В завоеваниях рожденные

Тема

Фридман Селия

Селия Фридман

Пер. - У.Удальцова

1

Застывший, словно статуя, Винир являл собой образец высокомерия. Его люди любят яркие краски? Он будет носить только серое и черное. Ах, они ценят удобства? Ему все равно. Пускай нескромная пышность одежд любима его людьми, пусть эта полуобнаженность несет в себе откровенный чувственный призыв... Его же тело сокрыто: облегающие перчатки, серый костюм, ботинки, высокий воротник. Кожа бледна, но даже этого показалось мало - налет белой краски скрывает лицо от любопытных глаз. Лишь волосы отпущены на свободу густая черная грива подобна царственной короне, возвещающей о праве на власть. Его люди всегда чисто выбриты - борода и усы украшают лицо Винира.

Он устал, но никто не узнает об этом.

Небольшой корабль Винира спускался с орбитальной базы, очерчивая небо спиралью, нижний конец которой впился в самый большой континент народа бракси. Рядом с Виниром - его слуга, управляющий кораблем, состоящим из одного отсека. С людьми низшего класса здесь принято держаться так, как будто они - другой расы, и это отношение неизменно, как серо-черная палитра, неразрывно связанная с обликом Винира, неизменно, как меч предков на его бедре.

Слуга не узнает, что Винир устал, - в этом мире нет ничего, что смогло бы его заставить почувствовать усталость.

"Что на уме сейчас у слуги? - задумался на минуту Винир. - Неужели верно то, что я и он принадлежат одной, человеческой расе? Нет, это вряд ли возможно".

- Если вы хотите присесть, господин...

- Нет.

Он на самом деле был утомлен. Его нация любит войны, а мирные передышки расслабляют, и тогда правительства становятся не способными ни на что. Даже о внутренних проблемах есть смысл говорить только с учетом военной мощи сторон.

Нет, сегодняшний день определенно был неудачен. Когда люди из рода Кеймири уже готовы были уйти, Мауар предложил временное перемирие для оценки событии. Вновь эти утомительные конфронтации сторон и переливание из пустого в порожнее. Они даже не успели обсудить самое главное: каким образом, когда и как должен быть нарушен договор с ациа.

"Глупцы! - подумал Винир. - Все равно тот миг придет, будет ли он предугадан, или же никто не будет знать... Нет, мы все тогда будем знать время пришло. Так было всегда. Почему сейчас должно быть иначе?"

Уже поздно. К счастью, корабль снижается на прекрасно оборудованную площадку у самого Дома. Винир небрежно кивнул слуге-пилоту и с наигранной легкостью спустился по ступенькам выдвижной лестницы. Скоро, скоро он сможет отдохнуть.

Хозяйка Дома уже ждет, это - традиция. Она всегда выходит встретить его. Они проходят в большой зал, который отделяет служебные помещения от жилых комнат. В одной руке у Хозяйки поблескивает связка золотых информационных колец, а другой она подносит Виниру чашу, украшенную золотой резьбой. Он выпивает ее залпом, и ободряющий напиток позволяет забыть об усталости.

- Сообщения? - спрашивает она.

Он кивает головой.

- Я просмотрю.

Она кладет связку золотых колец на его протянутую ладонь. Раньше он имел обыкновение обходить весь Дом всякий раз, когда возвращался, но мирное время, текущее так медленно, принесло болезненное утомительное расслабление.

Нет, это совершенно необязательно. Сенти вполне справляется с Домом, она доказала это уже тысячу раз. Но в клане браксана доверие - дорогое удовольствие, и Винир чувствовал себя спокойнее, зная, что все проверил сам. Слишком многое в ее руках: от домашних расходов до его неофициальных политических контактов. Здесь полезно присмотреть за всем самому.

Через зал они прошли к массивной лестнице из лучших древесных пород, украшенной полированными камнями. Это - своего рода памятник первоначальной, варварской природе браксана: в Домах запрещено пользоваться лифтом. И возражать бессмысленно, это - закон; есть и другие, подобные этому, предусматривающие постоянную физическую нагрузку для представителей Клана. Винир обычно поддерживал эту точку зрения, но сегодня он не возражал бы, чтобы какое-нибудь подъемное устройство доставило его на верхние этажи Дома, где по традиции располагались покои хозяина.

Они прошли мимо слуг - обычных темноволосых и светлокожих бракси. Нет, у них нет отличительных признаков браксана, которые делают клан кланом, расу расой. Бракси восхищенно расступались перед Виниром.

Их господин и вообще род Кеймири - красивые люди, вскормленные для власти и красоты. Если обычный бракси поклоняется богам, он без труда может причислить к ним Винира и других, подобных ему, в безуспешной попытке понять невозможное, постигнуть непостигаемое. Все браксана безупречно красивы, несравненно высокомерны, неподвластны наплывам чувств. Какого другого владыку или бога может желать простой человек?

- Я хотел бы пройти в свои комнаты, - мягко сказал Винир. Хозяйка кивнула головой, и вооруженная стража отворила большие створки двери, отделяющей личные покои господина от остальной части дома. Здесь Винир тоже предпочитал следовать традициям: никаких этих бездумных современных приспособлений. Стражники тщательно сомкнули створки двери...

- Ну, вот мы и одни, - он перешел тот рубеж, за который мог ступить только представитель его клана. Здесь можно было расслабиться, никто не будет пытаться увидеть признаки утомления на безупречной маске лица. Расовое превосходство настолько въелось в кровь, что никто не выдаст сородича, тем более людям низшего ранга.

- Мы обсуждали договор две десятых периода, - он произнес это с насмешкой в голосе. - И мы будем обсуждать его завтра, послезавтра...

Он говорил сейчас на упрощенном языке - языке низшего класса, который был лишен утомительной величавости диалекта браксана.

- Я лично считаю, что ациа предвидят наши действия... Следует выбрать момент, когда выступление покажется неожиданным.

Он снял информационное кольцо со стены и укрепил его на проекторе.

- Это колония на Лийс, участок под номером три, маркер - красный. Она может быть нашей, стоит только захотеть. Неплохой запас минералов, хорошая база для форпоста, но недостаточно привлекательна для того, чтобы ациа предполагали наше нападение.

- Вы так считаете?

Винир пожал плечами:

- А почему бы и нет? Пора брать инициативу в свои руки. Теперь уже ясно, что договор не даст никакого результата...

Одно за одним он складывал золотые кольца на проектор и выводил информацию на экран. Рука в перчатке остановилась на цифрах прироста населения.

- Не так уж много браксана, - резко сказал он, - особенно чистокровных.

- Но их стало больше, Кеймири, - Хозяйка Дома улыбнулась. - Касива родила сегодня. У тебя сын, господин.

Он был поражен. Потомство для браксана - редкое явление, сохранить чистоту расы не так просто. Конечно, он знал, что Касива беременна; уже во время ритуала Уединения он знал, что зачал ребенка. Но слишком много детей браксана не выживают, поэтому о беременности, как правило, никогда не говорят.

- Значит, ребенок жив, - прошептал Винир.

- И здоров. Они ждут тебя.

Он забыл о кольцах. Как долго пришлось ждать этого дня! От людей его рода гораздо чаще рождались дочери. И вот - сын! Его надежда, его мечта об изменении генетической традиции!

Хозяйка привела Винира в одну из гостевых комнат и оставила наедине с женщиной, чья красота заставила его когда-то повторить ошибку предков. Но теперь, быть может, отпадут всякие опасения... Касива из родовой ветви Царвати, как и он сам, но их союз оказался успешным. Если бы ребенок был умственно или физически неполноценным, то его бы уже умертвили... Чистокровный ребенок Царвати! Каким могущественным может стать этот малыш!

- Леди, - нежно сказал он. Браксана редко бывают нежны, но сейчас он мог себе это позволить. - Нет слов даже в нашем языке, которые могли бы выразить мою радость, мою благодарность...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке