Принцесса на вечеринке

Тема

Канцелярия

Её Королевского Высочества

принцессы Амелии Миньонетты

Гримальди Термополис Ренальдо

Уважаемый доктор Карл Юнг!

Я понимаю, что Вы никогда не прочтете это письмо, хотя бы потому, что Вы давно умерли.

Но я все равно чувствую, что просто обязана его написать, потому что несколько месяцев назад, когда в моей жизни был особенно труд­ный период, медсестра мне сказала, что мне следует чаще выражать свои чувства словами.

Я, конечно, понимаю, что письмо умерше­му — это не совсем то, но таково уж мое поло­жение, что людей, с которыми я действитель­но могу поговорить о своих проблемах, очень мало, И в основном потому, что именно из-за этих самых людей и возникают мои проблемы.

Правда состоит в том, мистер Юнг, что я жаж­ду самоактуализации вот уже пятнадцать лет и три четверти года. Вы ведь помните, что такое самоактуализация? Я хочу сказать, Вы долж­ны помнить, ведь это Вы ее изобрели.

Суть в том, что всякий раз, когда мне кажет­ся, что самоактуализация уже замаячила на моем горизонте, обязательно что-нибудь встре­вает и путает все карты, Как в этой истории с моим королевским происхождением. Я имею в виду, что только я, было, решила, что раз уж я такая ненормальная чудачка, то мне терять нечего, хуже уже не будет, как — бац! — вдруг выясняется, что я ко всему еще и принцесса!

Как я понимаю, многие считают, что это не такая уж неприятность. Вот только хотела бы я посмотреть, как бы ИМ это понравилось, если бы каждую свободную минуту ИХ жизни запол­нили уроками на тему, как быть принцессой, которые давала бы их бабуля с татуированны­ми веками, если бы за ними повсюду гонялись папарацци, если бы им пришлось посещать жутко занудные официальные мероприятия и тусоваться там с людьми, которые и слыхом не слыхали о сериале «ОС» и уж тем более по­нятия не имеют о том, как развивается роман между Сетом и Саммер, вместе они или снова разошлись.

Но история с моим происхождением — не единственное, что встряло между мной и моим стремлением к самоактуализации. То, что я — практически единственный вменяемый че­ловек, который заботится о моем маленьком братике, тоже не облегчает мне жизнь. А у бра­тика этого, кстати, на мой взгляд, есть серьез­ные нарушения развития. В свои десять месяцев он все еще не может ходить иначе, как держась за чей-нибудь (чаще всего мой) палец, и хотя он и правда на удивление хорошо разговаривает для своего возраста — он знает дна слова — би-би (машинка) и коо (кот) — он применяет эти слова без разбору ко всем предметам, а не толь­ко к машинкам и котам.

Но и это еще не все. Как Вам такой фактик: меня избрали президентом студенческого совета школы, но я все равно остаюсь одной из самых непопулярных девочек в упомянутой школе.

Или вот еще. Я наконец-то разобралась, что у меня на самом деле есть один талант (писа­тельский — если Вы еще не поняли по этому письму), но заодно я узнала, что не смогу рабо­тать в выбранной мной области, потому что буду очень занята управлением одним небольшим европейским княжеством. Как Вам это? Хотя меня никогда, нигде не напечатают, мне даже не удастся получить место помощника сочини­теля текстов для комического ток-шоу, потому что, по мнению мисс Мартинез, нашей учитель­ницы английского, я в своих сочинениях зло­употребляю прилагательными.

Или что я наконец-то завоевала любовь муж­чины моей мечты, но теперь он изучает историю кино и пишет реферат по антиутопии в науч­ной фантастике и так занят, что мы почти не видимся.

Вы понимаете, к чему я веду? Всякий раз, когда мне кажется, что самоактуализация — вот она, уже близко, ее жестоко выхватывают прямо у меня из-под носа. Судьба выхватывает. Или моя бабушка.

Нет, я не жалуюсь, я просто хочу сказать... Интересно, сколько человек должен вынести, прежде чем он сможет считать себя самоактуа­лизировавшимся? Это я потому спрашиваю, что мне кажется, я больше не вынесу.

Может, поделитесь полезными советами, как мне достичь трансценденции до моего шестнадцатилетия? Мне бы ваши советы очень и очень пригодились.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке