Под пеленой (3 стр.)

Тема

Одеяло было слишком тонким, её всю трясло. Селестина попыталась получше завернуться в него - это не помогло, и она вспомнила, что внизу, в гостиной, должен гореть камин. Секунду поколебавшись, она рывком встала, быстро набросила пеньюар и поверх него - плед, нащупав их в кромешной темноте. Вчера она забыла попросить у хозяйки свечу, и теперь двигалась вслепую,

вытянув вперед неуверенную руку.

Уже на лестнице впереди забрезжил неясный свет. Селестина не успела

удивиться этому обстоятельству, она только обрадовалась ему и увереннее

заспешила вниз по ступенькам, к спасительному камину. Она была примерно на

середине пути, когда услышала внизу приглушенные голоса.

Селестина остановилась. Конечно, у неё не было к этому оснований

почему бы не спуститься и не поболтать с хозяйкой или с кем-нибудь из постояльцев? Может быть, это Жюли... да, Жюли - Селестина отчетливо выделила

ее голос. И все же она осталась на месте.

Было что-то нехорошее в этих ночных голосах. Они звучали тихо, иногда

чуть слышно - Селестина не могла разобрать слов - но общие интонации были раздраженными, враждебными, а временами - да, это слово подходило лучше всего - беспощадными. Именно так прозвучали шуршащие слова мужчины, и

Жюли ответила иа них чуть громче, вырвавшись из общего звукового фона, капризно и в то же время испуганно.

С кем она говорила? Селестина неслышно спустилась на несколько ступенек и остановилась как раз перед границей кромешной тьмы и рассеянного света, шедшего от стоявшего на столе канделябра. Мужчина в меховой шапке повернулся к свету - но Селестина заранее знала, что увидит несуществующее

лицо Гаролда Стэна.

Жюли, кутаясь в плед, сидела у самого камина. Она вновь заговорила, и

теперь до Селестины долетали отдельные слова и обрывки фраз.

Чертежи... деньги... ракеты... ведомство... Что-то до улыбки знакомое,

навевающее теплые детские воспоминания о шпионских романах. Роман, кино,

театральная постановка... Таких вещей не бывает и не может быть всерьез, в

настоящей жизни. Только беспощадные нотки в тихом голосе Стэна были настоящими, и потому звучали чуждо, нелепо.

Он бросил резкую, отрывистую фразу - Жюли вскочила, гневно обернулась к нему, и он грубо, с силой схватил её за руку.

- Прекратите, мсье Гаролд!

Просто все было слишком театрально, слишком не по-настоящему. Просто в

воздухе висел неприятный, раздражающий диссонанс, а разрядить его, казалось, было так легко...

Только поэтому Селестина безрассудно и решительно перешагнула резкую

границу света и тени.

* * *

Две темные фигуры призрачно колыхались в полумраке, подсвеченные с одной стороны красным огнем камина - но все это уже не было ненастоящим и

театральным.

- Клянусь вам, я оказалась здесь случайно, почти ничего не слышала и

уж тем более ничего не поняла, - сказала Селестина, стараясь, чтобы голос

звучал как можно убедительнее и тверже.

Жюли и Стэн переглянулись. Теперь это были союзники, сообщники, намертво связанные круговой порукой. Перед ними стояла общая, требующая немедленного разрешения проблема - она, Селестина.

Она перевела взгляд дальше, поверх их голов. Может, бежать? Если сделать это неожиданно и быстро, возможно, Стэн не успеет... хотя у него молниеносная реакция кошки, в чем Селестина убедилась пять минут назад. Боже

мой, отдать все, что угодно - только бы снова очутиться на той лестнице,

повернуться и неслышными шагами уйти в свою комнату... Ее комната закрывается только снаружи, как и все комнаты в этой ненормальной гостинице. За

переться, скрыться здесь невозможно. Поднять тревогу, душераздирающим криком позвать на помощь? Она поморщилась. В конце концов, здесь только свита

Жюли да равнодушная хозяйка - кстати, не исключено, что и она состоит в

том же заговоре... Бессмысленно, все бессмысленно! А за окном мутно-белая мгла, беспросветная и пустая...

Гаролд Стэн пожал плечами, и его беспощадные глаза встретились с глазами Селестины. Но он молчал. Заговорила Жюли - медленно, как никогда в

жизни, растягивая слова вкрадчивым полушепотом:

- Мне очень жаль, Тина... но тебя придется убить. Никто не просил тебя оказываться здесь... или, может быть, кто-то просил?

- Это уже не имеет значения, - бросил Стэн. - Никому, кроме вас, не

будет хуже, если вы начнете сопротивляться.

Селестина вся напряглась изнутри - жестко, до боли. Конечно же, она

будет сопротивляться, сопротивляться отчаянно, как загнанная в угол дикая

кошка, она вцепится в его лицо - в то, что у него вместо лица - сорвет с

него эту ненавистную шапку...

- Тихо, - вдруг испуганно шепнула Жюли.

С легкой досадой - не больше - Гаролд Стэн обернулся к двери. И снова их ложно-похожие из-за шапок профили оказались друг против друга: в комнату вошел Билли.

Он был совсем одет, словно и не думал ложиться спать - разве что волосы слегка спутаны. Он коротко кивнул с автоматизмом давней, укоренившейся привычки, дававшей возможность избегать непреодолимых трудностей лишнего общения. И Селестина ответила ему таким же кивком вместо того, чтобы

броситься к нему, укрыться ото всех опасностей за широкой и надежной спиной, чего отчаянно требовало все её существо.

Билли сел к камину, и в следующее мгновение зыбкая фигура Стэна надежно отсекала его от Селестины, а Жюли говорила негромко и быстро-быстро:

- Ничего особенного, он посидит у камина и уйдет, он абсолютно не

опасен, хотя и не псих, а просто медленно воспринимает информацию. Он очень

удобен в этом отношении, почему мы и возим его с собой...

- Подождем, - отрывисто сказал Стэн.

Жюли усмехнулась, и Селестине захотелось её задушить. Билли сидел,

придвинувшись к самому камину - вылетевшая оттуда искорка зашипела в его

бороде - он не видел и не слышал этих мерзких усмешек за своей спиной. Заколдованный великан из сказки, которого никто не боится, несмотря на всю

его силу... На какой-то момент Селестина забыла о своем отчаянном положении в жгучей обиде за него - и в то же время чувствуя, что, пока он здесь,

с ней ничего не случится.

- Даже если она вздумает звать на помощь, до него все равно не дойдет, - сказала Жюли.

На помощь. Селестина вся напряглась, вновь почувствовав себя на краю

зияющей пропасти. Он здесь, тот единственный человек, который может прийти

ей на помощь - только докричаться, прорваться сквозь покрывающую его пелену. На помощь!!!

- Билл, - позвала она, и голос прозвучал беззвучно-тихо и несмело.

Стэн сделал угрожающее движение, однако Жюли беспечно махнула рукой, и

он остался на месте, но его фигура заслонила Селестине обзор, она больше не

видела лица Билли.

Она глубоко вздохнула. Надо, чтобы слова звучали раздельно и четко.

- Билл, послушайте... Эти люди - преступники. Они... они хотят меня

убить, Билл! Вы слышите меня?..

Ее голос угас, напоровшись на тишину. Жюли и Стэн уже не посмеивались

- им было все равно, они просто ждали.

И они дождались. Он встал, снова став видимым для Селестины, возвышаясь за плечом Стэна, и медленно направился к двери.

- Билл!!!

Он не слышал её, он уходил - огромный и непоправимо-далекий. Он уходил, оставляя её одну с беспощадными убийцами. Волна ужаса и отчаяния охватила Селестину, она рванулась эа ним - но Стен оттолкнул её обратно четким, рассчитанным движением жесткой руки. Селестина потеряла равновесие,

ударилась головой о стену, почти не почувствовала боли, но все же застонала - тихо, мучительно.

Твердые, гулкие шаги гиганта замерли. Билли обернулся.

Он стоял на другом конце просторной комнаты, но Селестина увидела его

голубые глаза совсем, совсем близко. Она заговорила горячо, задыхаясь, пытаясь удержать свой последний шанс на спасение.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке