Кусака (2 стр.)

Тема

От печных труб кактусов и доходящей до колен полыни протянулись лиловые тени, а грубо обтесанные глыбы валунов засветились алой боевой раскраской апачей. Краски утра смешались и побежали по канавам и трещинам в неровной шероховатой земле, заискрившись бронзой и румянцем в извилистой струйке Змеиной реки.

Когда свет начал набирать силу и от песков пустыни вверх поплыл едкий запах жары, спавший под открытым небом парнишка открыл глаза. Тело одеревенело, так что пару минут он пролежал, глядя, как безоблачное небо затопляет золотом. Ему подумалось, что он помнит свой сон – что-то про отца, который пьяным голосом раз за разом выкрикивал его имя, коверкая при каждом повторе, пока оно по звучанию не начало больше походить на ругательство, – но уверенности не было. Как правило, сны мальчика нельзя было назвать хорошими – а уж те, в которых выделывался и ухмылялся его отец, и подавно.

Мальчик сел, подтянул колени к груди, опустив на них острый подбородок, и стал смотреть, как над цепями зазубренных кряжей, лежащих далеко на востоке за Инферно и Окраиной, взрывается солнце. Восход всегда ассоциировался у него с музыкой, и сегодня парнишка услышал неистовый грохот воющей на полную катушку гитары-соло из «Айрон Мэйден». Ему нравилось здесь спать, пусть даже не сразу удавалось размять мышцы – ведь он любил одиночество, а еще – краски пустыни ранним утром. Через пару часов, когда солнце действительно начнет припекать, пустыня станет пепельной и, ей-ей, можно будет услышать, как шипит воздух. Если в середине дня не найдешь тень, Великая Жареная Пустота испечет твои мозги, превратив в дергающуюся золу.

Но пока было хорошо: воздух еще оставался мягким, и все (пусть даже ненадолго) сохраняло иллюзорную красоту. В такие моменты мальчику удавалось вообразить, будто он проснулся за тридевять земель от Инферно.

Он сидел среди тесно нагроможденных камней, на плоской верхушке большого, как грузовик, валуна, из-за своей округлой формы известного в здешних местах как Качалка. Качалка была сплошь изгажена нанесенной аэрозольной краской наскальной живописью, грубыми ругательствами и заявлениями типа «ГРЕМУЧКИ, ВЫКУСИТЕ ХУРАДО ХРЕН» – все это скрывало от глаз остатки индейских пиктограмм трехсотлетней давности. Валун стоял на гребне, заросшем щетиной кактусов, мескито и полыни, и находился примерно в сотне футов над землей. Обычно мальчик спал именно на этом насесте – с этой выгодной позиции были видны границы его мира.

К северу лежала черная, прямая как лезвие, черта: это выходящее из равнин Техаса шоссе N 67, подрезав бок Инферно, становилось на две мили Республиканской дорогой, пересекало мост через Змеиную реку и, миновав убогую Окраину, снова превращалось в шоссе N 67, исчезая на юге, где высились горы Чинати и простиралась Великая Жареная Пустота. И к северу, и к югу насколько хватало глаз мальчика, машин на шоссе не было, зато над какой-то падалью, валявшейся у обочины – броненосцем, песчаным зайцем или змеей – кружили стервятники. Птицы устремились вниз попировать, и паренек пожелал им приятного аппетита.

К востоку от Качалки лежали плоские, перекрещивающиеся улочки Инферно. Приземистые кирпичные строения центрального «делового района» окружали маленький прямоугольник Престон-парка, в котором находились: выкрашенная белой краской эстрада, коллекция кактусов, высаженная Советом по украшению города, и белая мраморная статуя ишака в натуральную величину. Парнишка тряхнул головой, вытащил из внутреннего кармана выцветшей джинсовой куртки пачку «Уинстона» и прикурил от зажигалки «Зиппо» первую за день сигарету. «Мое вечное идиотское везение, – подумал он, – прожить жизнь в городе, названном в честь осла». Опять-таки, скульптура обнаруживала изрядное сходство с мамашей шерифа Вэнса.

Выстроившиеся вдоль улиц Инферно деревянные и каменные дома отбросили на песчаные дворы и растрескавшийся от жары бетон лиловые тени.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора