Возвращение сказочной феи (24 стр.)

Тема

Конечно, с ним сыграли шутку прошедшие годы и, естественно, внешние изменения: новая Барби просто-таки ослепила его. Кроме того, обстоятельства их встречи не способствовали трезвому взгляду на нее. Но теперь пелена спала с его глаз, и он понял, что идет по туго натянутому канату, когда один неверный шаг может повлечь гибель хрупкой надежды на отношения, которые могут возникнуть между ними нынешними.

Нику требовалось знать, о чем она думает, что чувствует, чтобы понять, есть ли у них шанс.

Скверная история, сказал Леон и попал в самую точку. И виновник этой истории не какой-то гипотетический богатый парень, а он, Ник Армстронг. Это он причинил ей боль, которую теперь надеется исцелить.

Барби не поднимала глаз, боясь, что их выражение выдаст ее. Она поднесла стакан воды к губам, пытаясь выиграть время и успокоиться. Ник увидел, что ее рука дрожит. Он почувствовал себя плохо, очень плохо, вспомнив о том, как поступил с ней девять лет назад. И мысль о том, что он действовал ей во благо, была слабым утешением все эти годы.

Ему не надо было объяснять, почему Барби предстала перед ним в облике сказочной феи. Она хотела заинтересовать его, поразить… заставить пожалеть о том, чего он лишился по собственной инициативе, раздразнить, увлечь и… уйти. Интересно, она раскроет карты сейчас или прибережет «пощечину» до конца вечера, чтобы месть была слаще? Когда она опустит стакан и посмотрит на него, кем она будет - Энн Шепард или Барби Лэм?

Барби сделала глоток ледяной воды, но продолжала держать стакан у лица, надеясь остудить охватившую ее лихорадку. Неужели Ник начал узнавать ее? Впрочем, это еще не факт, и если она просто «напоминает» ему кого-то, то это не так страшно, убеждала себя Барби, пытаясь справиться с паникой. Вряд ли бы ему вообще пришла на ум некая Барби Лэм из далекого прошлого.

Барби изо всех сил гнала воспоминания. Не сейчас! - молило сердце. Пусть он узнает ее не сейчас, когда все может быть по-другому, когда появился шанс быть с ним. Ей необходимо время, хоть немножко, а там…

Немного успокоившись, Барби опустила стакан и слегка улыбнулась.

- Сомнительный комплимент, - сказала она, вспомнив его последние слова. - Вряд ли какой-нибудь женщине понравится, что она не единственная в своем роде и на кого-то похожа.

Ник молчал, и Барби снова запаниковала. Страх нашептывал ей, что Ник ожидает от нее чистосердечного признания. Но тут он рассмеялся и покачал головой. Она перевела дух и немного расслабилась. Ник же слегка подался вперед и посмотрел ей в лицо теплым и успокаивающим взглядом.

- Я не сравнивал, ни в коем случае. Ты прекрасна и неповторима, Энн. Поверь, я очень счастлив, что наши пути пересеклись.

Страх окончательно отпустил Барби. Она облегченно улыбнулась, принимая комплимент.

- И все же я кого-то тебе напоминаю, да? Уверившись, что Ник ее не узнал, ей захотелось продолжить этот разговор.

- Все дело в глазах, - ответил он, глядя в эти самые глаза. - Этот чистый серый цвет… А иногда твои глаза бывают ярко-голубыми и даже коричневатыми, как лесной орех. Только у одного человека я видел такую причудливую игру цвета.

У нее? У Барби Лэм? Неужели тогда он замечал такие подробности? Необходимость во что бы то ни стало выяснить это толкнула ее задать следующий рискованный вопрос:

- И кто же этот мой двойник?

Ник слегка пожал плечами.

- Это было давно. Даже не думал, что воспоминания так крепко засели в моей памяти. Там, где я рос, было много соседских детей. Мы много лет дружили большой компанией. У одной из девочек были точно такие же глаза, как у тебя.

Той девочкой была я! - чуть не закричала Барби.

Она с трудом удерживала рвущиеся наружу яростные эмоции, едва не потеряв над собой контроль, услышав, что была всего лишь соседской девчонкой.

Более благоразумный человек наверняка увел бы разговор в сторону, ведь копание в прошлом ничего не изменит, а лишь причинит новую боль. Кроме того, той девочкой была Барби Лэм, а не Энн Шепард. А в глазах Ника Армстронга «прекрасна и неповторима» именно Энн.

Но Барби словно дьявол подначивал изнутри. А может быть, это застарелая сердечная рана требовала окончательного заживления, но Барби должна была выяснить, какой видел ее Ник в те далекие дни. Пусть открытие будет болезненным, но оно будет и целительным одновременно. Понимая, на какую опасную тропу вступает, она все-таки спросила:

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке