Господь Гнева

Глава 1

Вот! Пегая коровенка,белая с черными пятнами, тащит инвалидное кресло

-- тележку на велосипедных колесах. А он на тележке, посередке.

Нежась в лучахутреннего солнца на пороге церкви,лицомна север,в

сторонуВайоминга, отец Хэнди углядел надорогецерковногослужителя--

корова голштинской породы трусила по ухабам, и шишковатая голова безрукого и

безногого тела моталасьто из стороны в сторону, то взад-вперед, выплясывая

сумасшедшую джигу.

"Неважнецкий день, -- подумал отец Хэнди. -- Предстоитсообщить Тибору

Макмастерсу малоприятную новость".

Священник юркнул обратно в церковь, дабы оттянуть встречу. Однако Тибор

его не заметил. Калека былпогружен в свои думы, к тому жеегомутило--

Макмастерса всегда мутило передначалом работы. Видать, мукитворчества. К

горлу подступала тошнота, и донимал надсадный кашель.Угнетал всякий запах,

любой вид -- даже вид собственной картины.

Отец Хэндивсякий раз дивился этому утреннему бунту тиборовских чувств

-- как будто калека охотно бы помер в течение ближайших суток.

Что до священника, то он безмятежно радовался солнышку, согревавшему их

Шарлоттсвилль,городоквштатеЮта.Воздух вцеркви был напоен горячим

ароматомвысокогоклевера,растущегонаокрестныхпастбищах.Вдалеке

позвякивали колокольцы на шеях коров...

Односкреблодушу посредиэтойгармонии -- не стольковидТибора,

сколько соощущение страданий.

Вон, позади алтаря,малая толика его работы -- та, чтоуже закончена.

Летпять понадобитсяТибору для еезавершения. Но что время в делах такой

важности? Ведь это сотворяется навечно... "Впрочем, нет,-- подумалось отцу

Хэнди, -- сеесть дело рукчеловеческих, а потомутленуобречено --это

делается на века, для череды поколений".

Еще одно "впрочем" -- это дело не рук.Иерархами решено былодоверить

сие работнику, "коего телесное состояние непозволяет преклонить колени или

сотворить крест",то бишь безрукому и безногому. А колине справится один,

емувоследпридетдругойбезрукий-безногий,покудаработанебудет

завершена.

-- Му-уууууу, -- басовито отозвалась голштинка, когда Тибор, при помощи

сделаннойвШтатахайсибиэмовскойсистемы экстензоров, натянул поводья и

осадилсвою скакуньюназаднемдворецеркви, гдержавелбездела, со

спущеннымишинами, принадлежащий отцуХэнди"Кадиллак" выпуска 1976 года,

облюбованныйвкачественасестасмешными милымикрохами-- золотистыми

цыплятами.Это мексиканскоеотродьесветилосьв темнотеинемилосердно

гадило...

"Ну и ладно, пустьсебегадят. Маленькая стая прелестных засранцев --

потомков достославного Герберта Джи, который во время онозаклевал насмерть

всех своих соперников и утвердился в роли патриарха. Был всем петухам петух!

-- с грустью припоминал его отец Хэнди.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке