Земные приманки

Тема

2:42 по западноевропейскому (поясному) времени; 6:42 по московскому

Обязанностью Симона было следить за небом, что этот затянутыйвформу

сын почтенных родителей из Коммантри и делал.

Беззвучный, как взмах кошачьей лапы, фосфорическийлучобходилэкран

радара. Озарялось пустоепространствонеба,вспыхивалиуступыдалеких

Альп, ярусы туч, которые сгустились над Роной, близкиевершиныБожолеи

Юры. Затем изображение таяло, пока его снова не оживлял фосфорический луч.

Бодрствование и дремота сменялись на экране, не уступая и не побеждая друг

друга.

В любое время дня и ночи все пространство надФранцией,надЕвропой,

над большей частью неспокойного мира вот так просматривалоськилометрза

километром.СпалиЛондониНью-Йорк,просыпалисьКаириХельсинки,

бодрствовали ТокиоиСидней,арадарныеимпульсы,торасходясь,то

скрещиваясь, пронизывали небо,исотнилюдей,разделенныеокеанамии

континентами, одинаково, хотя и с разными целями, вглядывалисьвэкраны,

которые их деды сочли бы фантастическим, а прадеды -магическимзеркалом

мира.

Смена Симона Эвре подходила к концу. Блаженно клонило всон,иСимон

нацедил из термоса последние капли кофе. Потом закурил "Галуаз", затянулся

так, что запершило в горле. Будто протертое наждаком сознание ожило, ина

мгновение Симон увидел себя, как на картинке модногожурнала:подтянутый

военный, сидя чуть небрежно, но со стальным взоромвглазах,одинокои

бессонно охраняетпокойлюбимойродины.Агде-товуютнойспальне,

разметавшись на простынях, спит его черноволосая подруга.

Светящейся точкой поэкранупроползрейсовыйРим-Лондон.Симон

привычно зарегистрировал его появление,каконрегистрировалПоявление

всех воздушных объектов, откуда и куда бы онинишли.Рейсовыйегоне

интересовал. То, что возникло в пространстве пографику,егонедолжно

было волновать. Летают и пусть себе летают - дозволено.

Иногда Симон представлял пассажиров такого вот лайнера,которыевидят

вокруг пустыни неба и даженеподозревают,сколькоглазпровожаетих

полет. Пожалуй, он был бы не прочь поменяться снимиместами.Точнона

глянцевом снимке перед ним возник авиасалон, ряды кресел, он самводном

изэтихкресел,красиваястюардесса,котораясинтимнойулыбкой

протягивает ему запотевший бокал, а он,мужественный,загорелый,широко

улыбается ей в ответ.

Рейсовый ушел с экрана. Грозовые тучи медленноотступаликАвиньону.

Симон сладко потянулся, зевнул да так и застыл с полураскрытым ртом.

Импульсывозникливнезапно,будтопоэкранухлестнулапулеметная

очередь. Рука Симона дернулась к телефону. Но мозг остудил панику. Догадки

неслись вскачь, обгоняя другдруга."Неисправностьаппаратуры?Ракеты?

Электромагнитные возмущения?.."

Луч плавно совершил оборот.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке