Торнадо по имени Холли

Тема

ГЛАВА ПЕРВАЯ

— Бедняжки! Они не ведают, что творят, — проворчала Холли Прескотт, заметив, что уже вторая из ее двух лучших подруг с важным видом покидает «Калибр-клуб» с только что приобретенным холостяком.

Если в тебе осталась, хоть капля здравого смысла, надо делать ноги отсюда, подумала она.

Однако Холли осталась. Ну и видик у нее! Высоченные каблуки, как у шлюхи. Да и платье не лучше, такие, следует объявить вне закона. Во всяком случае — на ней. Но ничего не поделаешь! Приходится выполнять соглашение, которое она заключила с Андре и Джулианой.

Как она позволила втянуть себя в эту дурацкую историю? Черт возьми! Покупать мужчин! К своему тридцатилетию она могла бы придумать себе, как минимум десяток более полезных подарков. Да, спору нет, у нее давненько не было секса. Ну и бог с ним! Тем более, что в последний раз это стоило ей немалой нервотрепки, а кроме того, грозило потерей с трудом завоеванной независимости. И, конечно, она никому не намерена признаваться в собственной доверчивости. Слишком унизительно!

Скрестив руки на груди, Холли критическим взглядом рассматривала бальный зал, битком набитый богатыми гостями. Она здесь явно чужая. И неважно, что владелец этого заведения ее собственный отец. Ей здесь неуютно.

— Чтобы я еще когда-нибудь доверилась Андре и Джулиане, да ни за что на свете, — пробурчала она себе под нос. — Ладно, еще двадцать минут — и я могу с чистой совестью отправляться домой.

— Разговариваешь сама с собой?

Густой баритон за спиной заставил Холли вздрогнуть. Эрик Олден, брат ее лучшей подруги. Его голос, с никаким другим не спутаешь. Она обернулась, и слова застряли у нее в горле. Вот это да! Она и забыла, как потрясающе он выглядит в смокинге.

— Я проклинаю твою сестру и другую мою так называемую подругу. Это по их милости я тут щеголяю в этом неприличии.

Взгляд темно-голубых глаз Эрика изучающе пробежался по ее фигуре с головы до ног. Холли мысленно обругала себя. Это надо же! Привлечь его внимание к своему наряду. До этого вечера он вообще никогда не видел ее в платье. И тем более в таком, как это. Он нарочито медленно обошел ее. Оценивая. Будто это ее выставят на аукцион, а не его. И ноздри его слегка раздулись.

Холли гордо выпрямилась, моля Бога только об одном: лишь бы он не догадался, что под платьем она совершенно голая.

Эрик остановился перед ней. Теперь их разделяли считанные сантиметры.

— Определенно, неприличное. Неприлично красивое.

Из-за его близости и хриплого чувственного тембра голоса, сердце Холли застучало сильнее.

Перестань! — тут же приказала она себе. Никаких фривольностей, даже думать смешно! Это же брат Джулианы. Известный трудоголик и образец примерного поведения. Поэтому нет, нет и нет, трижды нет. Абсолютное табу! Холли попятилась, чтобы улизнуть, но подвыпившие гости толпились прямо за спиной, так что пути к отступлению оказались отрезанными.

— Холли, ты выглядишь очаровательно, — произнес Эрик, видимо, не заметив ее попытки к бегству. — Я почти не узнал тебя в этом наряде, без привычных джинсов и майки.

— Ты и сам на высоте. Наверное, сам Армани колдовал над твоим костюмом?

— Если это комплимент, то благодарю тебя. — Его улыбка показалась ей немного вымученной. — Могу я поговорить с тобой? Всего минуту?

— Поговорить со мной? Конечно.

Длинные пальцы обхватили ее локоть. Эрик отвел ее в дальний угол бального зала, где было, не так шумно, и только там отпустил руку.

— С какой стати ты вдруг вздумал умасливать меня комплиментами? — спросила она раньше, чем он успел открыть рот. Интересно, зачем он притащил ее сюда?

Выражение досады промелькнуло на лице Эрика. Он засунул руки в карманы и склонился к ней. Она почувствовала его жаркое дыхание и приятный мятный запах одеколона.

У нее пересохло во рту. Ох-ох! Держи себя в руках, приказала она себе. И не забывай, что он брат твоей подруги.

— Я хотел бы попросить тебя об одной любезности, — произнес он, повышая голос, чтобы перекричать шум, поднявшийся в зале, когда на сцену вышел очередной холостяк.

Все понятно! У него есть тайный мотив. Она усилием воли подавила разгулявшиеся гормоны и попыталась рассуждать здраво.

— Какого рода? — Холли смотрела на сцену. Холостяк, за которого ей придется набавлять цену, выйдет следующим. Если все пойдет по сценарию, то его выторгует какая-нибудь дамочка из гостей, после чего можно будет отправляться домой. Скорей бы!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке