Как это все начиналось (Записка 6)

Тема

---------------------------------------------

Баевский Товий

Товий Баевский

Записки нового репатрианта

Злоключения бывшего советского врача в Израиле

Записка номер 6. "Как это все начиналось"

"Злоключения бывшего советского врача в Израиле"

Когда переезжаешь в Израиль, то в твоей жизни сразу происходит очень много изменений. Иной язык, иной климат, другая еда, другие особенности поведения людей, другая ментальность, даже иная жестикуляция. Некоторые говорят, что это равносильно тому, как будто ты умираешь и вновь рождаешься в новой стране. На фоне всех этих серьезных изменений не удивительно, что после эмиграции люди зачастую теряют или меняют профессию. Некоторые профессии тут просто не нужны - специалист по научному коммунизму или филолог - русист вряд ли устроится по специальности. (Хотя бывают исключения - например, филолог устраивается в редакцию Еврейской Энциклопедии на русском языке, точно по специальности.). В других профессиях довольно велик разрыв между местными требованиями к специалисту и теми знаниями и опытом, которым обладают специалисты из России. Причем этот разрыв не обязательно из за низкого уровня наших спецов. Часто это просто иные знания и умения, чем те, что здесь требуются. В этом случае необходима профессиональная переподготовка. Это справедливо для юристов, врачей, учителей. По этим специальностям и по многим другим необходимо сдавать экзамены, чтобы получить профессиональную лицензию - разрешение на работу.

Наконец есть часть специальностей, в которых переподготовка не нужна или минимальна. Это программисты, многие инженеры, ученые, а так же квалифицированные рабочие. Все что нужно для работы - выучить язык и найти место.

Для многих, особенно людей старшего возраста, потеря профессии - и как следствие - социального статуса - является ударом, от которого они так и не могут оправиться. Действительно, человек, всю жизнь проработавший, например, доцентом на кафедре истории КПСС - тут никому в этом качестве не нужен, и приходится ему работать где - ни будь на бензоколонке или на заводе, вместе с местными работягами, даже 8 классов не кончившими. Некоторые люди впадают в депрессию, ломаются. Более жизнеспособные перековываются вдруг в сильно религиозных и начинают читать лекции о еврейской религии, подкармливаемые ортодоксальными раввинами. Другие воспринимают все легче - радуются тому, что есть, спокойно работают сторожами и не мучаются ненужными сожалениями.

Очень помогает быстро пробиться знание языков. Иврит или хороший английский позволяют почти сразу начать работу по специальности. Конечно специалист, обладающий мировой известностью, может начать работать и без языка - к нему приставят переводчика, но таких людей считанные единицы. Основная масса вынуждена хлебнуть свою порцию дерьма, прежде чем достигнет хоть не прежнего, но хотя бы сносного социального и материального уровня. (Замечу, что жизненный уровень тут в любом случае выше, поэтому речь идет не о достижении прежнего материального уровня, который был у человека в Союзе, а об относительном жизненном уровне по отношению к среднему классу.)

Когда приезжаешь без языка, то чувствуешь себя поначалу умственно отсталым ребенком - не знаешь элементарных вещей, и не можешь спросить. Кроме того, мучает потеря статуса. Тот, кто работал, например, врачом - с трудом отвыкает от соответствующих этой профессии уважения окружающих и чувства самоуважения.

Человек средних лет обычно приезжает с кучей формальных признаний дипломов, прошлых должностей, званий, характеристик, лауреатств и пр. В Израиле все это некого не интересует.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке