за крыльев они не носили одежду выше пояса, благо здесь никогда не выпадал снег. Из-за наличия хвоста демоны вместо штанов надевали традиционные клетчатые юбки - килты, и горе тому, кто назовет килт юбкой. Сравнений с женщинами - а они у демонов, кстати, были бескрылы - мужчины не выносили, и можно было без труда нарваться на бой со смертельным исходом, а бойцами демоны были отменными. На ногах они носили традиционные ботинки на шнуровке, высотой чуть выше щиколоток, и темные носки, что едва выглядывали из ботинок. У богатых и знатных представителей демонского рода каблуки имели железные набойки, отчего цокали подобно копытам, а по краю гольф обязательно присутствовала бахрома. Пожалуй, кроме браслетов, это были единственные украшения, что позволяли себе носить демоны. Другие народы считали подобное неудобным и смешным, но смеяться, глядя демонам в лицо, мало кто отваживался.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке