Цветы тюрьмы Аулит (3 стр.)

Тема

Обычно мы в нашем Мире предоставляем инопланетян самим себе, ограничиваясь торговыми операциями. Самые интересные товары, вроде тех же велосипедов, предлагают именно земляне; в обмен они просят нечто совершенно бросовое - очевиднейшие сведения. Но наделен ли кто-либо из чужаков душой, способной признавать и чтить совместную с душами других реальность? В университетах, а также на базарах и в питейных заведениях продолжаются споры на эту тему. Лично я считаю, что иноземцы могут быть реальны. Не хочется быть шовинисткой.

- Я готова доносить на землянина, - говорю я Пек Бриммидину.

Он трясет в знак удовольствия рукой.

- Отлично, отлично! Ты поступишь в тюрьму Аулит еще до того, как туда будет доставлен подозреваемый. Просьба использовать первоначальное прикрытие.

Я киваю, хотя Пек Бриммидин знает, как это для меня болезненно. Первоначальное прикрытие - чистая правда: я убила свою сестру Ано Пек Бенгарин два года восемьдесят два дня назад, была признана судом нереальной и осуждена на вечную смерть, без шанса на воссоединение с предками. Неправдой было продолжение моей легенды: будто я бежала и пряталась от полиции.

- Тебя только что арестовали, - продолжает Пек Бриммидин, - и приговорили к отбыванию первой части смерти в Аулите. Мы распространим соответствующую информацию.

Я снова киваю, но на него не смотрю. Первая часть смерти - Аулит, вторая, со временем - химические путы, вроде тех, что держат Ано. И отсутствие шансов на свободу - навсегда! А если бы это оказалось правдой? Я бы сошла с ума. Многие не выдерживают и лишаются рассудка.

- Подозреваемого зовут Кэррил Уолтерс. Он земной лекарь. При проведении эксперимента по изучению мозга реальных людей он убил ребенка из Мира. Приговорен к вечной смерти. Но существует подозрение, что у Кэррила Уолтерса были сообщники. Возможно, где-то в Мире существует группа людей, утративших связь с реальностью и готовая в научных целях умерщвлять детей.

Кабинет начинает расплываться вместе со всей своей начинкой, включая уродливые скульптуры и Пек Бриммидина. Но я быстро прихожу в себя. Я осведомительница и, говорят, неплохая. Я способна выполнить это задание. Я искупаю свою вину и освобождаю Ано. Я осведомительница.

- Готова служить, - произношу я.

Пек Бриммидин подбадривает меня улыбкой.

- Хорошо. - Его доверие - это доза совместной реальности: двое подтверждают схожесть своих представлений, не прибегая ко лжи и насилию. Мне требовалась подобная "инъекция". Видимо, теперь мне долго придется обходиться без чужого участия.

Как это люди обрекают себя на вечную смерть, питаясь только индивидуальными, одинокими иллюзиями?

Уверен, тюрьма Аулит набита безумцами.

Путь до Аулита на велосипеде занимает два утомительных дня. На очередном ухабе из велосипеда выпадает болт, и я волоку машину в ближайшую деревню. Хозяйка мастерской неплохо знает свое дело, но характер имеет гадкий: она из тех, кто усматривает в совместной реальности только дурное.

- Хотя бы неземной велосипед, - ворчит она.

- Хотя бы, - отзываюсь я, но она не способна уловить сарказм.

- Трусливые бездушные преступники, неуклонно загоняющие нас в ярмо! Не надо было их сюда пускать! А ведь правительство должно защищать нас от всякой нереальной мрази. Стыд, да и только!.. У тебя нестандартный болт.

- Неужели?

- Да. Ремонт будет дороже.

Я киваю. За распахнутыми дверями мастерской две девочки играют в густой траве.

- Надо поубивать всех иноземцев, - говорит хозяйка. - Лучше избавиться от них, пока они нас не развратили.

Я невразумительно мычу. Осведомителям не положено навлекать на себя подозрение участием в политических спорах. Трава колеблется над головой играющих детей. У одной из девочек красивый шейный мех - длинный и бурый, у другой - голая шея.

- Новый болт прослужит долго. Ты откуда?

- Из Рафкит Сарлое. - Осведомители никогда не называют свое селение.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора