Танцовщица из Атлантиды

Тема

– Сегодня полнолуние, – сказал он. – Пойдем на палубу, там хорошо.

– Нет, я устала, – ответила она. – Сходи один. Я здесь посижу.

Дункан Рейд взглянул на жену:

– Я‑то думал, что это наше путешествие.

Памела вздохнула:

– Как‑нибудь потом, милый. Жаль, что моряк из меня никудышный. Да еще эта ужасная погода. Таблетки помогли, больше не тошнит, но я скверно себя чувствую.

Он не отводил взгляда. Да, двенадцать лет назад, когда они поженились, она была хороша. А потом начала полнеть и мучить себя диетами.

– Не расстраивайся. Ты привыкнешь. И помни, что ты все еще чертовски привлекательная женщина!

И в самом деле, прекрасная фигура, голубые глаза, каштановые волосы и правильные черты лица делали ее привлекательной. Но ему все реже и реже удавалось сказать это ей убедительно.

– Похоже, зря я затеял эту поездку, – он почувствовал горечь в своих словах и знал, что она тоже чувствует ее.

– Ты прекрасно знаешь, что я не могу ходить с тобой на яхте, – возразила она. – Или, скажем, на рыбалку… – голова ее склонилась, голос снизился до шепота. – Давай не будем ссориться.

Его взгляд скользнул по стандартному уюту их каюты и остановился на фотографии детей.

– А может, будем? – медленно произнес он. – Ведь ребята нас сейчас не слышат. Самое время поговорить начистоту.

– О чем? – сказала она со страхом. Сейчас на ее стороне были только подчеркнутая опрятность и аккуратность во всем. – Что ты хочешь этим сказать?

Он отступил.

– Я… Мне трудно это выразить… Впрочем, ничего особенного. Мелкие ссоры из‑за мелких пустяков, постоянное раздражение, к которому мы привыкли… Или делаем вид, что привыкли… Я‑то надеялся… Думал, что у нас тут будет второй медовый месяц…

Говорить все это язык не поворачивался.

Ему хотелось закричать: «Неужели мы попросту стали безразличны друг другу? Но почему? Физиология тут ни при чем, мне только сорок, тебе тридцать девять, у нас впереди еще целый кусок жизни.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке