Раскрыть ладони

Тема

* * *

— И как у вас только язык повернулся, любезный dyen, назвать этот замечательный, великолепный, непревзойдённый клинок ржавым ковыряльником?!

— А разве я соврал? Ковыряльник и есть! И конопатым станет через неделю, не позднее... Знаю я ваши поделки, dyen Тувериг, ведь не первый раз беру.

— То-то и оно, что не первый! Кабы мой товар не нравился, так давно бы уже к Лигену ходили ножички заказывать!

— Кто сказал, не нравится? Я сказал? Нет, это вы сказали!

— Я? И про ржавчину, значит, тоже я болтал?

— Заметьте, моих уст это слово не покидало: я всего лишь предположил...

— Что клинок через неделю «веснушками» покроется! А это ведь не что иное, как...

Слова, слова, слова. Монеты в туго набитых кошельках ртов. Звонкие, только что отчеканенные, или хриплые, уже уставшие быть в ходу. Один хозяин бережёт свои сокровища, ослабляя тесёмки кошелька только при крайней необходимости, а другой... Другой слишком щедро, а может быть, бездумно и рассеянно дарит пленникам губ свободу, и тогда...

Слова звенят, гудят, шуршат, налетают друг на друга, сталкиваются, отскакивают назад, возвращаются к своим владельцам, чтобы снова быть брошенными в отчаянную атаку. Но намного лучше эти докучливые тварюшки делают совсем не то, для чего появляются на свет: они успешно прогоняют сон. Мой сон.

Опять дядя с кем-то ругается. На улице. Прямо под окнами. А голос, кстати, знакомый. Точно, мясник с соседней улицы. Пришёл за разделочными ножами. Заказ не особо дорогой, но в будущем есть возможность приработка по заточке. Надеюсь. Правда, надежда — не повод благосклонно относиться к шуму и гаму с утра пораньше. Спрашивается, зачем люди, почтенные как возрастом, так и положением в обществе, устраивают посреди бела дня свару? Лишь из-за непреодолимой любви к искусству торговли? Всё равно сделка будет совершена по заранее оговорённой цене, и нет никакого смысла разыгрывать целое представление на потеху окрестным кумушкам, а мне можно было бы ещё часок соснуть. Целый часок. Вот сейчас перевернусь на другой бок и...

Крак. Шурх. Плюх. Ай! Если не выразиться грубее.

Попытка поменять положение тела привела к плачевному результату, завершившемуся чересчур близким знакомством с паркетными досками. Боль от удара отозвалась в затёкших мышцах не самым приятным образом, зато помогла проснуться окончательно и бесповоротно.

И почему я не закрыл на ночь окно? Тогда никто бы меня не побеспокоил своим нытьём, и шею бы не надуло. Ох, как затекла, даже поворачивать трудно... А может, она болит из-за того, что я так и не добрался вчера до постели, предпочтя сон, сидя за столом, и руки вместо подушки? Или...

Ахм!

Мясник пришёл за ножами? Значит, что у нас на дворе? День. Белый. В разгаре. Да будь оно всё проклято!

Ухватиться за стол и подняться-таки на ноги, вот первое задание. Исполнено успешно.

Что дальше? Осмотреться вокруг и постараться понять, сколько бед от беспечного поведения вчерашним вечером переползло через ночь в новый день.

Исполняю.

И как? Много плохого нашлось? По горлышко. Если бы слёзы и ругань умели помогать справляться с бедами, я бы охрип и ослеп, выплакав все глаза, но поскольку обычно к хоть какому-то ощутимому результату приводят только засученные рукава и натруженные руки... Лучше соберусь с силами и мыслями. Хотя, первые пока ещё блаженно дремлют, а вторые, как обычно, невинно хлопают ресницами: мол, а мы-то здесь причём? Ни причём. Только без вас слишком скучно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке