Рассказы из правого ботинка

Тема

– Венька, задрыга такая, выходи! Выходи, кому сказано! Жильцы уже приехали, вещи сгружают!

– Старый, отстань, не мешай! В сортире хорошо думаеццо!

Прокоп начал колотить в дверь ногами. Ему ничего не стоило просто скользнуть в щель под дверью, но старый домовой-господар пока еще сохранил остатки былой культурности. Заставить себя без разрешения влезть в занятый туалет он не мог.

– Венька, гаденыш!… - простонал старик, переминаясь с ноги на ногу.

Гаденький гремлин только противно захихикал. В сорок шестой квартире он обосновался уже давно - причем большую времени просиживал в «кабинете задумчивости». Почему? Да он и сам толком не знал. Нравилось ему бродить по просторам Интернета под звуки спускаемой воды. Настраивало на нужный лад. И отлучаться опять же никуда не надо - все под рукой… Сигареты гремлин хранил за бачком, обедал туалетной бумагой…

А пил так прямо из унитаза.

– Венька, скотина, я сейчас дверь сломаю!!! - заорал взбешенный до предела Прокоп. - Уже ключи в дверях звенят! Вещи тащат!

– Пшолнах, старый! В газенваген!

Входная дверь распахнулась. Прокоп тут же прекратил стучать и прислонился к стене. Но на него не обратили ни малейшего внимания - как известно, обычные люди домовых в упор не замечают.

Новый хозяин квартиры оказался крупным дяденькой с изрядным пивным пузом и в интеллигентских роговых очочках. Пыхтение слышалось издалека - дядька натужно волок мягкое кресло. За ним ввалились грузчики, с ленцой тащащие диван.

Прокоп тут же позабыл о проклятом гремлине и отправился инспектировать новых подопечных. Дом свежеиспеченного высотника еще только-только заселялся - какая-то жизнь водилась едва ли в четвертой части квартир.

– О, глянь, старый, какой у них телевизор! - вынырнул из-под плинтуса Венька. - Поносоник! Ничо так, гламурненько!

– Не смей! - зашипел на него Прокоп.

Но проклятый гремлин уже нырнул в недра злополучного телевизора. При виде любого технического оборудования у него сразу начинали дрожать лапки и подергиваться уши. Прокоп устало покачал головой, от души надеясь, что этот жадный уродец ничего там не сломает - а то в последнее время он повадился портить проводку…

И вообще - Прокоп уже дважды подавал городянику Михею ходатайства о выкидывании Веньки куда-нибудь в другое место. Увы - каким-то образом этот мелкий гнусник действительно умудрился выбить себе должность лифтового. Не иначе на лапу кому-то сунул. Хотя что у Веньки могло оказаться такого, что заставило бы экзаменаторов закрыть глаза на явное несоответствие требованиям, Прокоп не имел ни малейшего понятия.

Грузчики и хозяин продолжали таскать мебель и баулы с вещами. А в двери протиснулись три особи дамского полу - скорее всего, хозяйские жена и дочери. Супружница - вполне себе колоритная барыня, в теле, но собой недурна. Старшая дочурка - барышня на выданье, лет так шестнадцати-семнадцати. Младшая - еще совсем ребенок, лет не более семи.

– Ирма, помоги разбирать вещи! - удивительно тоненьким голоском потребовала хозяйка. - Верочка, погуляй пока, посмотри квартиру!

– Ну, конечно, мне вещи разбирать, а ей экскурсию… - сердито надула губы Ирма.

Прокоп, преспокойно сидящий в углу, неожиданно вздрогнул. Девочка Вера уставилась точно на него. Ее рот начал медленно открываться. Домовой невольно отметил, что у малышки недавно выпал молочный зуб - прямо в середине белоснежного ряда зияла досадная прореха.

Однако вздрогнул он вовсе не из-за этого. Дело житейское - молочным зубам и положено выпадать, освобождая место новым. А вот то, что Вера явно его ВИДЕЛА… вот это уже куда как хуже.

Если быть более точным - девочка не видела его глазами. Нет, она просто чувствовала что-то такое… непонятное даже для самой себя. И, похоже, не в первый раз. Более того - приглядевшись к малышке как следует, Прокоп понял, что это ТОЧНО не в первый раз…

Уже в следующую секунду старый господар метнулся вбок и сиганул в еле видную щель между стеной и плинтусом. На границе восприятия промелькнули слои бетона, а в следующий миг Прокоп уже вынырнул этажом ниже и облегченно перевел дух. Вроде бы обошлось.

С этого дня сорок шестая квартира надолго стала главной головной болью Прокопа. Волей-неволей ему пришлось установить за семьей Скворцовых круглосуточное наблюдение… и результаты отнюдь не радовали.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке