Алмазная пыль

Тема

---------------------------------------------

Тэффи Н А

Тэффи

Из репертуара Петербургского Литейного Театра

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

М и (молоденькая певица).

В о р.

Б а н к и р.

П о э т.

М у з ы к а н т.

Г о р н и ч н а я.

Хорошо обставленная комната гостиницы. Направо большое окно, завешанное кружевной шторой. В глубине деверь. Налево альков. Всюду сундуки, картонки, большие корзины с цветами и венки, ленты. Посреди комнаты круглый стол: накрыт ужин. За столом Ми, банкир, поэт и музыкант.

М у з ы к а н т (Ми). А по моему вы сегодня пели еще лучше, чем вчера. Уверяю вас.

Б а н к и р. О? Всегда отлично! Все равно.

П о э т. Ах, я бы сказал... у вас всегда такой металлический звук и это в лучшем смысле этого слова... А сегодня ваш голос был еще метал... металлическее.

Б а н к и р. Ха-ха! Это от того, что он вырабатывался при посредстве презренного металла. Ха-ха-ха! О? Правда?

М и (сидит боком на стуле, руки на спинке стула, голова опущена). Ску-учно!

М у з ы к а н т. Как может быть скучно после такого успеха? Успех окрыляет. Когда я выходил за вами на эстраду и слышал, как они там

ревели от восторга, я прямо готов был заплакать от счастья. А его светлость! Вы видели, что с ним делалось? Ха-ха-ха!

Б а н к и р. Глаз не сводил.

П о э т. Мучительно! Я не хочу! (Наивно). Зачем это так?

М у з ы к а н т. А вы все печальны! Ну, полноте! Вы устали? Дайте ручку! (Хочет поцеловать ее руку).

М и (отстраняясь). Ску-учно!

Б а н к и р. Странно! Чего же скучать! Мы приехали в самый разгар сезона. Пятьсот человек купающихся в море. Одних ревматиков более ста. И с желудочными болезнями много. Не понимаю, чего тут скучать. О?

П о э т. (банкиру). Там, кажется, есть еще немного вина в бутылке? Пожалуйста. Благодарю. Ми! Я пью за ваши глаза, темные и длинные, как две ночи любви...

Б а н к и р. О?

М у з ы к а н т. Как вы сегодня пели! Там есть еще вино? Я люблю с грушей.

Б а н к и р. Вот зимой здесь, я полагаю, скучно. Курорт, закрывается, все разъезжаются. Остается маленький гнилой городишко. Скверно!

М и. Нет - хорошо! Я знаю. Я здесь родилась...

Б а н к и р. О?

М у з ы к а н т. Я пью за родину Ми! Так вам здесь, значит, все знакомо?

М и. Нет. Я восемь лет не была здесь. С тех пор все так изменилось. И курорт, тогда был совсем маленький. Кургауза не было...

М у з ы к а н т. Восемь лет тому назад. Да вы тогда, верно, были совсем крошечной девочкой! Да? Позвольте вашу ручку.

Б а н к и р. Ха-ха! Закрутил комплимент, так сейчас требует и вознаграждения! Ха-ха! А ты не давай руку, пусть не работает в кредит. Ха!

М и. Ну, полно! Мне было уже пятнадцать лет, когда барон увез меня в город учиться петь.

П о э т. В пятнадцать лет! В пятнадцать лет! (Закрывает глаза рукой и задумывается).

М и. Как странно, что вдруг пригласили сюда... Как сказка.

Б а н к и р. Ну, какая же сказка, когда это правда. О? Если правда, то, значит, уже не сказка, потому что сказка не есть правда, а есть выдумка. Правду я говорю? Нужно уметь рассуждать правильно!

М у з ы к а н т. (встает и рассматривает корзину с цветами). Какая роскошь! Бездна вкусу! Это, вероятно... от его светлости?

М и. Нет. Он мне ничего не прислал.

М у з ы к а н т. Странно! это меня удивляет! Он так смотрел на вас...

Б а н к и р. Смотрел, смотрел, а денег дать не хотел! Ха-ха! (Поэту). Это как по вашему - стихи? Видите, вам за это деньги дают, а я могу просто так, даром. Ха-ха! Смотреть смотрел, а денег дать не желал. О? Сбился! Как-то прежде лучше выходило. (Закуривает сигару и подходит к музыканту). Все нюхаете цветы? А они не вам предназначались. Ха-ха! Я шучу.

П о э т (Ми, тихо).

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке