Солнечный свет (3 стр.)

Тема

— Если ты намерен отказать и не разрешить мне сделать предложение, кузен Валериан, клянусь, я уговорю ее убежать со мной, и Бог с ними, с последствиями!

Герцог вскинул голову и резко ответил:

— Надеюсь, девушка, на которой ты хочешь жениться и которая тебя достойна, никогда не совершит подобного поступка. — Помолчав, добавил: — Ни одна порядочная, хорошо воспитанная девушка не согласится на тайный брак в какой-то дыре. Такой брак вообще, как ты хорошо знаешь, очень часто становится поводом для шантажа.

Виконт мрачно откинулся в кресле.

— Сейчас, когда мне уже исполнился двадцать один год, я полагал, что имею право быть мужчиной, а не куклой, привязанной к твоему фартуку.

Герцог криво усмехнулся:

— Ты смешал две поговорки, дорогой Люсьен. Получилась сложная метафора, но я понял твою мысль.

— Ты до сих пор относишься ко мне как к младенцу, — с обидой в голосе сказал Люсьен.

— Странно, что у тебя создалось подобное впечатление, — ответил герцог. — Я просто пекусь о твоих интересах и не более. Должен признаться, мисс Стэмфорд — это уже что-то получше, нежели прежние.

Виконт устремил на герцога сияющие глаза:

— Значит, ты готов согласиться?

— Очень может быть, — ответил герцог.

Виконт подался вперед:

— Тебе надо познакомиться с Клэрибел! И ты поймешь, почему я хочу, чтобы она стала моей женой.

— Именно это я и собирался тебе предложить, — сказал герцог. — И лучше всего получить представление о незнакомом человеке в его доме, в привычной для него обстановке.

— Ты хочешь сказать… — нерешительно начал виконт.

— Да-да. Пусть сэр Джарвис пригласит нас с тобой на денек-другой.

— В деревню?

— Конечно, — твердо ответил герцог.

Виконт неуверенно посмотрел на опекуна.

— Никак не могу понять, кузен Валериан, почему ты считаешь это столь важным.

— Я должен объяснить? Мне кажется, это ясно и без лишних слов.

— Но у сэра Джарвиса есть дом в Лондоне. И Клэрибел нравятся балы, которые сейчас так часто устраиваются…

— Не сомневаюсь, — ответил герцог. — И поскольку ты прекрасно танцуешь, она находит тебя замечательным партнером.

Он не собирался делать комплимент, но виконт, обожавший танцы, радостно вспыхнул:

— А если на мое предложение поехать в деревню сэр Джарвис не захочет покидать Лондон, тогда что?

— Я полагаю, — уверенно произнес герцог, — сэр Джарвис обрадуется возможности пригласить меня в гости. А если он предпочтет тянуть с приглашением, тогда и ты, дорогой Люсьен, должен будешь подождать.

Что-то в тоне герцога подсказало виконту не продолжать дискуссию. Его охватило беспокойство: Клэрибел, обожавшая Лондон, вряд ли захочет сейчас ехать в деревню.

Герцог же отлично понимал, о чем думает виконт, и, потягивая кофе, вернулся к «Таймс», листая ее и пробегая глазами строчки, как бы забыв о своем подопечном.

Несколько минут виконт молчал, потом, поколебавшись, проговорил:

— Что ж, кузен Валериан, я благодарю тебя уже за то, что ты мне пока не отказал. Я думаю, встретившись с Клэрибел, ты поймешь мои чувства.

— Надеюсь на это, — ответил герцог.

Он допил кофе, поставил чашку, отодвинул кресло и поднялся.

— А теперь извини — у меня много работы. Но я беспокоюсь: чем ты займешь себя, пока проснутся твои друзья, они ведь редко встают раньше полудня?

— Ты смеешься надо мной, — раздраженно бросил виконт.

— Да нет, — серьезно отозвался герцог, — можно ли смеяться над тем, что, кроме танцев, ты ничего не знаешь, даже свежим воздухом дышишь только по дороге от дома на Хаф-Мун-стрит до клуба.

— Неправда! — с горячностью ответил виконт. — Вчера я был на состязаниях по боксу в Уимблдоне, а на прошлой неделе — или раньше — на бегах в Эпсоне.

— Вот и я говорю о том же, — терпеливо пояснил герцог, — что тебе следует ездить верхом по утрам, а если днем удобнее, то пусть днем. Ты уже сто раз слышал, но повторю: мои лошади в твоем распоряжении.

— Да времени не хватает, — пожаловался виконт.

— А если не хочешь ездить, — продолжал герцог, будто виконт и рта не открывал, — то после нескольких напряженных раундов в боксерской школе твои мускулы стали бы гораздо крепче.

— Я ненавижу бокс с самого детства. Нет ни малейшего желания, чтобы кто-то колотил меня! — воскликнул виконт. Потом, взглянув на герцога, добавил: — Хорошо тебе говорить, кузен Валериан, ты настоящий атлет. Все считают, что тебе нет равных в боксе, в фехтовании, в верховой езде.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке