Мечта (ЛП)

Тема

Рэндалл Биллс

Battletech book series

Randall N.Bills

Copyright © 2006

Перевод с немецкого издания «Clangriinder: Traum» Борис «Эрфарот» Немировский

Под редакцией Катарины Альтнер 2007 г.

Моей дочери Райане Николь Билле

БЛАГОДАРНОСТЬ

Моим читателям-испытателям за несколько в самом деле полезных советов: Херб Бисс, Лорен Коулмэн, Дэвид Маккаллох, Майк Миллер, Джефф Морган, Остейн Тведтен.

Саре и Кристофу Никам за нашу дружбу; поздравляю с новым изданием!

Вернеру Фуксу, который сделал это все реальностью, а также за то, что он с честью выдерживает мои постоянные опоздания.

Наконец, моей жене Таре и детям Брину Кевину, Райане Николь и Кевину Александру: несмотря на удовлетворение, которое мне приносит написание книг и создание миров, все-таки мир, который я создаю вместе с вами, значит для меня больше всех остальных.

ПРОЛОГ

«Гордость Маккенны», линкор класса «Маккенна»

Низкая орбита Страны Мечты

Скопление Керенского

8 июня 2802 года

Раймонд Сайнце испытал приступ дежа-вю – столь сильный, что у него на мгновение перехватило дыхание.

– Впечатляющее зрелище, – заметил стоящий рядом Уиндхэм Хаттаб.

Ноздри Раймонда затрепетали и он отчаянно попытался уравновесить дыхание. Его взгляд оторвался от гигантского облака металлической саранчи: шаттлы, аэрокосмические истребители, посадочные корабли, чьи двигатели оставляли кровавые отметины в верхних слоях атмосферы Страны Мечты. Раймонд всё ещё немного покачивался – сказывались последствия недавнего тормозного маневра. Он хотел что-то сказать, но запнулся, заметив, что профильтрованный воздух на борту линкора затрудняет ему дыхание. Сколько лет он провел на борту «Надежды Чиро», космической станции класса «Олимп»?

А теперь получалось так, что он не мог больше свыкнуться с рециркулированной атмосферой на борту корабля. Раймонд мог только изумленно качать головой, удивляясь собственной беспомощности.

Как бы над ним потешались его братья! Он снова хотел обратиться к Уиндхэму, но картины минувшего опять лишили его дара речи и затуманили взор – так, что Раймонду показалось, будто он падает в бесконечный тоннель из воспоминаний.

Мертвы.

Я был младшим. Мы знали, что Внутренняя Сфера стоит на грани новой войны. И моя Родина – мой повелитель Дракон – первым объявил себя законным наследником Первого Лорда и начал войну. Наследник трона пошатнувшейся Звёздной Лиги. И полки Мечей Света – а с ними мои братья – уж наверное, попали на передовую, как часть первой волны атаки, заливая миры огнем и кровью. Наверное, они уже мертвы… так же, как и мои родители. Столько лет…

Раймонд, как завороженный, уставился в никуда, в то время как мысли метались в его голове. Он стоял в полном одиночестве на краю пропасти, разверзнутой между ним и всем, что он считал привычным, прошедшими годами. Так же точно, как в то, что его от Внутренней Сферы отделяют тысячи световых лет, Раймонд верил теперь, что его Родина изменилась теперь до неузнаваемости. Никто в Армаде Исхода не увидит более Внутреннюю Сферу такой, какой они её покинули – если вообще кто-нибудь из них когда-либо вернется.

Подобные мысли обладали в мозгу Раймонда странной привычкой делаться невидимыми – сливаться с окружением, словно орлы, вьющие гнезда в скалах: цепко и ни в коем случае не готовые оставлять без боя свою территорию. Но иногда – вот как теперь – на Раймонда накатывало это ощущение дежа-вю и тогда все эти подавленные размышления пробивались на поверхность, словно пузыри болотного газа сквозь водную толщу пруда. Тёмные, отвратительные воспоминания и тайны оказывались вдруг освещены ярчайшим светом.

– Ты что, язык проглотил? – с улыбкой спросил Уиндхэм и дружелюбный взгляд священника утихомирил боль Раймонда.

Подтрунивающий тон старого друга вырвал Раймонда из душных объятий собственных мыслей и дал возможность вздохнуть посвободнее. Он глубоко втянул воздух – плевать, ре-циркулированный или нет – и попытался успокоить скачущие мысли и перебороть дежа-вю, все еще пытавшееся завладеть его сознанием.

– Воспоминания, – с трудом выдавил Раймонд в конце концов, едва ворочая, казалось, мно готонным и к тому же прилипшим к гортани языком. Он прикусил его так, что на глаза навер нулись слезы и пересохший рот немного увлажнился.

– Ах,

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке