Здравствуй, Марс!

Тема

Владимир Моисеев

Сядьте перед фактом, как маленький ребенок,  будьте  готовы  отказаться  от всех   своих  заранее предуготовленных представлений,  смиренно  следуйте  за природой, в какую бы пропасть она вас ни завела, иначе ничему не научитесь.

                                                                                                                                                                                                                                Томас Хаксли

1

               Переселенцу следует оставаться серьезным при любых жизненных обстоятельствах. Логов это твердо знал, более того, специально зазубрил это правило, чтобы случайно не опростоволоситься при важных людях, но иногда так трудно не рассмеяться, обнаружив перед собой вместо обычного неулыбчивого начальника вот такой экспонат. Девица в мундире смотрелась забавно. Если бы не отблеск власти, которой она была наделена, можно было вечером сводить ее в цирк или в ресторан. Только для того, чтобы был повод разглядеть, как капитан Агентства — четыре звезды на погонах — выглядит в платье обитательницы Усадьбы.

               На должность координатора могли назначить только женщину из Усадьбы, не правда ли? Рассказывают, что там проживают особые люди, умеющие повелевать, какой бы смысл не вкладывать в это слово.

               — Как странно вы смотрите на меня, переселенец Логов. Вы забыли, где находитесь?

               — Виноват. Исправлюсь.

               — Звучит двусмысленно, — капитан ухмыльнулась. — Однако вернемся к обсуждению очередного этапа вашей подготовки. Старт, если не ошибаюсь, состоится через два месяца, а мы до сих пор не подыскали вам подходящего компаньона.

               Интересно, сколько ей лет, попробовал прикинуть в уме Логов, понимая явную бессмысленность своей попытки. Говорят, что были времена, когда о возрасте женщины можно было догадаться, просто взглянув на нее. Сейчас, понятное дело, все выглядят одинаково — на двадцать с небольшим. Наверное, это хорошо. Сам Логов относился к новой моде равнодушно. Он старался не думать о чужих женщинах.

               — Сконцентрируйтесь, Логов.

               — Все в порядке, я готов отвечать.

               — Так вот, мы назначили вам друга. Вердиктов Степан, тридцать лет, маляр.

               — Зачем на Марсе маляр? — удивился Логов. — А нет ли у вас на примете человека другой профессии?

               — Вы бы предпочли массажиста?

               — Вовсе нет. Я бы выбрал ботаника, путешественника или таежного охотника.

               Внезапно Логов почувствовал себя несчастным дурнем, пропащим человеком. Как можно было довериться людям, которые не понимают, что друга нельзя назначить, даже если он выглядит, как самый подходящий для этой цели кандидат, прекрасно справился с отборочными тестами и получил рекомендацию психологов. На самом деле, выбор друзей, это все знают, рациональной оценке не поддается. Далеко не каждого судьба награждает другом. Но с выбором судьбы приходится смириться, а вот с решением технического персонала из группы управления полетом не обязательно. Нельзя заставить признать другом чужого и неприятного человека. Окончательный выбор переселенец должен сделать сам. Тем более что оплошность в таком важном деле, если она, не дай бог, будет совершена, исправить не удастся. Замены не предусмотрены. Билеты на Марс выписаны только в один конец.

               Капитан неодобрительно посмотрела на Логова. Ей не понравилась его нерешительность.

               — Вы можете отказаться от нашего кандидата, только, скорее всего, ничего изменить уже нельзя, слишком мало времени осталось. Ваши капризы почти наверняка будут отклонены.

               — То есть, какая-то надежда на отмену вашего решения существует?

               — Очень маленькая. Только если вам крупно повезет, и кто-нибудь из руководства обратит внимание на ваши претензии. Вам придется самому подыскивать себе друга, а это процесс очень сложный. Но вы не должны волноваться, наши психологи прекрасно знают свое дело, они отличные специалисты и сумеют сделать правильный выбор.

               — Понял.

               — Разве вы не слышали, что совместное преодоление трудностей сближает людей? Трудностей там, на Марсе, будет предостаточно, это я могу вам обещать. Совместное выживание — лучший способ обрести настоящего друга. Вы будете нуждаться в близком человеке, а он в вас, это дисциплинирует.

               — А если ваши психологи ошибутся?

               — Мы лишим их квартальной премии.

2

               Несколько лет тому назад важные люди из числа тех, кто привык принимать решения, посчитали, что пришло время построить на Марсе постоянную обитаемую базу. Как только Логов услышал об этом проекте, он понял, что обязательно должен стать одним из колонистов. Для него это была прекрасная возможность обрести утраченное самолюбие. В свои тридцать лет он внезапно ощутил бессмысленность собственного существования и нуждался в переменах, ему хотелось, чтобы жизнь его обрела хоть какой-то явный смысл, пусть даже и придуманный кем-то другим. Марсианская экспедиция подходила для этого наилучшим образом. Логову казалось, что личное участие в строительстве первого марсианского поселения, придаст жизни определенную ценность, которую другим способом ему никогда не обрести. Он не искал личной славы или известности. Хватило бы простого одобрительного отклика на его поступок. Скажем, если бы о нем вспоминали, как об «одном из тех самых смелых ребят, покоривших чужую планету».

               Именно так. Он хотел стать одним из тех самых.

               Лет двадцать тому назад подобную попытку основать на Марсе постоянную земную базу уже предпринимали. Тогда проект оказался чистой авантюрой, четверо героев продержались три года. Вечная им слава! На этот раз все будет не так безнадежно. За двадцать лет наука достигла потрясающих успехов. Медики научили человеческое тело приспосабливаться к космическим условиям. Вживляемые наноусилители внутренних органов и антирадиационные препараты позволяют организму выживать в совершенно невыносимых условиях. К тому же специальные костюмы, правильнее было называть их экзоскелетами, практически исключают любые неблагоприятные воздействия космоса на организмы переселенцев. Логов верил, что здоровью первых марсиан ничто не угрожает. Ему не понравилось только то, что у переселенцев откачали настоящую кровь, а вместо нее влили в организмы некую физиологическую жидкость. Вреда это, конечно, не принесло. Но ему было неприятно видеть, как из пореза на пальце вместо крови вытекает голубая жидкость. Пришлось привыкать к мысли, что отныне он, Логов, как и все остальные переселенцы, стал человеком с голубой кровью.

               Знакомый врач обещал Логову, что на Марсе его тело продержится в удовлетворительном рабочем состоянии, как минимум, двадцать лет.

               — Таков гарантийный срок на наши изделия, — сказал он со знанием дела.

               — Потом я умру?

               — Вовсе нет. Не обязательно. Почему вы так решили? Вы пессимист? В комплект медицинского оборудования, поставляемого нами для экспедиции на Марс, включен современный хирургический блок. По мере необходимости сможете заменять вышедшие из строя органы, особенно те из них, которые можно будет распечатать на принтере. Не исключено, что вы сможете прожить не менее двухсот лет. Ого! Считайте, что вам повезло! Конечно, для этого вам придется строго соблюдать режим и внимательно следить за здоровьем.

               — А как быть с головой? — спросил Логов. — Как вы думаете, не пострадают ли мои мозги?

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке